ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нежность
С мечтой о Риме
Одиноким предоставляется папа Карло
Темное дело
Война 2020. На южном фланге
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
Убийца из прошлого
Как заполучить принцессу
Прощальный вздох мавра
A
A

В голове мало-помалу прояснялось. Он помнил, что пистолет упал где-то рядом. Нужно было найти его, потому Дарелл с максимальной осторожностью вытянул руку. Обладатель всесокрушающего веса без промедления наступил ему на пальцы.

Вспыхнул тусклый свет: видимо в сети появилось низкое напряжение.

Дарелл взглянул на массивную фигуру Та-По.

Толстый китаец кротко улыбался. Он убрал свою ступню с пальцев Дарелла и носком отшвырнул в сторону пистолет. Свой собственный он направил Дареллу в голову. Профессор Успанный лежал, распластавшись на полу. Но хуже всего выглядела Таня, стоявшая рядом с мадам Ханг, которая целилась в ее побледневшее лицо из еще одного автоматического пистолета.

– Будьте очень-очень осторожны, Дарелл, – мягко предупредил Та-По.

– Даю слово.

– И – добро пожаловать в сад Искандера.

– Где произрастают цветы порока, – парировал Дарелл. – Где же ваша марионетка, самозваный генерал Хар-Бюри?

– Он руководит обороной своей жалкой крепости. Не вы ли его выдали? Весьма разумно с вашей стороны!

– Не совсем. Ваша игра проиграна, Та-По, вы это понимаете? Прислушайтесь к орудийным залпам. Они приближаются.

– Значит, это была Лотос. – Та-По глубокомысленно кивнул массивной головой. – Ну конечно, вы использовали этого одураченного ребенка, чтобы информировать Тегеран о нашем небольшом восстании.

– Вы никогда не верили, что оно удастся, верно?

Та-По пожал плечами. На нем был все тот же нелепый саржевый костюм, шатром пузырящийся на невообразимо толстом теле. Мадам Ханг в расшитом восточно-азиатском платье до колен стояла рядом, как само воплощение темных пороков. Ее лицо напоминало древнюю миниатюру из слоновой кости, в которой мастеру удалось запечатлеть всю людскую злобу.

– Таня у нас, – произнесла она писклявым голосом.

– Ненадолго. Вы не сможете отсюда выбраться.

– Если мне придется умереть, Дарелл, то погибнет весь мир. Я поклялась себе в этом. – Ненависть отвратительным призраком витала вокруг нее. – А вначале я собираюсь полюбоваться твоей смертью, Дарелл.

– Но наша марионетка Хар-Бюри оказался трусом, моя дорогая, – вдруг взорвался Та-По. – Он дезертировал, бросив и нас, и своих людей, спасая лишь собственную шкуру.

Дарелл не шелохнулся.

– Хар-Бюри сбежал?

– Мы так полагаем.

– Как ему это удалось?

– Мы знаем только, что нас здесь бросили.

– И это после всего, что мы для него сделали, – прошипела мадам Ханг. – Очень типично для его замшелой феодальной морали.

Дарелл не мог удержаться от смеха, хотя голова еще жутко болела.

– Да, вы для него многое сделали. Вы взяли утонченного аристократа, звавшегося Рамсуром Сепахом, и сыграли на его амбициях, пообещав ему весь мир, если он передаст вам Таню. Вы убили его сына, а самого его ниспровергли и уничтожили.

– Круглый идиот, которого погубила жадность, – отрезала мадам Ханг и навела пистолет на Дарелла. – Рамсур Сепах был так самонадеян и настолько ничтожен, что не догадывался, что мы его используем. Мы лепили из него, как из пластилина, все, что нам было нужно. Он даже обманывает себя, отрицая, что мы убили его сына.

– Больше не обманывает, – прозвучал новый голос. – Никому не двигаться. Профессор Успанный, встаньте рядом с Дареллом. И без лишних движений.

Это был Рамсур Сепах. На голове – окровавленная повязка, форма цвета хаки порвана во многих местах. Его ранило в ногу, но держался он прямо и гордо. Крупный орлиный нос гневно выдавался вперед, кустистые, загнутые вверх брови ощетинились.

– Действительно, Та-По, я был глуп, позволив использовать себя в ваших личных интересах. Но цели, которым я служил – мои собственные, и я все еще в них верю. – Он умолк и перевел дух. – Я верю в вечные добродетели, но мир изменяется и отбрасывает их. Если я убивал и был причиной гибели людей, как сейчас, то виновата моя вера в возможность лучшей жизни. – Его голос стал жестким. – Но я не знал, мадам Ханг, что вы убили моего единственного, нежно любимого сына.

