ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Видите открытое пространство, – с трудом выдавил Ханух, – езжайте туда. Это наш последний шанс.

Солончак обманчиво казался гладким и твердым. Дарелл направил машину туда. Луна вдруг внезапно скрылась за горами на западе. Они оказались в кромешной тьме. Дареллу оставалось вслепую вести джип по курсу, который он наметил.

Когда они выехали на открытое пространство, звук из-под колес стал другим. Разведмашина неслась прямо за ними. Очевидно, планы преследователей изменились. Они прекратили огонь – считали, что возьмут их живьем.

Передние колеса ушли вниз, и машина накренилась. Какое-то время, когда уже стало щемить сердце, они буквально бороздили песчаное море. Ханух застонал. Вдруг что-то снизу подтолкнуло передние колеса вверх, и они снова выбрались на более твердую почву. Дарелл воевал с мотором. Колючий кустарник хлестнул по ветровому стеклу, потом еще раз. Дарелл обернулся. Ханух сделал то же самое и в восторге воскликнул:

– Сработало!

Разведмашина оказалась слишком тяжелой, чтобы ее могла выдержать тонкая корка. Она завалилась на бок, и ее затягивал водоворот из песка и солоноватой воды, прорвавшейся на поверхность. Она погружалась быстро, и бандиты поспешно покидали ее, чтобы спастись.

Вдогонку Дареллу и Хануху прозвучал лишь один безрезультатный выстрел. Пуля просвистела у них над головами, не причинив никакого вреда. Затем местность пошла вверх, и они выбрались из болота, оставив там преследователей.

Ханух откинулся на сиденье и трясущимися руками закрыл лицо.

Когда они уже подъезжали к железнодорожной станции Аб-е-Гарм, Ханух обратил внимание Дарелла на ряд небольших кратерообразных углублений невдалеке от кургана с древними руинами.

– Это позор. Люди живут в этих старых хранилищах. В них немного прохладней днем, чуть теплее ночью. Но это так примитивно; правительству следует придумать что-нибудь более современное.

Дарелл остановил джип. Брезент хлопал на холодном ночном ветру. В чернильно-черном небе танцевали звезды.

– Люди прямо сейчас находятся в этих норах?

– Конечно. Но зачем вы остановились?

– Я думаю, нам надо поменяться с ними одеждой.

Он вышел из джипа, отыскал в кармане несколько монеток, подошел к ближайшей дыре и склонился над ней. Аккуратно, одну за одной, бросил монетки в темноту. Последовала долгая пауза. Затем показалась грубая лестница, а еще через некоторое время бородатый заспанный кочевник с трудом вылез наверх.

– Скажи ему, что мы хотим купить его одежду, – предложил Дарелл. – Это нам поможет на железной дороге, если Та-По и Хар-Бюри будут там нас выслеживать.

– Они обязательно будут выслеживать.

– А мы будем кочевниками, которые третьим классом едут в Тегеран.

– Он не продаст нам свою одежду, сэр.

– Монеты привели его наверх. Несколько купюр помогут расстаться с одеждой.

Он оказался прав. Состоялись длительные торги на непонятном диалекте, и Хануху пришлось столкнуться с затруднениями, не слишком, правда, серьезными. Спустя некоторое время старец-кочевник перегнулся через край дыры и прокричал что-то вниз. Над лестницей показалась костлявая рука и швырнула на песчаный край кучу лохмотьев. Кочевник забрал у Дарелла деньги и исчез из виду.

– Потом придется десять раз мыться, чтобы избавиться от вшей, – тяжело вздохнул Ханух.

– Лучше быть вшивым, чем мертвым, – сказал Дарелл.

Издалека до них донесся тоскливый гудок дизельного локомотива и перестук колес по рельсам.

7

Когда утром они приехали в Тегеран, город шокировал их совершенной своей обыденностью, шумом и суетой. Еще не наступила дневная жара, и воздух был свеж. В синеве покоилась снежная вершина горы Демувенд. Дарелл подвел Хануха к продуктовому ларьку и купил круглый иранский хлеб, дыню и две чашки ароматного кофе. Ханух нетерпеливо почесывался. Когда они влились в заполнившую тротуару толпу у железнодорожного вокзала, никто не обратил внимания на их оборванный вид.

– Отправитесь в свое посольство? – спросил Ханух.

