ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Омуты и отмели
Тайны Баден-Бадена
Потерянные девушки Рима
Удивительные Люди Икс. Одарённые
Кто прислал мне письмо?
Вегетарианка
М*даки под контролем
Я никогда не обещала тебе сад из роз
В погоне за счастьем
A
A

Эдвард Эронс

Задание: Нидерланды

1

Дарелл с Дедр Паджет были одни, когда позвонил Макфи. Телефон долго и настойчиво звонил в ее доме из розового кирпича, выстроенном в колониальном стиле в местечке Принс-Джон на берегу Чесапикского залива. Вечер субботы, как и весь конец недели, выдался жарким и душным. Дарелл рад был, что смог вырваться из Вашингтона. На западе погромыхивал гром и легкая дымка затягивала гладь залива. Они пообедали и сидели на кирпичной террасе, глядя на воду; жаркий солнечный день обещал закончиться мирно. Пока не зазвонил телефон.

Дарелл тут же вскочил, сделав это чуть быстрее, чем следовало. Дедр знала – он ждет этого звонка. Она следила за колибри, порхавшим над дельфиниумом, а Дарелл с восхищением любовался изящным изгибом ее шеи, блестящими черными волосами, ее спокойной и грациозной осанкой.

Заметив вопросительное выражение ее лица, он кивнул.

– Да, это меня.

– Я знаю, что тебя, Сэм. Ты ждешь этого звонка со вчерашнего вечера.

– Ты уж прости, Ди.

– Должно быть, это очень важно, – безнадежно вздохнула она. Дедр знала, что лучше не задавать вопросов.

Весь отдел "К", занимавшийся чрезвычайными операциями в Центральном Разведывательном Управлении Государственного Департамента, был приведен в состояние готовности. Она этого не знала. Дарелл старался по мере возможности держать ее как можно дальше от своих дел. Но иногда обстоятельства складывались так, что это не получалось. И теперь по ее лицу скользнула тень беспокойства и болезненно дрогнули уголки мягких губ.

– Думаю, тебе лучше ответить, – спокойно сказала она. – Хотя ты же знаешь, как я все это ненавижу.

Он промолчал. Колибри упорхнул с шипастого цветка, и бухта сразу показалась серой и зловещей. Дарелл вошел в дом и снял телефонную трубку.

Звонил сам генерал Диккинсон Макфи, руководитель отдела "К" и непосредственный начальник Дарелла. Говорил он жестко и властно.

– Мне очень жаль, дружище. Знаю, ты рассчитывал провести недельку в Принс-Джоне. Но ты нужен здесь. Знаешь бар Бассета?

– Да.

– Там получишь инструкции. Собери кое-какие вещи, Сэм, тебе придется ехать за границу.

– Можно спросить, куда именно?

Ответом было молчание. Дарелл тут же пожалел, что спросил. Но на этот раз все выглядело довольно необычно. Страшный переполох, царивший в доме номер 20 по Аннаполис-стрит, где неподалеку от дипломатического квартала помещалась тайная штаб-квартира отдела "К", свидетельствовал, что все привычные правила полетели к черту. По всему миру люди были приведены в состояние боевой готовности. Они ждали. И удивлялись. И терялись в догадках. Люди в Гонконге и Западном Берлине, в Лондоне и Алжире, на кораблях и самолетах, спокойно ожидавшие дома или в своих офисах; они спали и ели, разговаривали, смеялись и занимались любовью.

И ждали. Сорок два часа назад им было приказано ждать. И никто не знал, в чем дело. Все выглядело так, словно чья-то рука, находившаяся в центре обширной и сложной паутины, неожиданно туго натянула каждую нить.

Такого состояния готовности прежде никогда не было. И никто не знал, чего следует ожидать.

Дарелл замер с телефонной трубкой в руке, прислушиваясь к пению птиц в могучих дубах, окружавших дом Дедр. Прошлой ночью они с ней любили друг друга, и казалось, что на свете нет ничего, кроме этого рая на берегу залива. Он подумал, что слишком часто сюда приезжает. При его профессии лучше не заводить таких личных привязанностей.

– Генерал, вы хотите, чтобы я немедленно вернулся в город? – спросил он.

– Да. Мне очень жаль, Сэм.

Он окинул взглядом теплый солнечный небосвод.

– Генерал, вы мне можете сказать, что случилось?

– Это – операция "Кассандра", – сказал Макфи и повесил трубку.

