ЛитМир - Электронная Библиотека

– Идемте туда, – шепнул он.

– Хорошо. Только помогите мне. Я совсем сбита с толку...

– Я знаю. Поэтому я и здесь.

Он увлек девушку за собой по берегу ручья. То тут то там дорогу преграждали крупные валуны. Вдруг девушка споткнулась и вскрикнула; наверху моментально стало тихо. Дарелл молча потянул Йоко за собой. Если По догадался, в какую сторону они направляются, ему ничего не стоит перекрыть единственный путь к отступлению. Дарелл прекрасно знал незаурядные способности главы "Павлина". И еще он знал, помня Лиз, что рано или поздно должен убить его.

* * *

Стоя в узком проходе, Дарелл смотрел на раскинувшуюся внизу панораму огней вечернего Нинзе. А ведь было всего шесть часов. Рядом дрожала Йоко. Ее лицо находилось в тени и Дарелл не видел его выражения.

– Вы хорошо знаете этот район? – спросил он.

– Я провела здесь много летних месяцев со своим... Со своим бедным дедушкой. – Ее голос вдруг окреп, в нем появились гневные нотки. – За что они убили его? Он был добрый и безобидный старик, который делал чудесные куклы для детей...

– Им нужна вы, Йоко.

– Но – почему? Я просто теряюсь в догадках. Я боюсь. Я перенесла очень тяжелую болезнь.

– Они хотят увезти вас в Китай, – сказал Дарелл.

Глаза девушки изумленно расширились.

– Почему?

– Позже объясню. Вы знаете, как выбраться отсюда на дорогу?

– Да, я много бродила по этим лесам.

– Тогда давайте поспешим.

– Я боюсь. Я так устала... У меня просто коленки подгибаются.

– Я вам помогу.

– А Билл и в самом деле ждет меня? Это правда? Он где-то здесь?

– Да, – соврал Дарелл, чтобы подбодрить ее. – Нам нужно непременно выбраться к мосту, прежде чем они сумеют настигнуть нас.

Держа Дарелла за руку, Йоко, идя впереди, провела его по узкой дорожке, которая тянулась вдоль самого обрыва. Домик Камуру теперь оказался у них над головами – темнеющая тень на фоне звездного неба. Полковника По и его сподручного как будто след простыл.

Они пересекли мост и приблизились к стоявшей в кустах машине, довольно новому "датсуну". Но ключей в замке зажигания не оказалось. Дарелл поспешно затолкал девушку в автомобиль, где она сжалась калачиком на переднем сиденье. Дареллу показалось, что Йоко плачет, но ему было некогда успокаивать ее.

– Следите за дорогой, – велел он.

Ему понадобилось около полутора минут, чтобы закоротить проводки в замке зажигания. Скрючившись под приборной панелью, он оставил пистолет на сиденье. Внезапно Йоко испуганно ойкнула, и в тот же миг Дарелл услышал шаги. Он выбрался из-под панели и, схватив пистолет, в ту же секунду выстрелил в китайца, склонившегося над машиной. Уже стреляя, Дарелл с разочарованием разглядел, что это не По Пинг-тао. С другой стороны, за смерть Лиз Прюитт мог отвечать любой из китайцев или даже оба. Размышлять было некогда. В их деле порой приходилось больше полагаться на чутье, чем на логику. Вдобавок, полковник По нарушил неписаный закон людей их профессии, совершив убийство с немыслимой и бессмысленной жестокостью.

Огромный китаец охнул и схватился за продырявленный живот, изумленно глядя на кровь, которая стекала между его толстыми пальцами. Дарелл открыл дверцу и резким ударом ноги оттолкнул истекающего кровью противника.

По Пинг-тао нигде не было видно.

Дарелл запустил мотор, развернулся и покатил вниз по дороге, в сторону Нинзе. Погони не было. Дарелл даже подумывал, не вернуться ли и не разделаться с По, но потом решительно отмел прочь мысли о мщении. Главное, что Йоко была с ним. Планы мести придется отложить на более позднее время.

Дарелл стиснул зубы и прибавил газа. Он чувствовал себя разочарованным.

Глава 22

Дарелл набрал номер доктора Фрилинга.

Занято.

Тогда он позвонил домой Биллу Черчиллю.

Никто не ответил.

