ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты отрицаешь, что плохо вела себя?

– Я ничего не отрицаю.

– Ага... Так ты была влюблена в Мариуса Уайльда?

– Возможно. Я над этим не задумывалась. Он был мне просто симпатичен. Я же не знала, что он наш враг. Я просто думала, что он англичанин, инженер, работающий на дамбах, и что может оказаться нам полезным.

– Потому – то ты и отправилась с ним в постель, – дрожащим голосом произнес фон Витталь. – Шлюха! Проститутка! Отправиться в постель с животным, совокупиться с собакой, предаться блуду со скотиной – это то же самое, что отдаться Мариусу Уайльду. Поляку, недочеловеку...

Охваченный яростью, он ударил ее наотмашь. На этот раз блондинка хоть и покачнулась, но не упала. Она выпрямилась, дерзко глядя на генерала, лицо ее побледнело, глаза сверкали.

– Я ухожу от тебя, Фридрих! Я отправляюсь к Мариусу, и немедленно!

– Да, конечно. – Он издевательски расхохотался. – Беги к нему... в могилу.

– Ты ничего не посмеешь нам сделать!

Тут вмешался Дарелл.

– Кассандра, Мариус мертв.

Она замерла, остолбенев от его слов. Стало ясно, что она не слышала об убитом, найденном на дамбе. Глаза ее расширились от ужаса, она качнулась и взглянула на Дарелла.

– Это правда?

– Его застрелили сегодня на дамбе. Все походило на несчастный случай, но у него в голове сидела пуля. – Дарелл повернулся, чтобы взглянуть поверх толстой туши Эрика на генерала. Тот поднял свой пистолет, и это был опасный момент. Однако он продолжал. – Что случилось, генерал фон Витталь? Вы случайно попали в Мариуса, когда бродили вокруг дамбы? Или он узнал в вас нацистского генерала, командовавшего лагерем военнопленных, вывезенных из Бухенвальда и обреченных работать на строительстве бункера "Кассандры"?

Фон Витталь кивнул.

– Он обезумел, когда узнал меня. Это был чрезвычайно неприятный сюрприз. Он пытался убить меня, и мне пришлось в порядке самообороны его застрелить.

– А его брат?

– Меня не интересует его брат. Конечно, его там не было. Мариус узнал меня. Он был шокирован и изумлен. Полагаю, что спустя столько лет встретиться со мной в том же самом месте и почти при тех же обстоятельствах было выше его сил. Должно быть, все эти годы он лелеял страстное желание отомстить. – Фон Витталь криво усмехнулся. – Он плакал от ярости, когда я убивал его.

– Думаю, что вы встретили его не случайно, – заметил Дарелл. – Вы его ревновали, потому что у Кассандры установились с ним дружеские отношения, верно? И специально отправились на дамбу, чтобы убить Мариуса Уайльда.

– Фридрих? – прошептала Кассандра.

Фон Витталь повернулся, чтобы взглянуть на нее. Улыбка его была холодной и жестокой. Он заговорил, но тут раздался слабый треск, не очень громкий и не слишком пугающий, но Дарелл увидел, как разлетелось стекло в одном из окон каюты, и странным образом переменилось лицо генерала: оно исказилось, налилось кровью, а в следующее мгновение его череп разлетелся на куски.

Миг спустя с палубы донесся звук выстрела тяжелого пистолета.

13

Удар пули крупного калибра, попавшей в затылок, произвел ужасающий эффект. Из-за внутреннего давления в черепе мозг, жидкость и кости бросились в лицо, мгновенно исказив его черты и превратив жертву в безобразную карикатуру.

Эрик увидел своего хозяина за секунду до того, как фон Витталь упал, и в испуге закричал, как женщина. Кассандра стояла неподвижно, странно улыбаясь. Дарелл с толком воспользовался сложившейся ситуацией.

Несколько сбитый с толку криками и шагами, доносившимися снаружи с укутанной туманом палубы, Дарелл хлестко врезал Эрику, затем левой рукой нанес ему сильный удар в толстый живот, двинул еще раз, перехватил у него пистолет и ударил им по лицу. Эрик снова закричал, на этот раз уже от собственной боли. Под тяжелыми беспощадными ударами Дарелла ужас в его глазах перешел в болезненную агонию. Он неловко отполз в сторону, упал и снова попытался подняться. Дарелл позволил ему встать на ноги, нанес еще один мощный удар в живот и рубящим боковым ударом заставил парализованного Эрика растянуться на ковре. С некоторым сожалением он подумал, что Эрик, пожалуй, слишком легко отделался; стоило бы потратить на него больше времени. Но счет теперь все же несколько сравнялся. Через несколько секунд, потраченных на Эрика, он повернулся, поднял пистолет фон Витталя и, направив его на блондинку, спросил:

– Вы со мной, Кассандра?

