ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Галактические координаты:

М = 89* 03* 26* + 0,051 СЛ;

L = 42571,07271 СЛ;

X = (-) A 851,0423 CЛ

Стандартное галактическое время:

11. 17. 14 часов 10 минут

– Полли, тебе лучше прийти через двадцать минут, когда Стинко оденется и вообще, немного освоится. – Ласково, но настойчиво остановил Эд Бартон подружку Стинко, попытавшуюся проникнуть в медицинский отсек.

Девочка подняла на него свои янтарно-карие глаза в которых блестели слезы и с тревогой в голосе спросила его:

– Мистер Бартон, а с ним ничего не случилось?

– О, Господи, да с чего ты только взяла это, девочка моя?

– Но почему тогда Стинко провел в медицинской машине целых пять дней? Ведь такого не бывает. Ну, сколько медицинская машина может заниматься человеком? Два, три часа. Ведь даже на полное клон-восстановление тех ребят с фермы ей понадобилось всего лишь чуть больше суток, а на то, чтобы вылечить руки и ноги Стинко ей почему-то вдруг потребовалось целых пять. Значит с ним что-то случилось.

Эд Бартон усадил заплаканную девочку на кушетку, стоящую возле входа в медицинский отсек корабля, который и спустя тысячелетия по прежнему сверкал ослепительной белизной. Древние, самовосстанавливающиеся отделочные материалы были не так уж и плохи, хотя основные механизмы и вся электроника корабля, сохранилась только благодаря стасис-полю. Он обнял девочку за худенькие плечи и обвел рукой, показывая ей на интерьер просторного помещения.

– Полли, девочка моя, ты же видишь, какое все здесь старое, чуть ли не древнее? Медицинские машины тоже были очень старые. Нам пришлось с ними изрядно повозиться, чтобы вновь их запустить.

Девочку нисколько не убедили доводы Эда Бартона и она упрямо твердила свое:

– Нет, мистер Бартон, это не та причина. Корабль находится в очень хорошем состоянии. Время его почти не коснулось. Если бы он не лежал глубоко под дном залива и у него были тахионные турбины, на нем прямо сейчас можно было бы отправляться в полет. Медицинские машины тоже полностью исправны и находятся в рабочем состоянии, вам даже не пришлось заменять в них активную протоплазму, потому что весь этот блок находился в состоянии глубокого стасиса. Скажите мне правду, мистер Бартон, что случилось со Стинко? Он жив? Зачем он только согласился залезть в эту древнюю медицинскую машину! Мог бы дождаться, когда все закончится.

Эд стоически вытерпел и этот упрек. Он погладил плачущую девчушку по худеньким плечам и сказал, стараясь что бы его слова были достаточно убедительными:

– Полли, девочка моя, Стинко в полном порядке и ты в этом скоро сама убедишься. Медицинская машина сделала свое дело хоть и медленно, но очень хорошо и он выглядит так, как и должен выглядеть юноша в свои семнадцать лет. Разумеется, он изменился, но не настолько чтобы ты его не смогла узнать. Все будет хорошо, Полли, просто замечательно. Потерпи еще несколько минут.

Решив, что девушка достаточно успокоилась, Эд направился в большой, ярко освещенный отсек, где стояли тремя длинными рядами медицинские машины. Привычные, массивные агрегаты с всего лишь одной кушеткой на каждую, похожие на огромных, хромированных майских жуков. В отсеке дежурило несколько андроидов, которые неторопливо прохаживались возле тех реаниматоров, в которых оказывалась срочная помощь детям, пострадавшим в подземельях и в которых уже подвергались клон-восстановлению погибшие дети, из чьих останков удалось выделить фрагменты еще живой плоти, по которым этот сложный агрегат мог полностью восстановить тело человека.