И наступил конец света.

2

В тот же вечер Дарелл вылетел в Лондон, где приземлился в девять утра по Гринвичу. В лондонском аэропорту было также сыро и жарко, как в Вашингтоне. Казалось, что весь мир обволокла эта неподвижная жара, характерная для середины лета. В обычно ясном и голубом небе Англии стояла дымка, и утреннее солнце казалось неестественно огромным.

Джон О'Кифи встретил его в аэропорту с папкой документов, удостоверявших его личность для голландских властей, и пачкой гульденов. Пока Дарелл дожидался самолета, вылетавшего в Амстердам, они выпили кофе.

– Очень рад снова встретиться с тобой, дружище, – сказал О'Кифи. – Я совсем погряз здесь в бумажной работе, мне так не хватает возможности отправиться с вами, ребята.

О'Кифи был рыжеголовым ирландцем с ослепительной белозубой улыбкой, чудесной женой – англичанкой, которую звали Клер, и четырьмя рыжими ребятишками – все они весело и беспечно обитали в старой большой квартире в Мейфер.

– Как поживает Клер? – спросил Дарелл, невольно улыбаясь в ответ.

– Она просто цветет. Ведет речь о пятом потомке, но я право не знаю. Мы надеялись в ближайшее время немного отдохнуть – купили коттедж в Девоне, это самое прекрасное место из всех, которые тебе когда-либо приходилось видеть...

О'Кифи невесело улыбнулся и заковылял к столу, держа чашку с кофе. Он потерял ногу в Корее, лишившись возможности заниматься оперативной работой. Но его ум был по-прежнему гибок, проницателен и склонен к анализу, так что его работа в отделе "К" приносила немалую пользу. С озабоченным выражением лица он манипулировал своей искусственной ногой, усаживаясь в кресло напротив Дарелла.

– Ты здесь, конечно, в связи с делом "Кассандры". Но нам, тем, кто корпит, не разгибая спины, это ничего не говорит, Сэм. Кстати, а что такое "Кассандра"? – О'Кифи нахмурился. – Складывается впечатление, что все здесь поглупели. Неужели все настолько плохо?

– Да, пожалуй.

– Ну, давай порассуждаем, – задумчиво протянул О'Кифи. – Кассандра – это что-то из греческой мифологии, не так ли? Троянская принцесса, дочь Приама и Гекубы, прорицательница, предрекавшая гибель, и это знание стало для нее проклятием, кажется так, – и все продолжалась до тех пор, пока Агамемнон не обратил ее в рабство, а его жена не убила ее. Наверняка кто-то выбрал это имя для названия операции, придавая ему какое-то значение и преследуя какую-то цель, Сэм.

– Не пытайся сам себя запутать, – сказал Дарелл. – Это кодовое название операции, дела по которой давно сдали в архив, и все надеялись, что их никогда оттуда не извлекут.

– Это было сделано не очень удачно. Так что я не могу не полюбопытствовать.

– Лучше не стоит, это может быть слишком опасно.

О'Кифи продолжал настаивать.

– Ведь Кассандра предсказывала ужасные вещи, в которые никто не верил, правильно?

– Будем надеяться, что наша операция так не закончится, – сказал Дарелл. – На когда вы планировали свой отпуск в Девоне?

О'Кифи скорчил гримасу.

– Клер сказала, что мы едем послезавтра.

– Мне очень жаль, Джонни, но тебе придется отложить поездку, – все это время ты мне будешь нужен. Мне хотелось бы, чтобы я мог в любой момент с тобой связаться, и ты можешь понадобиться мне в Голландии. Кстати, ты знаешь Пита ван Хорна?

– Конечно, я говорил с ним раз или два по спецсвязи. Рассудительный и педантичный человек. Торгует антиквариатом в Амстердаме.

– Это одно из его занятий, – кивнул Дарелл. – Он мой первый связной. Голландцы послали его на север, чтобы подключить к делу "Кассандры". Я встречусь с ним сегодня, чтобы послушать, что он может сказать. Позднее ты узнаешь об этом от меня или от Пита.

– Хорошо.

Дарелл встал и распрощался с О'Кифи.

– Спасибо, что встретил. Надеюсь скоро снова увидеть тебя и повидаться с Клер.

– Ты знаешь, что твои документы действительны только в Голландии, верно? – спросил О'Кифи.

– Если мне повезет, то ехать дальше не понадобится.

1
{"b":"950","o":1}