Из телефонной будки, расположенной в углу ресторана суси, Дарелл мог спокойно наблюдать за Йоко Камуру, которая в напряженной позе со скрещенными на груди руками сидела за столом. Перед ней стояли тарелки с дымящейся пищей, но девушка к ней не прикасалась. Она показалась Дареллу даже красивее, чем на фотографии, которую он нашел в квартире Билла. Была в ней какая-то удивительная утонченность, воспетая в японской романтической поэзии.

Он позвонил Мелвину Каммингсу. И вновь к телефону никто не подошел.

Машину, отобранную у По, Дарелл оставил за углом ресторана, отогнав ее в темный закоулок. Жизнь в Нинзе кипела – Дарелл удивился, что было еще только семь часов вечера. Впрочем, поезда уже не ходили, а ближайший автобус с крохотного автовокзала отходил только через час. Дареллу было не по себе: ждать помощи ниоткуда не приходилось, а По уже вполне мог бросить на их поиски дополнительные силы. Йоко нужно было во что бы то ни стало переправить в более безопасное место. На гостиницы рассчитывать не приходилось – судя по всему, курорт был забит людьми до предела, – да и в любом случае гостиничный номер мог оказаться еще худшей ловушкой.

Когда он сел на свое место за столиком, Йоко даже не взглянула на него.

– Зачем вы это сделали? – пробормотала она.

– Что?

– Убили этого человека. Китайца.

– У меня не было выбора. В противном случае он бы расправился с нами. Меня убил бы, а вас захватил.

– Я знаю. Но то, как вы это сделали...

– Что вы имеете в виду?

– Быстро. Не думая. Хладнокровно. Как... Словно запрограммированный робот.

– А как, по-вашему, они убили вашего дедушку? – резко спросил Дарелл, чувствуя, как внутри у него закипает гнев. Он понял, что должен проявить жестокость, чтобы встряхнуть Йоко. – И они не слишком церемонились, когда убивали вашу подругу Ниси в Доме кукол.

Голова девушки резко вздернулась.

– О, нет, – прошептала она.

– Увы, да.

– Негодяи!

– Как вы себя чувствуете? – быстро спросил Дарелл, чтобы перевести разговор на другую тему.

– Сейчас уже гораздо лучше. Я была очень больна. В Хатасиме вспыхнула какая-то непонятная эпидемия... Но сейчас я почти ничего об этом не помню. – Губы Йоко задрожали. – Меня это даже пугает, потому что я совершенно не понимаю, что происходит. Должно быть, я сделала что-то ужасное, ведь и полиция, и все эти люди... И вы... Все меня преследуют. – Она содрогнулась. – Неужели я кого-нибудь убила?

– Нет. Все как раз наоборот.

– Вы уверены? Это правда?

– Да, вы ни в чем не виноваты. Напротив, вы можете многих спасти. Кстати, я должен доставить вас к одному врачу.

– Почему? Я уже выздоровела.

– В том-то и дело. Вы выздоровели, а вот все жители Хатасимы уже умерли или умирают.

Йоко уставилась на него непонимающими глазами. Потом потрясла головой и потупилась. Ресторан был забит шумными посетителями, звенела посуда, играла музыка. Снаружи сгущалась ночь, но назойливые неоновые огни рекламных щитов и вывесок заливали городок переливающимся радужным светом. Йоко была одета в простенькое голубое платьице, скорее напоминающее форму школьницы, и дешевый легкий плащ, который, должно быть, прихватила где-то уже во время бегства. Пальцы у нее были тонкие и длинные. Ни колец, ни каких-либо иных украшений художница не носила. Было в ней что-то настолько тонкое, беззащитное и притягательное, что Дарелл мог легко понять, почему Билл Черчилль так в нее влюбился.

– Вы должны доверять мне, Йоко, – настойчиво заговорил он и ободряюще улыбнулся. – Мы должны выбраться отсюда, потому что опасность грозит нам обоим. Я не смог дозвониться Биллу и мне не удалось связаться с нужными людьми в Токио, да и на помощь местной полиции мы вряд ли можем рассчитывать.

– А вы хорошо знаете Билла? – еле слышно прошелестела Йоко.

– Мы вместе учились.

– Ах, да. Он говорил мне. В Колумбийском университете, кажется?

Дарелл улыбнулся, раскусив ее наивный план.

– Нет, в Йельском. Билл говорил вам, что время от времени выполнял кое-какие задания, которые получал от мистера Чарльза или от меня?

29
{"b":"951","o":1}