1
2
3
...
19
20
21
...
40

Дарелл припал на колено и прислушался. Вокруг стояла могильная тишина. Все замерло. И вдруг безмолвие разорвал страшный крик Лиз:

– Сэм! Сэм!

Голос, преисполненный животного ужаса, прозвучал с той стороны, где он ее оставил – от ручья. Дарелл рванулся было на крик, но в следующую секунду остановился. Каждая клеточка его тела взывала к нему, понукая спешить на помощь. Но он не шелохнулся.

– Сэм!

Он выжидал. Прошла минута. За ней другая. Казалось, все замерло. Наконец, его терпение было вознаграждено. Сзади послышался неуловимый звук, скорее шелест или даже легкое движение воздуха. Дарелл круто развернулся и вонзил плечо в живот второго китайца, подкравшегося к нему сзади. Ощущение было такое, будто он попытался высадить плечом дубовую дверь. Огромный, как гора, напарник По был облачен в слишком тесный для себя темно-синий костюм и сжимал в правой руке новый китайский пистолет "хунгпа-12", казавшийся игрушечным в огромной лапище. Дарелл увидел, что ствол пистолета поднимается, и понял, что у него остались считанные секунды – По находился где-то сзади, за спиной, и Дарелл был беззащитен перед ним.

Он обрушил страшный удар рукоятью пистолета по ухмыляющимся губам китайца. Хрустнули зубы и хлынула кровь. Дарелл почувствовал удар под дых, потом второй – чуть выше колена. Как будто его лягнул конь. Он закашлялся, инстинктивно метнулся влево и вонзил два пальца прямо в незащищенное горло своего противника. Маленькие глазки китайца закатились, он захрипел и рухнул на землю, как подрубленный дуб. Дарелл, не останавливаясь, покатился вниз по склону. Прокатившись несколько ярдов, он вскочил и, уже не обращая внимания на шум, понесся к тому месту, где оставил Лиз.

– Лиз?

Она не шелохнулась.

– Лиз?

Девушка сидела у ручья на поросшем зеленоватым мхом камне, скорчившись в три погибели и зажав голову между коленями. Прихрамывая на левую ногу, Дарелл подскочил к ней, рывком поднял на ноги и увлек подальше от воды, под прикрытие глубокой расселины в скале. Лиз слепо посмотрела на него. Дарелл понял, что она его не узнает. С ее виска стекала тоненькая струйка крови. Еще узкая полоска крови алела вокруг ее горла. Дарелл с облегчением заметил, что рана на шее неглубокая, скорее царапина. Еще пара миллиметров – и Лиз была бы уже мертва.

Одежда девушки была мокрая и холодная, словно она побывала в ручье. Под скулами наливались и багровели синяки – отпечатки больших пальцев. Все это Дарелл разглядел в одну секунду, пока укладывал девушку на камни.

– Все в порядке, Лиз. Это я. Не бойся.

Внезапно из ее горла вырвался хриплый звук – смесь страха и боли. В открывшихся карих глазах застыл ужас. Дарелл обнял дрожащую девушку и привлек к себе. Вокруг стояла тишина. Возможно, По Пинг-тао решил, что Дарелл отступил. Дарелл даже не пытался понять, почему китайцы решили напасть на него именно здесь. Одно он теперь знал наверняка – Йоко Камуру с ними не было. Девушке удалось ускользнуть – пока.

Лиз Прюитт прикоснулась к ране на своей шее, потом потрогала щеки и вздрогнула.

– Успокойся, Лиз, все в порядке, – неуклюже подбодрил Дарелл.

– Они... они хотели утопить меня. Потом... он порезал меня ножом. Рана... она не очень глубокая?

– Нет. Это только предупреждение.

Она содрогнулась.

– Извините... У меня еще болит лицо. Что они с ним сделали?

– Он надавил на несколько точек. Это тоже предупреждение.

Карие глаза немного успокоились и потеплели. Но Дарелл знал, что ужас еще нескоро покинет их. Он кинул взгляд на часы. Под ложечкой ныло, да и нога в том месте, куда его лягнул китаец, разболелась не на шутку.

– Похоже, что от меня вам помощи мало, Сэм, – жалобно произнесла Лиз.

– Тебя и не следовало втягивать в это дело, – сказал Дарелл. – Тем более, в такую кровавую операцию. Ты сможешь идти?

– А далеко?

– К железнодорожной станции.

– А это не опасно?

– Нет.

Лиз попыталась подняться, упала, но со второй попытки встала и выпрямилась.

