ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаю, – кивнул Дарелл. – Но ведь мир больше, чем Доорн или Шеерсплаат, или Голландия, вы же сами сказали.

Он посмотрел на освещенное солнцем море, сверкающие дюны, луга в глубине острова, на которых паслись коровы, чаек на морском ветру. Дарелл мог себе представить, что чувствует молодой доктор. Но еще он испытывал глубокое разочарование. Теперь он знал, как умер Пит ван Хорн. Совершенно ясно, что Джулиан Уайльд забрал у него пробирку и в борьбе Пит подцепил инфекцию. Оставалось так много вопросов... И никого нельзя было осуждать за это.

– Вы уверены, – наконец спросил он у доктора, – что никто из жен умерших рыбаков не может сказать, куда отправилась "Моеи", чтобы забрать пробирки с вирусом?

– Я вновь и вновь самыми разными способами расспрашивал их об этом. То же самое делал инспектор Флаас. Все оказалось бесполезным. Никто из мужчин ничего не рассказывал. Понимаете, они не знали, что умирают, – очень просто пояснил доктор. – Я не мог сказать им этого.

– Таким образом, никто не может нам сказать, где находится остров?

– Никто, – кивнул доктор, – все они мертвы.

16

На полуденном пароме Дарелл вернулся в Амшеллиг, пообедав на борту. Сначала он собирался отправиться прямо в "Бордери", но вместо этого зашагал по дамбе в свой отель. Ни "Валькирии", ни "Сюзанны" в гавани не было. В "Гундерхофе" он поднялся прямо к себе в номер, надеясь найти там О'Кифи и услышать, что тому удалось выяснить. Но там никого не оказалось, не было и записки у портье.

Он подождал минут пятнадцать, испытывая какое-то неудобство от ощущения несовместимости с этим солнечным днем, смехом купающихся, криками велосипедистов и игроков в теннис. Потом Дарелл пришел к выводу, что не стоит так пассивно торчать в комнате. Переодевшись в спортивную рубашку, он побрился, причесался, подправил свои черные усики, взглянул на себя в зеркало и, покачав головой в порыве внезапного раздражения, отправился в Амшеллиг.

Сотню лет тому назад "Бордери", наверное, был простой фермой, но за десятилетия обслуживания туристов появились дополнительные корпуса, коттеджи, надворные постройки, даже окружающий ландшафт переменился и от прежнего осталось лишь название. Прошлым вечером, когда они с Кассандрой забирали со стоянки ее машину, в тумане ему мало что удалось увидеть. Но теперь он понял, как легко было Уайльдам затеряться в безликой толпе, заполнявшей здесь все. Он сомневался, что Кассандра вообще знала, что Мариус живет здесь. Однако потом решил, что все-таки знала. Она отрицала свой роман с убитым, но у Дарелла было собственное мнение на сей счет. Он понимал, что приобрел смертельного врага, отвергнув ее вчера вечером на пляже; теперь она будет еще долго вспоминать, что и как произошло спустя буквально час после гибели ее мужа.

Он спросил у портье, нет ли в отеле Джулиана Уайльда, и ответ оказался проще некуда. Клерк кивнул, назвал ему номер 52 и сообщил, что тот находится на втором этаже корпуса "В".

– Идите сразу направо мимо плавательного бассейна. Вы из полиции?

– Я работаю вместе с инспектором Флаасом.

– Вы – мистер Дарелл, не так ли?

– Да.

– Здесь был мистер О'Кифи. Он просил, если вы появитесь, встретиться с ним в корпусе "В".

Дарелл постарался скрыть удивление.

– Спасибо.

Он ощущал какое-то беспокойство, направляясь к флигелю, стоявшему чуть в стороне у высокой стены городской дамбы. У дома была крытая на средневековый манер соломой крыша с множеством фронтонов; номер на первом этаже занимало веселое семейство французских туристов; наружная лестница вела наверх, где с балкона, расположенном на одном уровне с верхней частью дамбы, дверь вела во второй номер. Дарелл тихо стал подниматься наверх, заметив, что сквозь стальные очки без оправы его с любопытством разглядывает вышедший наружу француз.

– Эй! – довольно резко окрикнул тот его.

Дарелл обернулся.

– Да?

