ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Безусловно. Мне конечно хотелось бы поговорить с вами относительно тех рыбаков, которые заболели и умерли на прошлой неделе.

– Да, это было очень серьезное дело.

– Крайне серьезное. Знаете ли вы, доктор, насколько оно в самом деле было серьезно?

– Конечно. Во-первых, как медик я понял, с чем столкнулся. И во-вторых, мои подозрения подтвердил инспектор Флаас.

– А больше в Доорне никто об этом не знает?

Молодой человек покачал головой и показал трубкой на женщину на заднем дворе.

– Даже моя жена. Зачем мне ее пугать? Сначала я подумал, что все жители Шеерсплаата обречены. Другого исхода я не видел. Но случилось чудо. Через двадцать четыре часа все кончилось. Пятеро хороших людей погибли, так быстро и так ужасно. Но больше никто не заразился. И после этого ничего не произошло.

– Не мог бы я поговорить с кем-нибудь из членов семей погибших?

– С женами рыбаков? Не думаю, что это разумно.

– А почему?

– Я сказал им только, что это была очень необычная, редкая форма пневмонии. Видите ли, симптомы были очень похожи, и я вообще бы не удивился, окажись этот вирус специально разработанным штаммом пневмококка. Но дополнительные вопросы вызовут новые слухи и разговоры, которые выйдут за пределы Доорна и достигнут материка. И кто знает, чем все может кончиться? Ведь очень трудно побороть даже собственную панику, мистер Дарелл. В нашей деревне живут солидные, хорошо воспитанные люди, но они не слишком образованы. У них не особенно развито воображение, но и того больше чем достаточно.

– Тогда скажите мне, доктор – все жертвы были с одной рыбацкой лодки?

– О, да. Эта лодка называется "Моеи". Ее капитаном был Клаус Дженнер – отличный парень, кстати, он недавно женился. Я очень хорошо знаю его вдову. – Он показал трубкой на крышу дома, видневшегося за дюнами на берегу. – Они все вместе отправились в тот рейс, когда арендовали их лодку.

– Арендовали?

– Ну, да, ведь судно было арендовано двумя братьями-англичанами.

– Уайльды?

– Да, так их звали.

– А Уайльды тоже были на борту "Моеи"?

Молодой доктор взглянул на Дарелла. Мягко дул морской ветерок, с заднего двора донесся высокий голос его жены и врач ответил на диалекте, которого Дарелл не понял.

– Пойдемте со мной. Мы поговорим с Ирной Дженнер. – Доктор направился вдоль берега к соседнему дому. – Надеюсь, вы будете говорить с ней достаточно мягко. Это ужасно, только что выйти замуж и так быстро потерять любимого человека. Я ежедневно давал ей успокоительное, но сейчас она чувствует себя лучше. Понимаете, ведь именно Клаус наткнулся на этот вирус. Это была его ошибка.

Дарелл остановился от неожиданности.

– У капитана рыбацкой лодки была пробирка с вирусом?

– Вижу, вы ошеломлены. Но он взял ее исключительно из-за своего невежества. Ведь наши рыбаки удивительно невинные люди. Двое англичан, арендовавших "Моеи", показались такими странными, что Клаус решил разузнать о них побольше.

– Это значит, что он украл пробирку у Уайльдов?

– Ну, в общем-то да, если вы так ставите вопрос. Но теперь уже нельзя осуждать Клауса Дженнера. Он стал жертвой собственного невинного любопытства.

– Минуточку, – Дарелл остановился и посмотрел на дом Дженнера, который выглядел одиноким и заброшенным. – Может быть и не будет надобности разговаривать с вдовами этих людей, если вы сможете ответить на мои вопросы.

– Разумеется я попытаюсь.

– Вы разговаривали с рыбаками, когда они заболели?

– Конечно, ведь их родственники вызвали меня на помощь.

– Вы смогли заставить их рассказать правду?

– Симптомы болезни подсказали мне, что это нечто странное и заразное. Я пришел к выводу, что всему населению острова может грозить очень большая опасность, и нажал на них, чтобы получить необходимую информацию.

– Именно тогда вам удалось выяснить, что братья Уайльды арендовали лодку, верно? И Клаус Дженнер признался вам, что "взял взаймы" пробирку с вирусом у одного из Уайльдов?

