ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агент «Никто»
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Принца нет, я за него!
Аромат от месье Пуаро
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Цена вопроса. Том 2
Браслет с Буддой
Отшельник
Охотники за костями. Том 1
A
A

– Вы знаете, где, – ответил Дарелл и повесил трубку.

У Дарелла оставалось минут пятнадцать-двадцать до появления гостей. Он все еще не мог понять, куда же испарились три головореза. Возможно, Сааджади любил уединение, играя в свои игры с личными заключенными. Впрочем, неважно. Ему нужны ответы, и цена их высока. Если он прав, то скоро выяснит, как высок его болевой порог. Поморщившись, он постарался выкинуть это из головы и погрузился в ванну с восхитительно горячей водой.

Существовали и альтернативы. Он мог вместе со вшами возвратиться в Тегеран. Мог разыскать Ханнигана, вступить в контакт с Советами, даже если ребята Хар-Бюри сплели целую сеть вокруг посольства. Но Дарелл не думал, что это многое даст. На первом месте все еще оставалась Таня. Ее нужно было найти – и быстро. Русские не имели представления о местонахождении девушки. Это выпало ему – вернуть ее, заработав благодарность для США. Кроме того, он убил Сааджади и нелегко будет доказать, что мертвец был предателем, потому следовало что-то предпринять, чтобы иранская служба безопасности учла смягчающие обстоятельства. Его не прельщала возможность провести ближайшие двадцать лет в тегеранской тюрьме. Таня была ключом ко всему – Таня и устранение Хар-Бюри с политической сцены Ирана.

Ключ находился не в советском посольстве, как он думал до сих пор. Если подтвердятся его подозрения, тот ему доставят прямо сюда.

Но цена окажется болезненной.

Во внутреннем дворике заливались птицы, будто аккомпанируя любовным песням Омара Хайяма. Дарелл вылез из ванны, тщательно вытерся и придирчиво осмотрел каждый дюйм своего тела в поисках уцелевших вшей. Удовлетворенный, он заглянул в роскошный платяной шкаф полковника. Рубашки немного жали в плечах, но элегантные английские желтовато-коричневые широкие брюки сидели превосходно. Одеваясь, Дарелл не позволял своей руке удаляться больше чем на несколько дюймов от пистолета Сааджади. Он нашел электробритву и тщательно сбрил привезенную из пустыни щетину. Рассматривая свое отражение, он решил, что у него голодный взгляд.

"Гости" появились, когда он закончил бриться.

Он слышал, как они пересекают двор быстрыми, скользящими шагами. Мужчина негромко давал указания. Хлопнула дверь. Когда Дарелл выбирал галстук из обширной коллекции в шкафу Сааджади, они похоронным маршем поднимались вверх по лестнице. Он положил оружие в карман и отворил дверь.

Мисс Сааджади, чьи густые черные волосы слегка растрепались, шла впереди всех. Прямо за ней шагала изящная, прехорошенькая китаянка с круглым личиком, большими карими глазами и пышной фигурой в вечернем платье. Девица отошла в сторону, чтобы дать пройти китаянке постарше. Это был очень женственный авангард.

А за ними вышагивал Ханг Та-По, сияя от удовольствия, как повелитель персонального гарема.

10

Мисс Сааджади трясло. Казалось, она готова разорвать Дарелла на клочки.

– Вы убили полковника!

– И не жалею об этом.

– Но это чудовищно!..

– Успокойся, моя дорогая, – произнес Та-По. – Ты слишком далеко заходишь в своей роли. Сааджади тебе не отец, а просто прикрытие для твоей агентурной работы. Пожалуйста, отойди в сторонку.

– Он вооружен. Он не сумасшедший. Он ждал нас. Это ловушка.

Ханг Та-По махнул рукой в сторону обезумевшей девушки.

– Уведите ее.

Подобно паре гончих два китайца подскочили к девушке и схватили ее, не дав наброситься на Дарелла. Она начала отбиваться. Ханг Та-По проявлял признаки раздражения, и один из мужчин ударил ее сбоку по шее. Мисс Сааджади осела, издав слабый захлебывающийся звук. Не похоже, чтобы она умерла, хотя вполне могла, – подумал Дарелл. Он ждал.

– Мы переселяемся сюда, – добродушно сказал Та-По. – Я это говорю на случай, если вас удивило, что я привез свою женскую половину. Здесь все оборудовано для поддержания строгой секретности. Нас здесь не потревожат. Я счастлив, что вы пожелали к нам присоединиться. Хотите денег? Они у вас будут. Безопасность? Тоже. Можете высказать любые пожелания. Или, в конце концов, это и в самом деле ловушка?

