ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не совсем.

– А девушка – она что-то для вас значила?

– Лиз? Да. Для меня каждый человек что-то значит.

– Но она была для вас особенной? Вы ее любили?

– Нет, я люблю другую. – Мысли Дарелла на мгновение перенеслись в Вашингтон, к Дидре Пэджетт, которая работала в штаб-квартире секции "К", у генерала Дикинсона Макфи. Он не видел Дидру уже целых три месяца. Работа почти не оставляла им времени для встреч. Внезапно Дарелла охватило страстное желание снова увидеть Дидру. Он соскучился по ее прекрасному лицу, нежным рукам, уверенному спокойствию, мягким любящим губам. Ему вдруг до боли захотелось стиснуть ее в объятиях...

Темноту рассеяли фары подъезжающего автобуса. На остановке его поджидали четверо: двое низкорослых японцев в очках и две довольно тучные женщины. Больше вокруг не было ни души. Автобус остановился и его дверцы распахнулись. Японцы начали подниматься в автобус.

Дарелл встал.

– Побежали, – кивнул он.

До автобуса было ярдов двадцать. Водитель достал сигареты и закурил. Дарелл, держа Йоко за руку, быстро зашагал к автобусу. Ему уже начало казаться, что они успевают.

Враги появились словно ниоткуда. Должно быть, они тоже затаились поблизости в темноте. Все – молодые люди, японцы, крепкие и мускулистые. Их громкие крики разорвали тишину маленького курортного городка. Они кинулись наперерез Дареллу и Йоко, громко выкрикивая пакости про местных девушек, которые якшаются с подлыми янки. Дарелл сразу понял, что это ловушка, подстроенная полковником По. Но выхода не было. Японцы преградили им путь к автобусу, а к вокзальчику уже подкатывали две машины. В одно мгновение автобусная остановка превратилась в бедлам.

Йоко завизжала – один из нападавших схватил ее за руку, попытавшись оттащить ее от Дарелла. Дарелл сбил его с ног, опрокинул второго противника и попытался пробиться к дверям. Тем временем другие хулиганы начали раскачивать автобус. Водитель отчаянно загудел, пытаясь привлечь помощь. Дареллу показалось, что неподалеку засвистел полицейский.

Положение казалось безнадежным. Как он мог попасть в такую ловушку? Кто-то ударил его по спине, лягнул по щиколотке, еще один удар обрушился на затылок. Йоко вырвали у него из рук, и Дарелл снова услышал, как она завизжала. И вдруг в самую гущу нападавших врезалась огромная тень, расшвыривая японцев, как котят. Гигант легко выхватил Йоко из рук громил и вместе с ней пробился к Дареллу.

– Хо, американец Каджун!

Это был полковник Цезарь Сколь. Дареллу некогда было раздумывать над тем, откуда взялся русский. Вместе, дружно работая локтями и кулаками и загораживая своими телами Йоко, они уверенно прокладывали путь к дверям автобуса. Мелькнул нож. Сколь взревел, как медведь, замахнулся, и обидчик со сломанным носом, как мячик отлетел на несколько шагов. Воспользовавшись неразберихой и секундным замешательством нападавших, Дарелл протолкнул Йоко в автобус.

– Залезайте! – крикнул он Сколю.

Огромный русский, стряхнув с себя двоих или троих японцев, повисших на нем, как гончие псы, пятясь спиной, начал подниматься по ступенькам. Водитель чертыхался, пытаясь закрыть дверь. Дарелл саданул по физиономии ближайшего японца и ловко вскочил на подножку. Тяжелая дверь закрылась долей секунды спустя.

– Бум-бум, американец! – обрадованно прогромыхал Цезарь Сколь.

– Поезжайте быстрее! – бросил Дарелл, повернувшись к водителю.

Тот казался напуганным до полусмерти. Но в следующую секунду могучий мотор взревел и автобус плавно снялся с места и покатил по ночному Нинзе. Немногие пассажиры – человек шесть-семь, – оказавшиеся невольными свидетелями этой драки, сидели, оцепенев от страха. В заднее стекло угодил камень. Автобус быстро набрал ход.

– Что ж, теперь все в порядке, – вздохнул Дарелл, пытаясь перевести дух.

Полковник Сколь проводил Йоко на заднее сиденье и сидел, сжимая ее ручонку в своей огромной медвежьей лапе. Когда Дарелл подошел, он расплылся до ушей, сверкнув металлическими зубами.