– Но я... что случилось?

– Вы пойдете со мной?

Казалось, что она еще не пришла в себя.

– Да, да, я хочу уйти отсюда. Я... с меня достаточно. Меня тошнит...

– Для таких излишеств время наступит позднее. Пошли.

– Но кто это?

– Десять к одному, это братец Джулиан. Он обнаружил, что случилось с Мариусом, и прибыл сюда, чтобы сравнять счет. Быстрее!

Они выбрались из каюты на темную, окутанную туманом палубу. Бегущий матрос наскочил на Дарелла. Тот отшвырнул его, схватил Кассандру за руку и потащил на нос, где у кого-то хватило присутствия духа включить прожектор. Пробивавшиеся сквозь туман огни Амшеллига образовали вокруг неясный бледный занавес. Все тело Дарелла болело и ныло, но он не мог позволить себе задержаться. Он видел, как указующий перст прожектора упал на маслянистую воду и поймал белый след быстроходной моторки, направлявшейся к берегу. Белокурая голова человека за рулем могла принадлежать только Джулиану Уайльду. Его догадка оказалась верной.

– Это шлюпка с "Валькирии"? – быстро спросил он девушку.

– Нет. Наша должна быть у трапа...

– Тогда пошли на корму.

– Что вы собираетесь делать?

– Поймать Джулиана, если сможем.

Они побежали по палубе к трапу, по которому некоторое время назад поднимались на борт. Он был все еще спущен, и катер, на котором Эрик доставил их с берега, был теперь пришвартован там.

– Сначала вы, – велел Дарелл Кассандре.

– Я не думаю, что... Фридрих в самом деле мертв? Как вы считаете?

– Да, он мертв. Поживее!

Она быстро спустилась по трапу, белокурые волосы рассыпались по плечам. Впереди прожектор все еще удерживал в своем луче уходящую моторную лодку: с мостика раздался треск ружейного выстрела. Повсюду на яхте слышались недоуменные возгласы и крики. Никто не понимал, что произошло. Затем кто-то заметил Дарелла и Кассандру, спускающихся в катер, и прожектор, слепо пошарив вокруг, поймал их в свои слепящие объятия.

– Стойте! Эй, вы там, стойте! Фрау фон Витталь, пожалуйста!..

Дарелл прицелился, нажал спусковой крючок и разбил прожектор. Темнота обрушилась на них как упавший занавес.

Кассандра нажала кнопку стартера. Мотор провернулся, кашлянул и затих. Дарелл оттолкнул ее и попытался сам завести мотор. На этот раз тот громко зарычал, прокашлялся и перешел на устойчивый ритм. Кассандра пробралась вперед, сбросила фалинь и они помчались прочь от яхты.

Лодка Джулиана Уайльда уже почти исчезла из виду, направляясь к неясной линии огней Амшеллига. Где-то на берегу раздались звуки сирен, откликнувшихся на непонятные выстрелы и сумятицу на "Валькирии". Среди яхт и рыбацких судов, стоявших в окутанной туманом гавани, появились новые огни. Ночную тьму наполнил гам людских голосов.

Дарелл не обращал на весь этот переполох никакого внимания и продолжал мчаться к берегу. Он не знал, где Джулиан высадится на берег, но единственное место, где можно было причалить, находилось рядом со стоянкой "Сюзанны", и он направлялся туда.

Однако другая лодка двигалась быстрее. Он обнаружил ее дрейфующей от каменной стенки, когда Джулиан Уайльд одним мощным прыжком очутился на набережной, бросив лодку. Дарелл понимал, что Кассандра не сможет повторить такой головоломный трюк, и подогнал катер к ступенькам. Это обеспечило Джулиану известное преимущество. К тому времени, когда они выбрались на тротуар, тянувшийся мимо средневековых лавочек и складов, сквозь туман до них долетел шум удаляющегося автомобиля.

24
{"b":"950","o":1}