– Никаких ловушек, – успокоил его Дарелл.

– Теперь я рад, что мы не столкнулись с вами в пустыне. Так намного лучше. О, несомненно, намного лучше.

– Я рад, что вы довольны.

Та-По щелкнул пальцами.

– Лотос?

Молодая китаянка проскользнула мимо Дарелла и проверила спальню, ванную и окна, выглянула в сад, позвала кого-то, вернулась назад и склонила гладкую темную головку перед огромным китайцем.

– Все в порядке.

– Тогда продолжим.

Женщина постарше еще ничего не сказала и ничего не сделала. Но при ней Дарелл чувствовал себя так, словно в комнату вползла смертельно ядовитая змея. Было в ней нечто такое, отчего у него по затылку мурашки бегали. Она смотрела на него совершенно бесстрастным взглядом, будто он был насаженным на вертел кроликом, которому предстоит терпеливо ждать, когда им отобедают. Когда-то она была красива, и эта тень былой красоты напомнила Дареллу что-то едва знакомое.

– Мадам Ханг? – спросил он.

– Да. – В голосе слышалось шипение.

– Бывшая мадам Успанная?

– Да.

– Мать Тани?

– Вы толчете воду в ступе, мистер Дарелл. Я в растерянности. – Она ничуть не казалась растерянной. – Вы здесь чтобы заключить сделку, как полагает Та-По? Или у вас на уме другое?

Дарелл повернулся к Та-По, чем вызвал раздражение мадам. Китаец казался еще более крупным, толстым и вкрадчивым, чем прежде. Синий саржевый двубортный костюм в русском стиле походил на шатер, и все равно огромное пузо до предела растягивало брюки. Шарообразная голова была абсурдно мала для таких мощных плеч.

– Я хочу совершить обмен, – сказал Дарелл.

– Хорошо. И чем торгуете?

– Вашей жизнью.

Та-По негромко рассмеялся.

– Но мне не грозит опасность.

– Если здесь, в Иране, вас объявят persona non grata и напечатают в местной прессе, что вы не согласны с маоистской культурной революцией, что вас ждет в Пекине?

– А-а. И как вы собираетесь это провернуть?

– Процесс уже пошел, – заявил Дарелл.

– Это блеф.

– Вы уверены?

– У вас не было времени все раскрутить. Но с вашей стороны совсем неглупо подсказать мне, что такое возможно. Допустим, карты действительно у вас на руках. Что вы от меня хотите?

– Таню Успанную.

Женщина зашипела. Чтобы ее утихомирить, Та-По многозначительно поднял вверх палец. Улыбка сошла с его лица.

– Но и мы от вас хотим точно того же. Моя приемная дочь, любимое дитя моей жены, томится в изгнании, став узницей реакционной советской империалистической техники. Мы страстно хотим, чтобы она опять была с нами. И вы знаете, где она. Видите, я с вами честен. У нас ее нет. Мы ищем ее повсюду. Да, это нелегко, слишком многие ее ищут. Но вы в это дело влезли без всяких на то оснований. Оно не касается США. Среди главных действующих лиц нет граждан вашего упадочного общества. Иран не ваша страна и отношения к вам не имеет. Вполне возможно, вы хотите создать себе репутацию у русских и иранцев. Для тех, кто не столь осведомлен о вас, как я, потребность в подобной репутации говорила бы о слабости, Каджун. Но я понимаю ваши истинные мотивы. Если собирать любые сведения, даже по каплям, через некоторое время можно оказаться владельцем впечатляющей информации. Пренебрегать не стоит ничем. Любимое дитя побывало на Луне. Следовательно, она обладает бесценной информацией для космических программ вашего НАСА. Из-за вашего стремления к мировому господству вам нужно захватить ее на время, достаточное, чтобы выжать из ее ума и души все возможное. Но вы ее не получите. И ни на миг меня не одурачите. Вы знаете, где она.

– Если вы так считаете, то нам не о чем торговаться, – спокойно заявил Дарелл. – Но у меня есть дополнительный козырь.

– Говорите.

– Хар-Бюри.

– А-а, да.

Вернулась Лотос и что-то прошептала мадам Ханг. Китаяночка, прикрыв рот ладонью, передавала свое сообщение, в то же время с нескрываемым интересом разглядывая Дарелла. Дарелл ей улыбнулся. Девушка была очень симпатичной. Над красивыми глазами, горевшими внутренним огнем, лежала прямая челка из блестящих черных волос. Лотос чуть улыбнулась в ответ. Ее чувственная нижняя губа порозовела.

20
{"b":"949","o":1}