ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О'Кифи судорожно сглотнул.

– Боже правый, Сэм...

– Я хочу, чтобы ты сегодня вечером приехал сюда. Тебе придется им заняться.

– Это опасно?

– Не знаю, – равнодушно буркнул Дарелл. – Мне пришлось подвергнуться воздействию этой штуки. Если ты не хочешь рисковать, это должен сделать кто-то другой.

– Нет, дело не в этом. Но знай мы побольше...

– Мы не знаем ничего. Пит умер слишком быстро. Полагаю, меньше чем за двадцать четыре часа. Так что мы ограничены во времени. Мы узнаем, как много он схватил, через день или два, если пострадает кто-нибудь еще – мне придется наблюдать и за собой – но даже тогда нельзя ручаться. Уверен, что медицинские заключения будут неопределенными. Внешне мне показалось, что это похоже на инфаркт, причем обширный.

– Может быть, так оно и есть, – начал О'Кифи.

– Не будь идиотом, – бросил Дарелл.

– Да. Ты прав. Это все мой ирландский оптимизм. Хорошо, Сэм. Я немедленно выезжаю. – Он невесело рассмеялся. – И я только что переписал свое завещание, чтобы быть уверенным, что Клер и ребятишки получат все права на квартиру и ферму в Девоне, и еще на те акции, которые я недавно прикупил нам на старость...

– Клер с ребятишками тоже могут не дожить до старости, если мы быстро с этим не справимся, – беспощадно оборвал Дарелл.

– Ты прав. Пит у себя дома?

– В спальне наверху. Я запер дверь. Ты должен вытащить его наружу, привязать груз, вывезти в море и утопить на глубоком месте. Сделать это таким образом, чтобы он в ближайшее время не всплыл, понимаешь? Или так, или воспользуйся крематорием. Что ты предпочитаешь?

– Я думаю, лучше в море.

– Что бы ты не стал делать, держи подальше полицию, соседей и всех остальных. Никто кроме тебя не должен его касаться. Понимаешь?

– Премного благодарен, – буркнул О'Кифи. – Джонни – во все бочки затычка, – это я.

– Ты шел на это, когда поступал на службу, – сказал Дарелл.

– Не напоминай мне о моих ошибках, Сэм. Послушай... – О'Кифи замолчал и Дарелл ждал, наблюдая за девушкой в ресторане напротив. Потом О'Кифи продолжил: – Сэм, а что произойдет, если мы не сумеем правильно откупорить эту бутылку?

– Джонни, ты знаешь средневековую историю. Ты слышал о Черной Смерти, чуме и так далее. Эта штука будет действовать быстрее, шире и куда эффективнее. А кроме того, люди, работавшие над "Кассандрой", были прекрасными специалистами по биохимии.

– Ее следовало бы держать надежно захороненной, – прошептал О'Кифи.

– Ну, не получилось. Ты начнешь действовать сразу же?

– Я буду на месте в полночь... Сэм?

– Да?

– Как ты себя чувствуешь?

– Эта штука действует не так быстро, – успокоил Дарелл.

– Но ты же был с Питом. Ты мог подцепить от него эту заразу.

– Не знаю.

– Ты боишься? Только честно?

– Да, – ответил Дарелл. – Я чертовски боюсь, – и повесил трубку.

4

Сведения об операции "Кассандра" уже давно хранились в архивах.

Правда, были это всего лишь кошмарные слухи, старые сплетни, пережитки второй мировой войны.

Наряду с безымянным и невообразимым секретным оружием, ракетами Фау-1 и Фау-2, научно-исследовательской базой нацистского Верховного командования в Пенемюнде, существовала и операция "Кассандра".

Рутинная сортировка военных документов, проведенная в Вашингтоне, обычная канцелярская проверка материалов, захваченных передовыми отрядами Третьей армии генерала Паттона, позволила обнаружить материалы по операции "Кассандра".

Но все это были лишь кошмарные слухи, намеки на нечто совершенно невероятное. Речь шла о смерти, ожидавшей, когда ее выпустят на свободу, о такой смерти, которой мир не знал со времен средневековья. Говорилось о каком-то абсурдном и молчаливом Gotterdammerung[2], тихом конце всего, что человечество нежно любило и заботливо пестовало.