– Если смогу. Ведь здесь мы не в безопасности. Сейчас угроза для нас только возросла.

Это действительно так и было. Дарелл зашел позвонить в магазинчик на улице Фирдоуси, заполненный миниатюрными поделками из слоновой кости, неизбежными персидскими коврами, деревянными мозаичными шкатулками хатан, полотном, шкатулками из папье-маше, изделиями из меди, раскрашенными вручную манускриптами, Коранами и американскими иллюстрированными журналами. Пока он пытался связаться с Ханниганом, Ханух озабоченно разглядывал из дверей оживленную улицу. Над городом со стороны аэропорта Мехрабад разносился рев самолетов компании "Иранэйр". Шли женщины из низших слоев, отказавшиеся от чадры и по-западному эмансипированные, и все же скрытые до пят шалями, которые оставляли на виду только пышные прически, макияж и нейлоновые чулки. То и дело мимо проходили муллы, неодобрительно хмуря брови при виде нынешних нововведений.

Рэйфа Ханнигана не было в офисе, который он занимал как представитель секции "К" в тегеранском центре. Дарелл попросил клерка соединить его по личному номеру. Телефон звонил и звонил, но никто не брал трубку.

– Извините, сэр, но его нет.

– Тогда я оставлю сообщение. Все материалы для Дарелла должны быть переданы с надежным посыльным в отель "Ройал Тегеран" в течение часа. Конфиденциально. Посыльный обязательно должен быть надежным. Понимаете?

– Да, сэр. Для вас есть несколько сообщений, но это достаточно необычно...

– Пожалуйста, постарайтесь связаться с Ханниганом.

Дарелл повесил трубку. Но Ханух беспокоился и хотел сообщить о себе в свое ведомство. Ворча и почесываясь, он зашел в кабинку к Дареллу.

Они походили на нищих, и таксист покосился на них, явно собираясь спровадить, пока Дарелл не одолжил у Хануха денег. Обычная такса по городу составляла пятнадцать риалов, Дарелл предложил таксисту двадцать, решив, что до встречи с Ханниганом денег хватит.

Они направились к роскошному американскому посольству. В воротах стояла охрана из морских пехотинцев США. На прилегающих улицах царило непривычное оживление. Вокруг шаталось много подозрительных личностей, а в припаркованных автомобилях скучали мужчины.

– Почему бы нам не заехать прямо внутрь? – спросил Ханух.

– Мы не успеем добраться даже до ворот, как нас изрешетят из пулемета.

– Полагаете, здесь окопались наши друзья?

– Уверен. Проверим советское посольство.

Ханух был шокирован.

– Советское? Солнце в пустыне лишило вас разума?

– У меня есть кое-какие идеи относительно Тани Успанной, и только у русских я смогу их проверить.

– Я не могу вам этого позволить, сэр. Прошу прощения, но я настаиваю, чтобы вы отправились со мной к полковнику Сааджади. Я должен сразу же отчитаться перед ним. В конце концов, Биль мертв, и мой друг Сепах тоже. У вас есть информация о Хар-Бюри, за которой мы давным-давно охотимся. Как гость нашего правительства в нашей стране, вы должны с нами сотрудничать.

Дарелл посмотрел на молодого иранца. Ханух вдруг стал угрюм и серьезен. Под капюшоном кочевника скрывалось рассерженное лицо.

– После того, как я повидаюсь с Ханниганом. Хорошо?

– Нет, мы должны ехать немедленно.

– Позволь мне сначала забрать мою корреспонденцию. Может, Ханниган тоже приедет в "Ройал Тегеран". Тогда многое упростится. По крайней мере, давай проедем мимо советского посольства и поглядим, нет ли и там против нас кордона.

Рука Хануха нырнула под одежду. Дарелл знал, что у него там оружие. На мгновение в остановившемся на красный свет такси обстановка опасно накалилась. Но в конце концов Ханух неохотно кивнул.

– Я даю вам час, Дарелл. После этого я обязан буду выполнить мой долг.

* * *

У советского посольства было спокойнее, чем у американского. Дарелл попросил водителя медленно проехать мимо ворот. Там-сям поблизости прохаживались люди. Две тележки с мороженым занимали стратегическую позицию, перекрывая вход. Они выглядели невинно, но Дарелл покачал головой.

16
{"b":"949","o":1}