– Я молю бога, чтобы мне никогда больше не довелось увидеть этого страшного человека, – произнесла она.

В ее красивых карих глазах не осталось и следа былой уверенности.

* * *

Тропинка вывела их к противоположному концу долины, прямо к маленькому железнодорожному вокзальчику. Взяв Лиз за руку, Дарелл повел девушку за собой. Руки казались ледяными. Дарелл ободряюще улыбнулся, но ответная улыбка Лиз показалась ему вымученной. Он обвел глазами вокзальчик. Поезда не было. Внезапно в просвете листвы что-то блеснуло и на дорогу выкатил автомобиль. Это было такси, которое лениво катило к вокзалу. В отдалении прозвучал пронзительный гудок приближающегося с юга поезда.

– Пойдем быстрее, – потянул ее Дарелл. – Мы возьмем такси.

Лиз Прюитт неловко засеменила за ним. Дарелл выскочил на дорогу и замахал руками. Водитель увидел его и остановился. Кроме него в такси никого не было. Круглолицый таксист с любопытством оглядел потрепанную парочку и весело осклабился. В верхней челюсти у него недоставало нескольких зубов.

– Сэр? – произнес он.

– Секунду. – Дарелл помог Лиз выбраться на дорогу. – Вы – местный таксист?

– Да, сэр. Я перевожу людей от "Кокусай-онаи" до станции, и обратно.

– А почему вы ехали так медленно?

– Задумался просто. Уж больно странным мне это показалось. В том же самом месте...

Дарелл решил рискнуть.

– В том месте, где вы недавно подобрали мисс Йоко Камуру?

– Да, сэр.

– А как вы узнали, что это она?

– О, Камуру-сан в Кокусае все знают. Она художница. Часто приезжает сюда. – Таксист ухмыльнулся щербатым ртом. – Да, все знают Камуру-сан. Вы ее друзья?

– Да. Она была одна?

– Да, одна-одиношенька. Заблудилась в горах, сказала, и боялась опоздать на поезд.

– И вы доставили ее на вокзал?

– Да, сэр. Вас тоже туда отвезти? Все, похоже, уезжают отсюда. Говорят, в Хатасиме разразилась какая-то жуткая болезнь. – Водитель вытащил откуда-то марлевую маску и повязал вокруг лица. Дарелл не удивился – в Токио многие таксисты постоянно разъезжали в масках. – Я-то сам микробов не боюсь, – похвастался водитель. Я сам здоров, у меня здоровая жена, четверо детишек...

– Отвезите нас на вокзал, пожалуйста, – прервал его Дарелл.

* * *

Они прибыли на станцию за пять минут до прихода поезда. По словам таксиста, это был поезд на Сендай, куда поехала и Йоко. Дарелл купил два билета первого класса для себя и Лиз Прюитт.

– Но наши вещи остались в гостинице, – напомнила она.

– Черт с ними. – Он снова подошел к таксисту. – А много было людей в поезде, на котором уехала Йоко?

– Да, сэр. Все спешат уехать отсюда. Но я не боюсь. Я в жизни никогда не болел...

– А вы не заметили каких-нибудь китайцев, которые садились бы вместе с Камуру-сан?

– Китайцев? Нет, сэр. Китайцев здесь не было.

– Спасибо.

Подошедший поезд тоже был забит почти до отказа. У большинства людей был вид напуганных беженцев – Дарелл за свою жизнь достаточно на таких нагляделся. Едва они с Лиз прошли в вагон первого класса, как поезд тронулся, быстро набирая ход. Протяжно задребезжал гудок. Кондуктор сказал Дареллу, что в Сендае они будут уже через час. По пути было восемь остановок. Не могла ли Йоко сойти на какой-нибудь из них? Если это так, найти ее будет почти невозможно. Однако чутье подсказывало Дареллу, что Йоко поехала до самого Сендая. В противном же случае, разыскать ее будет не легче, чем иголку в стоге сена. Дарелл вспомнил, какой срок отвело на операцию японское правительство, и тяжело вздохнул. Из сорока восьми часов прошло уже больше двенадцати. Через час он свяжется с доктором Фрилингом; ему не терпелось также пообщаться с Биллом Черчиллем. Пока же придется набраться терпения.

Открыв дверь купе, он мягко отстранил Лиз и первым заглянул внутрь.

– Бум-бум, американец! – прогромыхал знакомый голос. – Ты мертв.

20
{"b":"951","o":1}