– Вот видите, Дарелл – я вас простил, – великодушным тоном произнес русский. На его седом виске алела свежая ссадина. Под глазом наливался синяк. В его отношении к крохотной японке было что-то отеческое.

– Слава Богу – мы наконец обрели наше сокровище, – вздохнул он.

Он ободряюще улыбнулся Йоко и потрепал ее по плечу лапищей.

Глава 24

Когда позади осталась Каруизава, воздух посвежел. На вершинах Японских Альп уже виднелись шапочки раннего снега. Преждевременный снегопад посеребрил кроны лиственниц и берез. Путникам пришлось дважды пересаживаться с автобуса на автобус, чтобы добраться до одной из станций железной дороги, соединявшей токийский вокзал Уено с Такасаки. Доехав до Каруизавы, они сели на другую электричку, которая шла в северном направлении, к озеру Нодзири и предгорьям Акакура, славившимся горнолыжными трассами. Правда, горнолыжный сезон еще не наступил, но любители зимнего спорта уже съезжались в Акакуру, оживленно беседуя в предвкушении скорого праздника. Сколько ни прислушивался Дарелл к их разговорам, о Хатасиме он не услышал ни слова – речь шла, в основном, об отдыхе, учебе, мальчиках, девочках, работе или политике. Возможная катастрофа никого не интересовала.

Наконец, когда Дареллу уже стало казаться, что они едут целую вечность, Йоко сказала, что пора выходить. Некоторое время они еще петляли, чтобы избавиться от возможных преследователей, а когда же наконец, пересев уже на третий автобус кряду, ехали по горной дороге, автобус сломался, и им пришлось почти целый час дожидаться следующего.

Йоко наотрез отказалась рассказать, куда они держат путь. Как ни старался Дарелл переубедить ее, крохотная японка держалась стойко и только упрямо мотала головой, поглядывая на Дарелла и Сколя с открытым недоверием.

– Увидите сами, когда приедем, – говорила она. – Если Билл окажется там, то, надеюсь, нам с вами удастся договориться.

– Но люди умирают, а вы можете помочь спасти их...

Девушка отводила глаза и тихонько говорила:

– Мне очень жаль...

* * *

Сойдя с автобуса, Йоко повела обоих мужчин по узким улочкам небольшой горной деревушки, утопавшей в снегу. Дарелл шел рядом с ней, а Сколь чуть поотстал.

– Как вы только можете перебрасываться шутками с этим русским? – спросила Йоко.

– Мы вовсе не шутим, – серьезно ответил Дарелл.

– Вы – соперники?

– Да.

– Может быть – враги?

– Иногда. Но не сейчас. Хотя я в этом не уверен.

– Вы с ним похожи, – сказала Йоко.

– Надеюсь, что не очень, – криво усмехнулся Дарелл.

– Нет, похожи, – настаивала она. – Глаза, жесты, поведение. Вы напоминаете... Да – пожалуй, тигров. – Она неуверенно улыбнулась. – Не обижайтесь, но это первое, что приходит в голову. Вы – как хищники. С охотничьим блеском в глазах. Очень опасные звери.

– Со мной вы в безопасности, Йоко, – напомнил Дарелл.

– Я в этом не уверена.

Дарелл осмотрелся по сторонам. Похоже, им все-таки удалось стряхнуть со следа полковника По Пинг-тао и его головорезов.

– Нам еще далеко? – спросил он.

– Нет, мы пришли.

– Как, это здесь? – удивился Дарелл.

– Почти. Мы поедем на "кукушке".

Дарелл даже не заметил, что они приблизились к узкоколейке. В конце улицы виднелось здание небольшого вокзальчика, от которого в горы убегала едва заметная среди снега полоска рельсов.

Сколь догнал их.

– Вы ведете нас на "кукушку"? – поинтересовался он.

– Да, – чуть замявшись, ответила Йоко.

– Это бесполезно, – мрачно произнес Сколь. – Снег выпал слишком рано. Здесь не подготовились к снегопадам, и дорогу занесло. Узкоколейка вышла из строя.

Девушка растерялась.

– Но как же мы доберемся...

– Никак. – Сколь отнюдь не казался подавленным. – Хватит, мисс Камуру. До сих пор мы вас слушались и потеряли уйму драгоценного времени. Мы должны вернуться в Токио и начать действовать.

31
{"b":"951","o":1}