1
2
3
...
37
38
39
40

– Привет, – сказал он.

– Здравствуй, Сэм.

– Как я рад тебя видеть.

– А ты храпел, – сказала Дидра и улыбнулась. – Есть хочешь?

– Я умираю от голода.

– Завтрак по-американски?

– Если можно.

– Можно. Шеф-повар пообещал, что сделает. Я спущусь к нему на пару минут.

За окнами было темно. Комната была обставлена по-японски, но Дарелл не знал, где он находится и сколько времени провел здесь. Дидра Пэджетт встала. Японское кимоно было ей к лицу. Черные волосы, зачесанные наверх и подколотые гребнем из слоновой кости, придавали ей некоторое сходство с японкой. Под глазами темнели круги, но ее прекрасное лицо не становилось из-за них менее привлекательным.

Вдруг Дареллу стало страшно за нее. Куда делся По Пинг-тао? Дарелл искренне надеялся, что китаец уже в Пекине. Впрочем, так ли это хорошо? Ведь он еще не свел с ним личные счеты.

Подойдя к окну, Дарелл посмотрел наружу. Перед ним расстилалось озеро. Значит он был в гостинице "Акакура". Лед на озере растаял и в гостиницу спешно вернулся персонал. Стоял звездный вечер. На противоположном берегу озера Дарелл различил Собу-ен. Горные вершины утопали в снегу, но канатная дорога уже работала; перед подъемником поджидали туристы, а по склонам сновали лыжники. Судя по доносившимся снизу голосам, гостиница уже заполнилась постояльцами. Дарелл посмотрел на часы. Стрелки показывали десять вечера. Значит, он проспал целые сутки.

Из окна были видны домики, в одном из которых любили останавливаться Йоко и Билл. Сейчас там дежурили двое полицейских в мундирах и еще какие-то неприметные люди в штатском. Дарелл открыл платяной шкаф и обнаружил собственную одежду, которую кто-то привез из Токио. Дидра, должно быть. Он начал одеваться и облачился в белую сорочку с темным галстуком и темно-синий костюм. Поискал везде пистолет, но не нашел его. Дарелл все еще искал пистолет, заглядывая под подушку и вороша постель, когда в дверь постучали.

Он осторожно открыл.

В номер вошел доктор Фрилинг. Сухопарый бактериолог казался даже выше и костлявее, чем обычно. Золоченая оправа пенсне поблескивала от света люстры. Вошел он по-своему угловато, неловко скособочась. На нем был белый халат, надетый поверх брюк и шерстяного свитера. Пальцы были перепачканы.

– Вы выглядите уже лучше, Дарелл, – сказал он, не улыбаясь, но и не хмурясь. – Синяков и ссадин было у вас предостаточно.

– Йоко у вас?

– Да, с ней все в порядке. Мы уже получили и отправили все, что хотели.

– А как Билл Черчилль?

– Мы пичкаем его вакциной. По-моему, прогноз вполне благоприятный. Компания "Титибу Фармацевтикал" уже на днях приступает к массовому выпуску вакцины. Министерство здравоохранения разработало эффективную программу по борьбе с эпидемией. Все идет своим чередом. Вам больше не о чем беспокоиться.

– Так Билл и в самом деле жив?

– О, да. Не волнуйтесь на его счет. Йоко не отходит от него ни на шаг. – Фрилинг присел и едва заметно улыбнулся. – Вскоре у нас появятся новые доноры, у которых мы будет брать кровь на сыворотку. Это только вопрос времени. Главное, что эпидемия уже находится под контролем. Да и газетчики хоть немного успокоились. Слава Богу, против нас обвинений не выдвигали. Правда, об истинном происхождении вируса тоже помалкивают.

– Он – китайский, – сказал Дарелл.

– Да, но ведь доказательств у вас нет.

– Пожалуй, да.

Фрилинг поправил пенсне.

– Чем вы так озабочены? Может, вы тоже заболеваете?

– Нет, я чувствую себя, как огурчик.

– Тогда в чем дело? Могу вас обрадовать – Мелвина Каммингса отозвали в Вашингтон. Должно быть, не угодил кому-то. Из-за таких, как он, вам бывает вдвойне несладко. Вы рады?

– Каммингс никогда меня не заботил, – ответил Дарелл.

– А кто заботит?

– По, – сказал Дарелл. – О нем что-нибудь известно?

– Он пропал. Как в воду канул. Может быть, вернулся в Пекин.

– Сомневаюсь, что в Черном доме его встретят с распростертыми объятиями, – сухо сказал Дарелл. – Кстати, вы знаете, что он хотел и вас с собой прихватить?