Она совершила ошибку, засмеявшись.

Все произошло почти мгновенно.

Рамсур Сепах, не проявляя особого гнева, быстро, но без суеты повернул пистолет и дважды выстрелил в мадам Ханг. В тот же миг мощный взрыв разнес в куски внешнюю стену и обрушил внутрь поток обломков и камней. У всех заложило уши. Свет погас, на сей раз окончательно. В момент взрыва Дареллу показалось, будто ему по груди ударили тяжелой доской. Он смутно сознавал, что сквозь плотную пыль, клубящуюся вокруг, проникает солнечный свет. Наружный склон горы, куда попал снаряд, был на расстоянии всего нескольких ярдов. Чем-то массивным ему придавило ноги, и на мгновение Дарелл запаниковал, испугавшись своей беспомощности. Но потом он принялся изо всех сил отпихивать лежавший на нем груз, пока, откашливаясь и моргая, не встал на ноги. Это было тело Та-По. Дарелл не знал, жив китаец или мертв. Его это не волновало. В нем кипели разочарование и ярость.

– Мадам Ханг! – кричал он.

Она принадлежит ему, – убеждал он себя, – а Рамсур Сепах никуда не денется. Дарелл понимал, что мыслит нерационально, но ничего не мог с собой поделать. Один конец помещения завалило камнями. В тусклом пыльном свете, просачивавшемся сквозь них, Дарелл искал китаянку. Однако та исчезла.

– Таня?

– Я здесь. Я почти не пострадала.

– А твой отец?

– Я тоже не пострадал, – ответил профессор Успанный. – Но Сепах скрылся. Ему удалось выбраться через дверь. – Успанный стоял, согнувшись; его рвало. Едкий дым помешал ему произнести следующие слова. Но затем он внятно выговорил: – Не упускайте его, Дарелл. Он не должен уйти.

– Мне нужна мадам Ханг, – не сдавался Дарелл. – Где она?

– Думаю, погребена под развалинами. Но Сепах...

– Хорошо.

Не всегда получается выполнить данное себе обещание, – с сожалением констатировал Дарелл. – Попытку свести личные счеты с этой женщиной придется отложить. Может быть, мадам Ханг мертва. Может быть, нет. В любом случае, время истекло. Дарелл вывел Успанного с дочерью из разрушенного помещения. Мощная сила взрыва, разорвавшего склон горы, еще больше разрушила соседнюю пещеру-бункер. Тела нескольких солдат-мятежников лежали посреди груд камней. Путь направо был заблокирован обломками. Туда Сепах скрыться не мог.

Они побежали в другую сторону, спотыкаясь об обломки. Сверху и снизу доносились отзвуки артиллерийского огня. Где-то призывал на помощь раненый. Таня споткнулась и упала. Дарелл поднял ее и подтолкнул вперед. Уклон вел вниз. Гора непрерывно сотрясалась под напором огня. След из пятен крови показывал им, куда устремился Рамсур Сепах, но самого его видно не было. Разрушения, брошенное оружие и тела мертвых и раненых замедляли их продвижение. Дарелл задал вопрос раненому солдату, прислонившемуся спиной к стене. Тот указал на ближайший проем в стене.

– Генерал Хар-Бюри только что проследовал туда, полковник.

Там оказалась маленькая каморка, высеченная в скале, с единственной дверью напротив. Дарелл открыл ее и обнаружил грузовой подъемник, предназначенный для доставки амуниции на тот уровень, где они находились. Платформа была далеко внизу и не видна. Дарелл нажал на кнопку. Ничего не произошло – ток был отключен. Тогда Дарелл дотянулся до тросов в шахте и с Таниной помощью стал поднимать платформу вверх. Казалось, это будет длиться вечно, но наконец платформа появилась, и они шагнули на нее. Там была кровь.

– Он спустился вниз здесь, – тихо произнес Успанный. – Но почему вы хотите за ним последовать?

– Это как в игре "заяц и собаки", – сказал Дарелл. – Он пытается спастись. Уверен, в его планы не входит героическая смерть бок о бок со своими людьми. Сепах счел бы это глупостью. Лучше остаться в живых и увидеть завтрашний день. Он укажет нам путь к спасению.

Подъемник опустился на два уровня, когда они заметили кровь в тоннеле за шахтой, соскочили с платформы и побежали в ту сторону. Успанному было тяжело двигаться быстро, но ему помогала Таня. Казалось, тоннель был не связан с боем, кипевшим вокруг и внутри горы. Звук орудийной пальбы доносился сюда приглушенно. Вверху появился дневной свет, потому Дарелл замедлил шаги, помахал отставшей Тане и приблизился к отверстию.

40
{"b":"949","o":1}