1
2
3
...
31
32
33
...
40

Йоко покачала головой.

– Нет, сначала я должна поговорить с Биллом, – упрямо сказала она.

– А откуда вы знаете, что он здесь? – спросил полковник КГБ.

– Мы договорились с ним. Еще давно. На случай какого-нибудь несчастья или неприятностей в его совместной работе с вами. – Она бросила обвиняющий взгляд на Дарелла. – Билл сказал, что в случае, если ему придется спрятаться, или необходимо срочно повидаться со мной – он приедет сюда, и мы вместе обсудим, что делать.

Сколь пожал плечами.

– Что ж, тогда придется идти. А там есть хоть какая-нибудь еда? Я голоден, как волк.

– Еда подождет, – отрезал Дарелл. – Мы и так потеряли слишком много драгоценного времени.

На улице не было ни души, все лавки были закрыты. Лишь в некоторых домах горел свет. С горных отрогов дул сильный ветер. Йоко зябко поежилась – одета она была явно не по погоде.

– Давайте возьмем машину, – предложила она. – Здесь есть такси.

Однако водителя нигде не было. Такси, как знала по предыдущим поездкам Йоко, стояло в гараже, однако примыкающий к гаражу дом был заперт, а на стук никто не отзывался. Дарелл вгляделся в отпечатки шин на снегу. Перед гаражом виднелись человеческие следы. Дарелл заметил, что Сколь нахмурился, а потом оттопырил нижнюю губу и поцокал язком.

– Опоздали? – спросил он.

– Надеюсь, что нет.

– В чем дело? – испуганно спросила Йоко.

– Я должен позвонить, – сказал Дарелл.

* * *

Дарелл разыскал на станции телефон-автомат и позвонил в токийское отделение секции "К". Он надеялся, что Синье вернулся и может располагать какими-либо сведениями о местонахождении Билла Черчилля. Сколь с Йоко расположились на лавочке; русский оживленно беседовал с девушкой, сжимая ее крохотную ладонь в своей огромной лапе.

Трубку сняли на второй гудок.

– "Японская экспортно-импортная компания", – произнес по-английски женский голос.

Внутри у Дарелла все оборвалось. Он даже не мог найти слов.

– Алло, – сказала женщина.

Дарелл судорожно сглотнул и выдавил:

– Дидра? Это ты?

На этот раз замолчали на другом конце провода. Потом:

– Сэм? О, Сэм...

– Что ты делаешь в Токио?

– Меня прислал Дикинсон Макфи. Я прилетела всего два часа назад. Еще даже не распаковалась. О, Сэм, где ты? С тобой все в порядке? Доктор Фрилинг уже ввел меня в курс дела. У тебя все нормально?

– Да, – ответил он.

Он не виделся с Дидрой Пэджетт вот уже несколько месяцев. Он мысленно представил ее себе: жгучие волосы цвета воронова крыла, влюбленные горящие глаза, прелестное личико, страстные губы. Дарелл вспомнил ее дом – славный розовый колониальный особняк в Чезапике, где они замечательно провели столько времени, пока Дарелл работал в Вашингтоне. Да, их работа не оставляет места для личной жизни, с горечью подумал Дарелл. Ты должен пожертвовать всем и вести существование одинокого волка, которого окружает враждебный мир. Ты обречен на вечное одиночество, и лишь изредка на твою долю выпадают светлые часы радости, доставляемой общением с кем-то вроде Дидры.

Как это было давно, подумал Дарелл. Слишком давно.

При этой мысли его бросило в холод. Он вдруг вспомнил, какая судьба постигла Лиз Прюитт.

– Ди...

– Я слушаю, Сэм. Тебе трудно?

– Ты мне нужна, Ди. Ты можешь приехать?

– Но мне приказано сидеть в конторе. А Лиз Прюитт не может тебе помочь?

– Ее убили.

– О Боже...

– Йоко со мной. Мне нужно срочно разыскать Билла Черчилля. И мне нужна ты. Мы поднимаемся в горы к озеру Акакура. Передай это доктору Фрилингу. И приезжай сюда вместе с ним.

– Выеду, не мешкая. И, Сэм...

– Я люблю тебя, Ди, – сказал Дарелл. – Я очень устал и жду тебя.

Он повесил трубку.

* * *

Они потратили целый час, чтобы найти подходящее средство передвижения. Весело посвистывавший мальчишка в зимней одежде, которого они остановили на улочке, сначала пришел в замешательство от их пестрой компании. Когда Дарелл объяснил, что они застряли из-за "кукушки", юнец заметно оживился.