"Кассандра" представляла собой биологическое оружие. Тут не было ничего нового. Такое оружие уже давно существовало в лабораторных условиях, в пробирках биологов, его создание как бы олицетворяло мысль о том, что на войне все дозволено, олицетворяло саму философию нацизма. "Кассандру" следовало уничтожить в лаборатории. Однако ее умножали и совершенствовали. Ампулы и пузырьки с этой смертью уже были готовы, чтобы сбросить их на города и поля Великобритании, но в этот момент передовые отряды союзников ворвались в Голландию, что привело к паническому отступлению немцев.

Известно было, что база, на которой выращивались образцы "Кассандры" на питательных средах, уничтожена.

Но проблема оставалась.

Уничтожена?

Записи, обнаруженные в Вашингтоне, дела не проясняли. Предполагалось, что бункер, содержавший все записи и тяжелые водонепроницаемые сейфы с культурой "Кассандры" в стеклянных сосудах, был намеренно герметически запечатан. Этот вирус не имел естественных врагов, его нельзя было увидеть или обнаружить при анализе и в течение двадцати четырех часов он вызывал смерть в результате нарушения сердечной деятельности, симптомы которого были очень похожи на обширный инфаркт. Но в других сообщениях утверждалось, что подземная лаборатория была затоплена отступавшими немцами в результате взрыва голландских плотин, когда на территорию базы хлынули холодные воды Северного моря.

Северное побережье Голландии и Германии, Западные и Восточные Фризские острова, затопленные польдеры провинций Фрисландия и Гронинген были тщательно и неторопливо обследованы. Ничего найти не удалось. Ни бункеров, ни лабораторий. Никаких намеков на исследования по биологическому оружию в документах, оставшихся от нацистской оккупации.

Потому все было отправлено в архив и забыто. Остались только кошмарные слухи, обрывки вражеской пропаганды.

Если бункер был уничтожен, то по-видимому погиб и вирус.

Таким образом, его больше не было.

Значит следовало материалы зашифровать, отправить в архив и забыть. И в последующие десять лет ничего не произошло.

За неделю до того, как в отделе "К" объявили тревогу, в Гаагу, в посольство США в Нидерландах пришло анонимное письмо, в котором предлагалось продать шесть пузырьков с вирусом "Кассандра" Соединенным Штатам или организации НАТО за сумму в пять миллионов долларов, которую следовало внести наличными на анонимный номерной счет в Народном банке Швейцарии в Женеве. Остальные детали этого первого письма были утеряны, так как вскрывший его секретарь машинально отправил письмо в папку для писем душевнобольных, в результате чего сорок восемь часов спустя оно было сожжено.

К следующему письму была приложена заметка, вырезанная из провинциальной голландской газеты, где рассказывалось о небольшой, но серьезной вспышке чрезвычайно заразной инфекции в рыбацкой деревушке Доорн на острове Шеерсплаат, относящемся к Восточным Фризским островам. Копию письма переправили в Вашингтон.

Дело о "Кассандре" было вновь извлечено из архивов.

Заодно обследовали архивы голландской, английской и американской разведывательных служб. К безуспешным попыткам обнаружить лабораторию и персонал, о которых упоминал автор письма, привлекли и власти Западной Германии.

Результат был отрицательным.

Ничего не обнаружили.

Затем пришло письмо с предупреждением и угрозой передать секрет врагам Запада (холодная война в это время вступила в очень жесткую и опасную фазу), если в ответ на требования не будут предприняты экстренные меры. Назван был агент, с которым автор письма намеревался вступить в переговоры – Пит ван Хорн. Это стало причиной немалого беспокойства в доме номер 20 по Аннаполис-стрит – в штаб-квартире отдела "К". Откуда автору письма стало известно, что Пит ван Хорн числится в платежных ведомостях ЦРУ? Подпись в письме также вызвала беспокойство: там стояло слово "Кассандра". Как мог кто-то, не знакомый с первоначальным проектом нацистов, узнать его секретное кодовое название?

вернуться

2

"Божьем проклятии" (нем.)

6
{"b":"950","o":1}