ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Свободная. Там, где нет опасности, нет приключений
Ветер Севера. Риверстейн
Дикая жизнь
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Неделя на Манхэттене
Вот я
Третье пришествие. Звери Земли

Дарелл прикоснулся внешней стороной ладони к морщинистой щеке старика. Она поросла однодневной щетиной, а глаза остекленели.

Кожа была еще теплой.

Дарелл осторожно выдохнул. Больше он ни к чему не прикасался. Его глаза, привыкшие к темноте, сначала выхватили из мрака лавку, стены мастерской и деревянные стеллажи, уставленные куколками. Затем он повернулся и увидел то, что отчаянно не хотел увидеть, страстно надеялся, что никогда не увидит.

Лиз Прюитт все-таки добралась до этого места.

В углу мастерской лежала куча старых тряпок, и Лиз швырнули на нее, как одну из сломанных куколок старика Камуру. Ее ноги под неестественным углом свешивались в сторону, а голова безжизненно поникла на грудь.

В отличие от старого японца, Лиз приняла не легкую смерть.

Она умерла, преисполненная ужаса, в смертельном страхе, сковавшем ее черты и неузнаваемо исказившем когда-то прелестное лицо. Ее кончина была мучительной и каждая клеточка ее естества протестовала и вопила, восставая против этого кошмара.

Лиз постигла та самая страшная участь, которой она так боялась.

Ее кожаная сумочка валялась рядом. Превозмогая себя, Дарелл нагнулся, поднял сумочку, раскрыл и извлек из нее деньги и маленькую зеленую коробочку со шприцем и тремя ампулами для забора крови. Проверив ее содержимое, Дарелл упрятал коробочку в карман, нагнулся и надвинул веки на широко раскрытые в безмолвном ужасе, невидящие глаза Лиз Прюитт.

Больше он не мог для нее ничего сделать.

Глава 21

Дарелл выбрался из окна и прислушался. Все так же журчал ручей и квакали лягушки, в посвежевшем воздухе пахло сосной. День закончился. Лишь слабое зарево мерцало над горами там, где горели огни вечернего Нинзе. Губы Дарелла холодила ночная сырость, а сердце грыз бешеный гнев.

Как он не уберег Лиз Прюитт!

Ничего, мысленно успокаивал себя Дарелл. Все в порядке.

Он снова глубоко вздохнул, пытаясь перевести дух и успокоиться.

Зачем вы это сделали, полковник По Пинг-тао? Ни старик, ни Лиз Прюитт не причинили вам никакого вреда. Ни Черный дом, ни пекинское отделение "Павлин" никогда не забудут этой ночи!

Он приостановился, посмотрев на припаркованные возле дома машины. Потом вспомнил про оставленный в кустах помятый"форд".

Йоко! – вспомнил Дарелл.

Йоко Камуру была где-то здесь. Поблизости. Возможно, спряталась. Но – здесь.

Темный дом стоял, погруженный в могильную тишину. От мастерской к задней террасе дома вела хорошо утоптанная тропинка. Слева высилась горная круча.

Да, она должна быть здесь, подумал Дарелл. В темном доме. И не одна.

Двинувшись влево, он вскарабкался по косогору, пока не забрался чуть выше черепичной крыши домика. Внизу раскинулась утонувшая в тумане долина.

В самой тишине, окутавшей безмолвный домик, было что-то угрожающее.

– Йоко! – внезапно выкрикнул Дарелл. – Йоко Камуру!

Он специально проорал что было мочи. С жалобными воплями с крон развесистых деревьев взметнулись какие-то потревоженные птахи. Имя девушки снова и снова катилось эхом по горам и ущельям.

И вдруг Дарелл увидел ее. Как он и предположил, она затаилась в ожидании своего шанса. Его внезапный крик, отвлекший тех, кто был с ней, дал Йоко ту долю секунды, которую она так дожидалась.

Она выскочила из двери, словно перепуганный заяц. Откуда-то изнутри послышался сдавленный окрик. Подобравшись для прыжка, Дарелл оттолкнулся и бросился на крышу. Черепицы проломились под его тяжестью и он покатился вниз, но в последний миг ухватился за водосток и подтянулся на самый гребень крыши.

Йоко бежала к автомобилям.

– Йоко!

Девушка, мотнув черными растрепанными волосами, повернула голову, и на миг он увидел ее испуганное лицо с расширенными глазами.

– Сюда! Поверните обратно!