– Нет, нет, "кукушка" не ходит. В горы идет только автобус "Саибу" – очень хороший, с кондиционером. Но сегодня рейсов уже не будет. Снег всех застал врасплох. – Мальчишке было лет шестнадцать-семнадцать и он разговаривал очень вежливо, старательно произнося слова. – Ничего, что я говорю по-английски? Мне нужно поупражняться.

Он с любопытством посмотрел на Йоко, потом обвел уважительным взглядом Дарелла и Сколя, после чего вдруг обратился к Йоко на японском:

– А вы что тут делаете с этими иностранцами?

– Говори по-английски, – пророкотал Сколь. – Мы тебя прекрасно понимаем. Нам нужна машина, и мы хорошо заплатим за нее.

– Но туда не проехать, – мальчишка махнул рукой в сторону гор. – Дороги не расчищены. – Он взглянул на наручные часы. – Вообще-то у меня есть грузовичок, на котором можно было бы пробиться туда, но это опасно. К тому же у меня свидание.

– Мы хорошо заплатим, – пообещал Дарелл.

– Моя девочка обидится, если я опоздаю.

– Где вездеход? – спросил Сколь.

Юноша решился.

– Сейчас выведу. Иностранцам надо помогать, какими бы сумасбродами они не казались.

Он расхохотался собственной шутке и зашагал по протоптанной дорожке к навесу, под которым стоял старенький вездеход.

* * *

Озеро покрылось тонкой корочкой льда, в которой отражались гладкие сверкающие звезды. Снега на прибрежных лиственницах и березах здесь было даже больше, чем внизу, в деревушке. Высоко над головой сияли желтые звезды, над заснеженными верхушками гор медленно плыли облака.

Дарелл прошагал назад, к вездеходу, стоявшему напротив пустующего рекана на берегу озера. Сколь и Йоко о чем-то беседовали на замерзшем причале. Русский оживленно жестикулировал.

– Как тебя зовут? – обратился Дарелл к юному японцу. – Мне понадобится еще одна услуга, за которую я щедро расплачусь.

– Зовут меня Теру. – Мальчишка улыбнулся и запустил заглохший было мотор. – К сожалению, меня уже ждут.

– Я возмещу твои неприятности. Даю сотню сразу и еще столько же по выполнении.

Японец смешался.

– Сто долларов?

– Да.

– Вы, наверное, очень богаты.

– Это очень важное поручение. Я хочу, чтобы ты снова вернулся сюда и ждал меня здесь до половины десятого. Только немного подальше, чтобы машину не было видно с дороги.

– А что потом?

– Если до девяти тридцати я не появлюсь, отправляйся в полицию и скажи, чтобы они позвонили в Токио и связались с майором Яматоей. Майор Яматоя. Запомнишь?

– Конечно. Для этого много ума не требуется.

– Ты согласен?

Юноша сказал:

– Надеюсь, в этом нет ничего противозаконного? Мне бы не хотелось впутаться в какую-нибудь неприятную историю. И так странно, что вы появились здесь втроем в такое время, когда все уже закрыто. Деньги, конечно, вы предлагаете немалые, но...

– Что тут может быть противозаконного, если я тебе предлагаю связаться с самим майором Яматоей из токийской полиции? Ну что, договорились?

– Пожалуй, да.

Дарелл вручил ему предпоследнюю сотенную бумажку из денег, которые захватила с собой Лиз Прюитт. Японец на прощание еще раз покосился на Йоко со Сколем, после чего кивнул коротко стриженой головой.

– Хорошо, будь по-вашему.

Когда шум вездехода замер вдали, Дарелл подошел к причалу. На берегу лежали перевернутые вверх килями лодки. Лед был еще слишком тонок, чтобы по нему идти. Неподалеку от гостиницы высилось основание подъемника, от которого отходил и исчезал высоко в горах металлический трос.

– Что-то слишком здесь тихо, – пробормотал Сколь. – Не по душе мне это.

Дарелл шумно выдохнул облачко пара, постепенно растаявшее в морозном воздухе.

Йоко направилась в сторону рекана.

– Обычно мы с Биллом останавливались там, – сказала она, указывая чуть в сторону от пустой гостиницы. Выглядела девушка взволнованной. Дареллу это место не понравилось сразу. Уж очень оно подходило для ловушки. К склону горы за гостиницей прилепились деревянные домики, к которым вела полузанесенная снегом тропинка. Сколь прошел вперед, обогнул гостиницу и осмотрел снег вокруг домиков. Никаких следов, оставленных людьми или машинами, он не нашел. Тем не менее Дарелл был уверен, что до них здесь уже сегодня вечером кто-то побывал.

32
{"b":"951","o":1}