ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вчера вечером он был буквально у меня под носом, – проворчал Дарелл, вспоминая большой отель, укутанный клубами тумана, возле которого стоял автомобиль Кассандры. Его охватило раздражение на самого себя. – Это тот самый отель?

– Бумага была оттуда. Парням из лаборатории пришлось повозиться, но факт установлен совершенно точно. Ты знаешь, что это название означает ферму, я имею в виду слово "бордери"?

– Да.

– Ну вот, это самое дивное место для туристов по эту сторону океана от Майами. Отличное пиво, вкусная еда, прекрасное место для тех, кто гоняется за туристами, сорящими деньгами. Джулиану и Мариусу Уайльдам трудно было придумать более подходящее местечко для того, чтобы раствориться в толпе, верно?

– Да, тебе удалось кое-чего добиться, – признал Дарелл. – Но Джулиан мог не вернуться в свою нору после того, что случилось вчера вечером.

– Ты считаешь, мне следует это проверить?

Дарелл некоторое время колебался.

– Джон, ты должен быть очень осторожен.

– Из-за Флааса? Но он меня даже не знает.

– Не нужно его недооценивать. Но я думаю не о наших друзьях. Я имею в виду Джулиана Уайльда. Вполне возможно, что у него с собой есть другая пробирка с вирусом.

– О, Боже, – прошептал потрясенный О'Кифи.

– Именно это я имел в виду. Если это так, то он очень напоминает человека, разгуливающего с бутылкой нитроглицерина.

– Понимаю, что ты имеешь в виду.

– Просто будь осторожен, вот и все. Эта штука похуже, чем нитроглицерин.

– Обо мне не беспокойся. Мы с Клер все еще рассчитываем провести отпуск вместе.

– Хорошо. Если ты наткнешься на Уайльда, ничего не предпринимай, – сказал Дарелл. – Просто дождись меня.

– А куда ты намерен направиться?

– В Доорн. Я хочу разузнать побольше об умерших там рыбаках.

15

Паром с Дареллом на борту с обычной голландской пунктуальностью отошел на Шеерсплаат точно в девять утра. Народу было немного. Паром представлял собой переделанное рыбацкое судно, где на палубе были установлены скамейки с тентом и бар, в котором подавалось кофе и сэндвичи. Помимо команды и Дарелла, на борту находилось не больше дюжины пассажиров, и все они весьма походили на местных, если не считать яростно ссорившейся итальянской парочки и одного голландца, с виду городского, который пытался казаться среди рыбаков своим и от этого выглядел только еще более неуклюже. Дарелл не думал, что этот человек работает на Флааса. Он также не думал, что Флаас прикажет установить за ним слежку.

С причала, к которому швартовался в Амшеллиге паром, Дарелл попытался отыскать "Сюзанну" и наконец-то обнаружил ее за несколько минут до отплытия. Уточнив время отправления, он сходил туда и поговорил с Тринкой ван Хорн. Та была занята заделкой трещин и царапин на корпусе – результатов вчерашнего столкновения с "Валькирией", которая стояла теперь у дальнего конца пирса под усиленной охраной. Кассандры поблизости видно не было. Тринка с пятнами краски на свежих розовых щечках смотрела на него с явным вызовом. Черные волосы, унаследованные ею от испанского предка, развевались на ветру. Она была в рабочих брюках из грубой ткани и белой мужской рубашке, ветер прижимал ткань к ее твердой высокой груди и изящной талии идеальной формы. Дарелл невольно задал себе вопрос, как она будет выглядеть в вечернем платье, в чем-то мягком, облегающем и очень женственном. И тут же подумал, что такой наряд не слишком много прибавит к впечатлению, которое она производила сейчас.

– Привет, – поздоровалась она. – Вы собираетесь в Амстердам?

Он кивнул.

– Вижу, вы сдержали слово.

– Ну, вы же знаете, какой работой я занимаюсь, – коротко заметила она.

– Намерены продолжать?

– Мы с Яном просто ждем. Инспектор Флаас приказал нам сегодня никуда не отлучаться. Должно произойти что-то серьезное. Я видела в городке множество наших людей.

– Да, – кивнул Дарелл. – А как ваши царапины?

Она покраснела.