Стинко Нуркиз был помещен в медицинскую машину номер двадцать девять. Прежде, чем подвергнуть парнишку медицинскому осмотру, Эд Бартон вместе с Нэксом почти сутки тестировали эту машину, настраивая её на очень сложную операцию. Он внимательно просканировал все тело Стинко и сделал малоутешительный вывод: кто-то, очень хорошо разбирающийся в медицине и физиологии, постарался сделать так, что бы его организм развивался вовсе не так, как это было заложено природой. В этом была главная сложность, поскольку Стинко, еще в младенчестве, пересадили множество внутренних органов и желез внутренней секреции, взятых от совершенно других доноров. Таким образом этот парнишка представлял из себя целую коллекцию человеческих органов и было чертовски трудно понять, что же является в его теле естественным, а что пересажено.

Поместив Стинко в медицинскую машину, Эд Бартон в первую очередь хотел составить полный каталог того, что составляло тело мальчишки и уж затем попытаться сделать выводы. Когда машина разложила все по полочкам, Эд пришел в волнение. Выходило так, что часть тела Стинко Нуркиза, а именно – его головной мозг, гипофиз и половые железы, принадлежали человеку, который просто физически не мог существовать в этом мире. Машина не смогла даже ориентировочно определить расовый тип такого человека и назвать, хотя бы приблизительно, мир, где он родился, но это смог сделать Нэкс, хотя и с довольно большим разбросом. В итоге получалось, что Стинко Нуркиз мог родиться на любом из миров эпохи Звездной экспансии, но тогда его истинный возраст приближался к возрасту их самих.

Именно поэтому Стинко так долго находился в медицинской машине, которой пришлось выращивать практически заново, каждую клеточку неизвестного для нее организма, руководствуясь информацией, которую вложил в её компьютер Нэкс. Программа регенерации Стинко Нуркиза была составлена вопреки всему тому, что знала эта умная машина о природе человека современной эпохи. Но даже по этой программе на полное восстановление ушло почти четверо суток. Эд Бартон волновался ничуть не меньше Полли, так как не знал, каким Стинко выйдет из реаниматора. Он подошел к громоздкому, неуклюжему агрегату, стоящему на массивном основании и положил руку на молочно-белый колпак, закрывавший ложе, на котором лежал паренек из прошлого, каким-то образом попавший на Бидруп.

С протяжным шипением колпак реаниматора откинулся вверх и Эд Бартон увидел на пластиковой высокого, стройного юношу с приятным, чуть удлиненным лицом и темными, волнистыми волосами. Юноша открыл глаза и улыбнулся. Эд, взглянув на Стинко, удовлетворенно кивнул головой, его полностью удовлетворил его внешний вид. Из неказистого, большеголового уродца, он превратился пусть и не в писанного красавца, но в очень приятного на вид юношу. Пожалуй, таким он понравится Полли куда больше. Стинко осторожно пошевелил руками и легким движением соскочил с кушетки. Опустившись на пол, он посмотрел на свое отражение в полированном боку реаниматора и спросил:

– Мистер Бартон, вы считаете, что именно таким я был?

Эд протянул пареньку сверток с одеждой и с улыбкой ответил ему:

– Стинни, каким ты был, я уже видел, а вот таким ты должен был быть. Таким, каким тебя сделали твои папа и мама. Признаться, я вполне доволен тем, что они сделали.

Эд хотел было сказать Стинко еще пару комплиментов, но в этот момент по гравифону его вызвал Нэкс и сказал ему:

– Эд, в правительственном космопорте "Бидруп – Альфа", идет бой. Ублюдки атакуют легкий крейсерок с опознавательными знаками Ротлана, который совершил посадку восемь минут назад. Бой только что начался, но, похоже, ребятам придется туго, крейсер уже выведен из строя.

Ничего не объясняя Стинко, Эд Бартон моментально телепортировался на центральный пост. Ларс также уже был обо всем извещен и послал поближе к космопорту всех воинов-архо. Ввязываться в бой было не только бессмысленно, но и крайне опасно, но, так или иначе, тех космодесантников, которые сражались сейчас в космопорте, следовало срочно выручать. И делать это следовало не только как можно скорее, потому что силы были неравными, но и со всеми мыслимыми и немыслимыми предосторожностями. Эд быстро бросил взгляд с помощью своего сверхзрения на расстояние в восемьсот с лишним километров и внимательно осмотрел общую картину боя.

71
{"b":"95537","o":1}