– Верно, но...

– Откуда взялась пробирка?

– Это очень важный вопрос.

– Вы можете на него ответить? – быстро спросил Дарелл.

– Нет, я не смог добиться ответа.

– Почему? Ведь рыбаки отвезли Уайльдов в какое-то место, где те подняли контейнер с вирусом со дна моря.

– Это было к югу отсюда, – доктор махнул рукой в сторону сверкающей глади моря, пологих приливных волн, набегавших на оконечность острова, и дамбы Ваддензее, в дымке проступавшей на горизонте. – Где-то там. Там же скопище мелких островов, вы ведь знаете, они появляются только во время отлива. Конечно, когда дамба в конце концов будет восстановлена, тогда снова появится прямая связь с Шеерсплаат по суше. Но сейчас дно моря представляет огромную массу того, что когда-то было фермами, до того как нацисты затопили этот район и превратили нас в остров.

– Я думаю, что вы знаете об этом больше, чем говорите, – чуть подумав сказал Дарелл. – Рыбаки должны были точно знать место, где они находятся, в любой момент плавания.

– Да, конечно.

– И что же?

– Они мне не сказали.

– Почему?

– Они получили деньги за свое молчание. Уайльды им хорошо заплатили.

– Но ведь они умирали! Я уверен, что они заговорили!

Молодой голландец выглядел несколько смущенным.

– Мне очень жаль. Но вначале я не распознал, насколько серьезна их болезнь. Да и как я мог это сделать? А потом, когда стало так важно получить дополнительные сведения, оказалось слишком поздно. Некоторые из них были уже без сознания. Первым умер Ханс Дринген, четыре часа спустя после того, как сошел на берег. Пит Флиман как лунатик бредил о каком-то свете на море, свете на море, повторяя эти слова вновь и вновь.

– Что это могло значить?

– Не знаю. Просто он все время бормотал эти слова.

– Свет на море?

– И только.

Дареллу показалось, что он уже почти поймал что-то важное. Правда, это было нечто зыбкое и призрачное, ускользавшее от его сознания, не имеющее привычного образа, который он мог бы понять и проанализировать. Он перестал расспрашивать голландца.

– Хорошо. Давайте предположим, что никто из них в самом деле не видел того места, откуда был извлечен контейнер с вирусом. Но что произошло в действительности? Уверен, они сказали вам что-то такое, что могло бы натолкнуть на определенные мысли.

– Все, что мне удалось понять, – сказал доктор, – это в некоей точке, в определенном месте и в определенное время, когда отлив достиг низшей отметки, братья Уайльды сошли с судна и, отплыв куда-то, скрылись из виду, а затем вернулись с пробирками, содержащими вирус.

– Пробирками? Так их было больше одной?

– О, да. Боюсь, что так. Больше одной.

– А сколько именно?

– Не знаю.

– Но одна оказалась у Клауса Дженнера?

– И его жена отдала ее мне.

– А ее содержимое?

– Она была открыта. Клаус сорвал печать.

– И открыл ящик Пандоры, чтобы выпустить оттуда самых жутких дьяволов на свете.

– Это его убило, – печально сказал доктор.

– Но не вас.

– Я обращался с ней осторожно.

– А сейчас пробирка у вас?

– Я передал ее господину Питу ван Хорну, который прибыл сюда с соответствующими документами от инспектора Флааса. Однако инспектор Флаас объяснил мне, что у ван Хорна ее не оказалось и тот не передал ее властям. Он предположил, что господин ван Хорн обращался с ней неосторожно, или ее забрали у него в отеле "Гундерхоф". Как сказал инспектор Флаас, там обнаружили следы борьбы. – Молодой врач виновато покосился на него. – Думаю, мне следовало выбросить содержимое пробирки и простерилизовать. Но я думал, что будет лучше, если удастся сохранить эту культуру для лабораторных анализов. Люди из Доорна были очень дороги мне, и в то же время я боялся совершенно неконтролируемого распространения эпидемии по всему Шеерсплаату, потом по всем Нидерландам, а возможно и по всему миру. Ну что же, мое предположение оказалось неверным. Дело не обернулось таким образом. Однако я по-прежнему считаю, что поступил правильно.

29
{"b":"950","o":1}