– А как вы узнали... – И тут же проказливо улыбнулась. – О, мы тоже немного пострадали, верно? Кстати, вы были на борту "Валькирии", когда поднялась вся эта стрельба?

– Да.

– Я была уверена, что это вы. Вы похожи на человека, который вполне мог это сделать, не особо обращая внимания на возможные последствия. Хотя мне тоже хотелось бы быть с вами. Но когда я начинаю думать об убийстве генерала, то радуюсь, что меня там не было.

– Я тоже рад, что вас там не было. Все это не слишком походило на игру и вообще не доставляло удовольствия, Тринка.

– Мне жаль, что вам приходится возвращаться в Амстердам, – сказала она.

– Мне тоже. Если это возможно, мне хотелось бы там с вами встретиться.

– Зачем? – спросила она.

– Ну, мне просто хочется назначить вам свидание, – рассмеялся он.

– О, – она опять покраснела. – Не думаю... но... может быть. – Она оглянулась через плечо в сторону яхты, где Ян Гюнтер прилагал отчаянные усилия, чтобы тщательно закрасить царапины, полученные "Сюзанной". – Ян, ты не будешь против, если я назначу свидание господину Дареллу? – крикнула она.

– Не мое дело указывать, как вам проводить время, Тринка, – пробормотал тот.

Она рассмеялась.

– Бедный Ян. Он такой собственник.

– А он имеет право предъявлять вам какие-то законные требования?

– Законные? Дайте подумать. О, нет. Он регулярно просит меня выйти за него замуж – делает это каждое воскресенье за обедом. А я регулярно отвечаю отказом и благодарю его, так как не считаю себя женщиной, созданной для семейной жизни.

– Ну, положим... – протянул Дарелл.

– Я рада, что вам удалось избежать опасности, – неожиданно сменила Тринка тему разговора. – Мы оба как-то неудачно начали, правда? Но теперь ведь мы друзья.

– Конечно.

– Ну, тогда прощайте.

– Прощайте.

Он притянул ее за плечи и поцеловал, прежде чем она, растерявшись от изумления, смогла отреагировать, потом повернулся и зашагал не оглядываясь. Ему было уже безразлично, видела она, что он поднялся на борт парома, идущего в Доорн, или нет.

Шеерсплаат представлял собой длинную песчаную отмель, которая поднималась всего на одиннадцать футов над верхней точкой прилива, и когда на Северном море бушевали зимние штормы, только высокие кирпичные дамбы и длинный ряд ветряных мельниц, непрерывно на полную мощность откачивавших воду, уберегали деревушку Доорн от гнева океана. Вокруг расстилались поля и пастбища, на лугах паслись бурые фризские коровы, а в северной части острова располагалась сама деревня, чистенькая и аккуратная, с маленькой гаванью и небольшой флотилией рыбацких лодок, составлявших основу ее благоденствия.

Дарелл выяснил, что паром возвращается в полдень, и зашагал по мощеной булыжником главной улице, наслаждаясь солнечным теплом и свежим морским ветром, который, казалось, вычистил все на острове до блеска. Каждый здесь был чем-то занят: мужчины возились на своих лодках с сетями, женщины торговали на рынке или стирали, и даже дети с торчавшими как пакля волосами были заняты играми с той же серьезностью, характерной для всего этого народа.

Дом врача Дарелл нашел без труда. На маленькой черно-белой вывеске было написано его имя – Вилем де Грюнвиг. Похоже, он не слишком был загружен работой. Кабинет размещался в задней части скромного коттеджа в конце главной улицы, с небольшой лужайкой со стороны гавани и видом на рыбацкие лодки и море. Доктор оказался молодым, коротко стриженым человеком с трубкой в зубах, тщательно шпаклевавшим вытащенную на лужайку шлюпку. В задней части двора молодая женщина, видимо его жена, развешивала выстиранное белье, одновременно присматривая за спокойной игрой четверых белокурых детей.

Когда Дарелл представился, доктор де Грюнвиг кивнул.

– О да, инспектор Флаас, который был здесь вчера, сказал, что весьма возможно вы появитесь.

– После этого вы с ним беседовали?

– Конечно нет. Он попросил, чтобы я помог вам всем, чем смогу. – Доктор раскурил свою трубку и от этого стал выглядеть еще моложе. – Кстати, мой английский вам понятен?

28
{"b":"950","o":1}