На лице Фрилинга не отразилось ровным счетом ничего.

– Да, меня об этом предупредили, – спокойно произнес он. – Благодаря вам, это не произошло.

– Я думаю, что он где-то здесь, – сказал Дарелл.

– Почему?

– Я это знаю.

– Предчувствие? Телепатия?

– Профессиональное чутье.

Фрилинг сказал:

– Не волнуйтесь на его счет, Сэм. Майор Яматоя уже предупрежден; он здесь вместе со своими людьми. Можете расслабиться. Вам ведь крепко досталось?

– Бывало хуже, – ответил Дарелл.

После ухода Фрилинга Дарелл снова посмотрел на часы. Дидра уже слишком задерживалась.

* * *

Он подождал еще пять минут, потом вышел из номера. По коридору шли студенты – черноглазые юнцы с живыми взглядами. Помня про тех молодчиков, которые пытались отбить у него Йоко и не пустить их в автобус, Дарелл внутренне напрягся, но студенты, весело переговариваясь, прошли мимо. Дарелл спустился вниз, в вестибюль.

Дидры там не было.

Он прошел на кухню, где суетились два повара и несколько поварят. Кухня выглядела современной и безукоризненно чистой. Несмотря на поздний час, заказов было много, и повара работали, не покладая рук.

Дидры на кухне не оказалось.

– Дарелл-сан!

Дарелл быстро обернулся – он не мог скрыть своей озабоченности – и увидел перед собой улыбающегося во весь рот круглолицего японца средних лет с седеющими волосами. Улыбка Дареллу не понравилась – было в ней что-то вымученное. В кухне было довольно жарко, но не настолько, чтобы этим объяснить испарину, выступившую на узком лбу японца.

– Дарелл-сан, вы не Пэджетт-сан ищете? Она здесь. Я вас провожу.

– Кто вы такой?

– Тысяча извинений. Я – мистер Ваикаидзи, управляющий отеля "Акакура". К вашим услугам, сэр. Если возникнут какие-либо трудности...

– А что, трудности уже возникли?

– Нет, нет, сэр, – засуетился японец. – Не волнуйтесь, сэр. Сюда, пожалуйста.

Дарелл пожалел, что не нашел пистолет. Следуя за Ваикаидзи, он прошел мимо разделочных столов и, улучив удобный момент, ловко стянул короткий острый нож и упрятал его в рукав.

Ваикаидзи остановился перед кладовой и распахнул тяжелую дверь.

– Сюда, пожалуйста. Все в порядке, сэр, не беспокойтесь.

– Беспокоиться должны вы, Ваикаидзи-сан, – недобрым голосом произнес Дарелл.

Он приставил сзади острие ножа к шее японца. Ваикаидзи оборачиваться не стал, догадавшись, что это такое. Дверь за ними захлопнулась и японца пробрала дрожь. Кроме них, в просторной кладовой не было ни души. Выстроившиеся вдоль стен стеллажи были заставлены коробками и банками. Через застекленную дверь в противоположном конце кладовой виднелся задний двор, за которым темнел лес и мерцали огни подъемника.

– Где Пэджетт-сан? – грозно спросил Дарелл.

Мистер Ваикаидзи начал заикаться.

– О, п-пожалуйста... Я н-не знаю. Честное слово. Он пришел, а п-потом... увел ее.

– Кто – китаец?

– Д-да. Очень страшный. Грязный, в разодранной одежде – он целые сутки п-просидел в горах. Это бандит, да? Он увел девушку и приказал мне привести вас. – Мистер Ваикаидзи судорожно сглотнул. – П-пойдемте к причалу, сэр.

Дарелл сказал, не убирая ножа:

– Иди вперед.

– П-пожалуйста, не надо... Я боюсь.

– Я тоже, – сухо произнес Дарелл.

Мистер Ваикаидзи просеменил до конца кладовой, отомкнул дверь и они вышли наружу.

* * *

На улице было заметно теплее, чем накануне, хотя снега не убавилось. Со всех сторон слышались веселые крики и возгласы туристов, бренчала музыка. Дарелл не остановился, чтобы обдумать случившееся. Он даже не пытался представить, что может произойти с Дидрой. Не смел. Одно он знал наверняка: пока он спал, По бродил вокруг, выбирая минуту для нанесения решающего удара.

Примерно в пятистах футах от них на берегу возле причала разместился эллинг. Он был расположен на узком мысу, так что подобраться к нему незамеченным было невозможно. Впрочем, в одном месте почти вплотную к эллингу подступала полоса прибрежных деревьев.

38
{"b":"951","o":1}