Дарелл кричал по-английски, пытаясь таким образом дать понять Йоко, что он прислан Биллом Черчиллем и ему можно доверять. Но девушка то ли не поняла, то ли была слишком напугана, чтобы понять. Она перенесла тяжелую болезнь, после которой, даже не успев толком оправиться, вдруг стала жертвой, которую постоянно преследовали какие-то незнакомые и непонятные люди.

Стоя перед своей машиной, она вдруг заколебалась. Она посмотрела на Дарелла, застывшего на крыше, и вдруг что-то вскрикнула и метнулась в придорожные кусты. В тот же миг прогремел выстрел и мимо уха Дарелла просвистела пуля. Дарелл кинулся ничком вперед и покатился по крыше. В последнюю секунду он оттолкнулся от карниза, ловко спрыгнул и, не останавливаясь, перекатился. Пушистое одеяло сосновых иголок в шаге от него вспахала пуля. Грянул третий выстрел – пуля пронизала его рукав, легонько чиркнув по руке. Дарелл вскочил с пистолетом в руке и вдруг, словно в кошмаре, увидел прямо над собой перекошенную от злости физиономию полковника По. Дарелл нанес ему страшный удар ногой, который достиг цели, но в то же мгновение что-то обрушилось на его голову. Он услышал, как Йоко побежала прочь, потом до его ушей донесся приглушенный стон По, а в следующую секунду Дарелл уже вскочил и устремился вслед за Йоко.

Его так и подмывало остановиться и прикончить китайца. Перед глазами всплывал образ изувеченного тела Лиз Прюитт. Но Йоко сейчас была важнее.

Он снова позвал ее и полез вверх по круче. Сзади слышался топот и треск ломаемых кустов, но Дарелл не обращал на это внимания. Девушка вырвалась из страшных лап По, а теперь пыталась во что бы то ни стало спастись от самого Дарелла.

Сзади снова прогремел выстрел. Дарелл уже почти настиг беглянку и вдруг, не увидев в кромешной темноте обрыва, внизу которого бежал ручей, кубарем покатился вниз. Уже падая, он успел заметить, что Йоко тоже сорвалась и катится по обрывистому склону. Он отчаянно выбрасывал в стороны руки, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь, что задержало бы его падение.

Вдруг он ударился виском о что-то твердое, и в голове его померкло.

* * *

– Сэр? Вы живы?

Тихий шепот, почти плач, легкое прикосновение тонких пальцев к лицу...

Дарелл перекатился, почувствовал под собой ледяную воду и погрузил гудящую голову в ручей.

– Сэр?

– Все в порядке, Йоко, – простонал Дарелл.

– Кто вы?

– Вы ведь Йоко, да?

– Да.

– А я – друг Билла.

– Я... Я не верю...

– Это правда. Я Дарелл. Сэм Дарелл. – Он говорил шепотом, хотя журчание ручья приглушало его голос. – Разве Билл не говорил обо мне?

– Говорил.

– Значит, все в порядке. Не бойтесь. Вы не ранены?

– Нет. А вот вы сильно расшиблись о камень... – Йоко осторожно прикоснулась к его виску. – Почему вы все за мной гонитесь? – жалобно спросила она. Что я сделала?

– Тише, – попросил он.

– Но эти люди, китайцы... Они убили моего дедушку и... и...

Йоко задрожала и Дарелл мягко, но вместе с тем решительно зажал ей рот. Он чувствовал, как содрогается все тело девушки, но привлек ее к себе, встал и помог ей подняться. Левая часть его лица онемела, по щеке стекала струйка крови.

– Послушайте, – прошептал он.

Сверху доносились приглушенные голоса, говорившие по-китайски. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Лишь далеко вверху, между кронами сосен, можно было различить тусклое мерцание редких звезд.

Внезапно стало тихо. Дарелл судорожно стиснул локоть Йоко, подумав, что теперь уже ни за что с ней не расстанется.

– Ой, мне больно, – пролепетала девушка. – Вы слишком сильно меня сжали...

– Пообещайте, что не убежите.

– Я...

– Я не сделаю вам ничего дурного. Я доставлю вас к Биллу.

– Как я могу вам поверить?

– Вы просто должны поверить, – сказал Дарелл.

Судя по всему, китайцы пока не знали, где они находятся. Сверху послышалось что-то, похожее на приказ, шум спора и, наконец – звонкий шлепок оплеухи. Отлично. Пусть перегрызутся, подумал Дарелл. Привыкнув к темноте, он внимательно осмотрелся и понял, что они с Йоко попали в ловушку. Из ущелья, в котором они оказались, был только один выход. Ручей, пробежав еще несколько ярдов, падал с крутого обрыва. С другой стороны, ярдах в ста, между горами зиял узкий проход.

28
{"b":"951","o":1}