ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соглядатай
Хюгге. Датское искусство счастья
Всё началось, когда он умер
Век живи – век учись
Вердикт
Удивительные Люди Икс. Одарённые
Скучаю по тебе
Забытое время
На Туманном Альбионе

– Но она звонила два часа назад, – сказал Билл.

– Все-таки мы уже знаем, что она жива и, по-видимому, здорова. Она – единственная, кому удалось оправиться от этой страшной болезни, и единственная наша надежда на то, чтобы получить антитоксин, с помощью которого удастся спасти другие жизни. Однако сама она об этом даже не подозревает. Она чем-то страшно напугана и пытается спрятаться. Нам жизненно необходимо как можно быстрее разыскать ее. И не только для того, чтобы спасти людей. А чтобы доказать, что это не наш вирус.

– Вас, похоже, только это и заботит, – натянуто произнес Билл. – Как бы доказать, что Соединенные Штаты не несут никакой ответственности за гибель ни в чем не повинных людей.

– Но ведь это и впрямь крайне важно. Разве не так?

– А Йоко для вас ничего не значит.

Доктор Фрилинг почти улыбнулся.

– Значит, конечно, но не в той степени, как для вас. Ведь вы влюблены в нее. К сожалению, в нашем деле нельзя полагаться на чувства.

Билл уселся в кресло. Он выпил кофе, который участливо налил ему Фрилинг. Краешком глаза Билл видел, как суетится, нервно заламывая пальцы, Мелвин Каммингс. Билл на дух не выносил этого человечка, олицетворявшего в его глазах всю американскую бюрократию.

Полукруглый оперативный зал был погружен в полумрак. Лишь на столе возле колонны, за которым расположился доктор Фрилинг, горела лампа. Мерно жужжал кондиционер. Откинувшись на спинку кожаного кресла, доктор Фрилинг, глава секции ХБО, поправил золоченое пенсне. Его костистое лицо казалось сделанным из воска. Умные серые глаза внимательно разглядывали Черчилля. Поскольку окон в зале не было, можно было подумать, что на улице полночь, тогда как на самом деле время только клонилось к полудню.

Пошевелившись, доктор Фрилинг снова непостижимым образом напомнил длинное насекомое, облаченное в строгий черный костюм. Послушавшись его неожиданно мягкого голоса, Билл Черчилль сел на место. Кофе оказался на удивление крепким и вкусным.

– Мы не связывались с Дареллом с раннего утра, – заговорил доктор Фрилинг. – Судя по всему, они вместе с мисс Прюитт сейчас находятся в Хатасиме, где пытаются разыскать Йоко Камуру, а также выяснить происхождение загадочного контейнера с вирусом. Японское министерство здравоохранения предоставило нам сорок восемь часов, после чего мы обязаны выступить с официальным заявлением по поводу случившегося. В нашем распоряжении осталось всего тридцать шесть часов. По истечении этого срока весь мир узнает о хатасимской трагедии. Вы можете сами представить, какую шумиху поднимут наши враги.

– Мне это безразлично, – отмахнулся Билл. – Мне наплевать на общественное мнение. Я хочу сделать то, что считаю нужным.

– Тем не менее вы сейчас обязаны принять решение. В отсутствие Дарелла, японское отделение секции "К" возглавляете вы.

– Это не мое дело, – огрызнулся Билл. – Я архитектор и нахожусь в Японии уже пять лет, выполняя свою работу. Контракт с секцией "К" я подписал только на условиях, что буду выполнять лишь эпизодические мелкие поручения. Я – не какой-нибудь мясник генерала Макфи.

– Так, значит, вы относитесь к Дареллу? Вы считаете его мясником?

Билл глубоко вздохнул.

– Извините. Я немного не в себе сегодня.

– Что ж, ладно. – Доктор Фрилинг снова поерзал в кресле. Мелвин Каммингс, державшийся в тени, негромко кашлянул. Фрилинг придвинул к Черчиллю папку. – Прочитайте это. Вы лучше поймете, что происходит.

Каммингс не выдержал.

– Извините, сэр, но Черчилль – гражданское лицо. Это секретные документы и он не имеет к ним доступа. Здесь они уже в расшифрованном виде и...

– Нам необходима помощь мистера Черчилля, – спокойно ответил Фрилинг. – А впредь, пожалуйста, не раскрывайте рта, мистер Каммингс.

Мелвин Каммингс громко задышал, в его горле что-то булькнуло, но он промолчал.