– Слушайте, когда вы перестанете туда шляться? Нам не нравится, когда вы все время там болтаетесь. Я буду жаловаться администрации отеля, понимаете?

– Жалуйтесь прямо сейчас, – ответил Дарелл.

– Если вы ищете второго парня, то его там нет.

– Какого парня?

– Рыжего. Он десять минут назад ушел с Уайльдом.

– Что?

– Десять минут назад.

– Вы уверены?

– Я всегда уверен в том, что говорю, мсье. Они пошли вдоль дамбы.

Дарелл с некоторым сомнением взглянул на француза.

– Благодарю вас.

– Только, пожалуйста, не слишком там шумите, договорились?

Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы проверить номер. Дверь была не заперта, внутри никого. Он опять вышел на солнце и увидел, что француз все еще стоит на том же месте, что и прежде, и показывает в сторону дамбы.

– Они пошли туда. Теперь уже одиннадцать минут назад.

Дареллу почему-то захотелось пуститься бегом. Он вышел из домика, поднялся по широкому откосу наверх и огляделся по сторонам. Теперь он находился на одном уровне с крышами домов деревни. Отсюда была видна гавань со стоящими там яхтами и рыбацкими лодками, мол из серого камня, а ниже на берегу детская игровая площадка, устроенная администрацией отеля, с катальными горками, спортивными снарядами и каруселью.

Возле карусели собралась небольшая толпа. Кто-то из мужчин что-то крикнул и двое других помчались ко входу в отель.

Дарелл сбежал с дамбы по лестнице, которая привела его прямо на игровую площадку. Карусель была остановлена и небольшая кучка туристов, отогнав детей прочь, толпилась вокруг, тихо и настороженно перешептываясь.

На одном из миниатюрных пестро раскрашенных пони неловко лежал какой-то мужчина. Дарелл узнал О'Кифи и сразу понял, что тот мертв.

Это был грубый вызов, взрыв открытого неповиновения, мучительный, горький и бессмысленный жест.

О'Кифи убили ударом ножа в спину. Рукоятка ножа торчала из пиджака между лопатками, и солнце сверкало на украшенной драгоценными камнями эмалевой свастике. Дарелл понял, что это дубликат ножа, который он сломал Джулиану Уайльду вчера в гостиничном номере.

Он не стал подходить к О'Кифи ближе.

Глядя на тело, он просто вспомнил, с какой мягкой радостью в голосе говорил тот о своей жене и об отпуске, который собирался с ней провести.

Потом отвернулся и медленно побрел прочь.

17

Дарелл возвращался в "Гундерхоф" пешком по велосипедной тропинке в тени деревьев, с математической точностью рассаженных вдоль дороги. На теннисом корте отеля он остановился, заметив на ступеньках у входа инспектора Флааса, быстрыми сердитыми жестами отдававшего какие-то приказания своим подчиненным. Дарелл понимал, что Флаас ищет его, и если сейчас увидит, то в течение часа в сопровождении вооруженной охраны отправит в Амстердам. Он немедленно повернул назад и пошел другой дорогой.

Больше всего на свете ему сейчас нужно было время, нужен был спокойный час, чтобы подумать и взять себя в руки.

Но время превратилось в товар, ценность которого стремительно возрастала. Флаас больше не потерпит никаких самостоятельных действий. Голландская служба безопасности вскоре начнет расследование гибели О'Кифи. И большая часть агентов будет брошена на то, чтобы немедленно разыскать Дарелла. На просторах суши и моря, залитых ярким солнечным светом и обдуваемых свежим ветром, казалось, не было места, где можно спрятаться, где он мог бы поискать такие ответы, которые помогли бы рассеять окутавшую его мозг завесу.

Он присоединился к группе туристов на дамбе, подошел к стойке для велосипедов и, повинуясь какому-то импульсу, выбрал один из брошенных впопыхах приехавшей с побережья молодежной компанией. Дарелл уже довольно давно не садился на велосипед, но это искусство с годами не забывается. Так что он поехал за подростками по велосипедной дорожке вдоль шоссе, и со стороны могло показаться, что он входит в эту группу, хотя никто из смеющихся юношей и девушек не обращал на него никакого внимания.

30
{"b":"950","o":1}