– Прочтите эти документы, – сказал доктор Фрилинг, глядя на Билла. – Тогда у вас будет больше желания оказать нам посильную помощь и поддержку. Я вас прекрасно понимаю – любому нормальному человеку отвратительно то, что случилось в Хатасиме. Однако, насколько я знаю, мы тут не причем. Тем не менее, если тридцать шесть часов спустя мы не представим миру убедительных доказательств своей невиновности, нам конец.

Билл Черчилль раскрыл папку и прочитал:

"Сахарный кубик – Соколу Ком-Со-Пак:

СРОЧНО:НАПРЯМУЮ:55/КАППА 78

Исх.: Каппа А/13/51

Немедленно определить судьбу сигма сигма шесть два шесть из Нахи в Уматилью посл. коорд. 29 град.16 мин. с.ш. Х 144 град.12 мин. з.д. Мукосима Х посл. контакт с Бородино 02 час.30 мин. Срочно известить Х Сокол поиск Х."

Следующее донесение гласило:

"Пас – Сахарному кубику через ЭМПИ-88:

На радарах и сканнерах VI-ХХ никаких следов шесть два шесть сигма сигма Х Фото пересылаю Х Тайфун Дагмар скорость ветра 140 миль час направление сев-сев-зап зона охвата 200 миль Х Останки двух неизвестных траулеров Х Радиосигналы К ответа нет Х Продолжаем поиск ХХ."

Далее:

"Сахарному кубику от Уматильи-5:

Маркировка контейнеров на борту сигма сигма шесть два шесть следующая: "159-99 ЛАБ.ЧАРЛИ партия 223 аякс перл-ку 4

США

ОПАСНО! ОПАСНО!

ВСКРЫВАТЬ ПОСТОРОННИМ СТРОГО ВОСПРЕЩЕНО

5593472"

Доктор Фрилинг прикоснулся костлявой рукой к папке. Билл Черчилль поднял глаза.

– Что вы об этом думаете? – спросил глава секции ХБО.

– Пока мне не все понятно, – ответил Билл. – Я ведь, если можно выразиться, был на подхвате. "Сахарный кубик" – это Белый дом?

– Да. Еще есть вопросы?

– Сигма сигма шесть два шесть – название корабля?

– Да. Это специальное судно министерства обороны.

– Оно вышло в путь из порта Наха, что находится на Окинаве, но попало в тайфун Дагмар к северу от Бородинских островов. Метеостанция на Мукосиме не смогла с ним связаться. Спутник ЭМПИ-88 сделал снимки, но пока на них удалось увидеть только останки двух траулеров. Судно на связь на выходит. На его борту находились контейнеры с биологическим оружием, подлежавшим уничтожению. – Билл Черчилль на секунду приумолк. – Вы опасаетесь, что канистра, прибитая волнами к берегу Хатасимы, могла быть частью груза этого судна?

– Да, – вздохнул Фрилинг.

– А вы уже получили данные по осмотру той канистры, из Хатасимы?

– Нет еще.

– Это плохо, – покачал головой Билл. – Если ее маркировка совпадет с той, что приведена здесь – мы влипли.

– Читайте дальше, – кивнул доктор Фрилинг.

– Некая группа "Сокол" брошена на розыски пропавшего судна "626", но все усилия пока тщетны. Возможно, что обломки прибило к хатасимским островам.

– Посмотрите вот это, Билл, – произнес Фрилинг, подталкивая к нему лист с очередным меморандумом.

"От Вертопраха – Каппа-Кингу

Предмет: лаборатория и хранилище в Богозаводске

С 28.08 охрана удвоена, а со 2.09 утроена Х Проникнуть невозможно Х Контроли из Москвы отрицательные шифр Виски не раскрыт Х Камешки три и пять захвачены и уничтожены Х нужны новые инструкции ХХ"

Далее Билл прочитал:

"Голубь – Каппа-Кингу

Предмет: Полет Перегрина 223 из Кунлуня Х Посадки нет Х Павлин чистил перышки во время полета Х Водонос расплескал груз по пути в Черный дом и должен вернуться за пополнением Х Прошу извинить ХХ"

– Ну как? – полюбопытствовал доктор Фрилинг.

Билл не стал переворачивать последний лист, остававшийся в папке. Он ответил:

– Я же сказал вам: я не специалист в этих делах. Впрочем, последние сообщения адресованы непосредственно генералу Макфи – это он "Каппа-Кинг". Первый листок касается советской бактериологической лаборатории в Богозаводске, это под Владивостоком. Там определенно что-то случилось и свои донесения в Москву они теперь шифруют новым кодом "Виски". Охрана там усилена, а наш резидент Вертопрах уже потерял двоих агентов – "камешки три и пять". Он просит помощи.

17
{"b":"951","o":1}