ЛитМир - Электронная Библиотека

Тому надоело лежать. Осторожно перебирая лапками, чтобы не упасть (в этом он был мастер), медвежонок пошел знакомиться со странными растениями.

– Привет, – дружески сказал он, протягивая мягкую лапку. – Я Том, меня сделал дядюшка Роберт из первосортных дубовых опилок и замечательного плюша, снятого со старого кресла.

Кустар презрительно сплел ветви, демонстративно не замечая протянутой к нему лапки. Пеняр же оказался более добродушным существом. Чуть ниже его плоского затылка кора внезапно раздвинулась. На медвежонка уставился желтый круглый глаз, похожий на сучок. Пеняр поднял один из своих узловатых корней и осторожно протянул Тому. Медвежонок с чувством потряс его.

– Рад познакомиться, – улыбаясь во весь рот, сказал он. – Вы случайно не дубовый пень? Давно, понимаете ли, ищу близких родственников.

Пеняр замигал, но ничего не ответил.

– Не дубовый, а сосновый, – холодно промолвил Алмар. – Неужели не видно? Кстати, ни Кустар, ни Пеняр разговаривать не умеют.

– Жаль, искренне жаль, – сказал подошедший к мальчику Страшила. – А ты не пытался нарисовать им рты? Алмар покачал головой.

– Вот еще! – возразил он. – Не хватало мне только с утра до вечера слушать их болтовню! Оба они – воины, а солдатам много разговаривать ни к чему.

– Не думала, что в Желтой стране есть армия, – заметила Элли, с любопытством глядя на сурового мальчика, – Интересно, откуда вы там появились?

– Это долгая история, – уклончиво ответил Алмар. – Виллина сама тебе все расскажет – если захочет. Смотри, мы уже над Желтой страной!

Элли посмотрела вниз. Между Зеленой и Желтой страной не было никаких четких границ, и все же даже невооруженным глазом было заметно, где начинаются Владения Виллины. Зеленое море полей, лесов и рощ внезапно перешло в такое же, но уже золотистое море. Казалось, северная часть края Торна находилась в плену у вечной осени. Зато цветы переливались всеми цветами радуги – таких Элли прежде нигде не видела. Яркое летнее солнце несколько потускнело, а небо из голубого стало мутно-зеленым.

Однако самым удивительным было другое – нигде не было видно ни деревень, ни отдельных хуторов. Леса сменялись бескрайними полями, и ни один клочок земли не был возделан. Порой внизу проплывали большие сады, но и они выглядели дикими и неухоженными. Приглядевшись, Элли заметила, что на траве между деревьями лежат целые груды зрелых яблок и груш. Ими лакомились бесчисленные птицы.

– А где же пшеничные поля? – недоуменно спросил Страшила. – Что-то я не вижу ни одного нашего брата-пугала. Вот небось здесь воронам раздолье! Клюй себе колосья с утра до вечера без забот и хлопот.

Алмар хотел что-то ответить, но промолчал. А простодушный Изумрудик продолжал болтать, не обращая внимания на укоризненные взгляды Элли.

– Сколько лет живу в этом краю, а в Желтой стране не бывал. Как-то раз мы с Дровосеком пытались навестить Виллину – так, по-свойски, по-соседски, да ничего у нас не вышло. Вроде шли все время на север, а оказывались почему-то то в Голубой стране, то в Фиолетовой. Один старик Мигун взялся провести нас в Желтую страну звериными тропами. Вместо этого мы очутились в каких-то болотах. Вокруг трясина, туманы, грибы огромные… Жуть! Дровосек в конце концов завяз по грудь – насилу его вытащили… Так и вернулись, несолоно хлебавши.

– Помолчи, Изумрудик, – не выдержав, прервала его Элли. – Разве ты не понимаешь, что в этой стране не любят непрошеных гостей?

– По-моему, здесь и прошеных не очень-то привечают, – проворчал Страшила, искоса поглядывая на невозмутимого Алмар. – Смотрите, дворец!

Впереди, за цепью округлых озер, появился огромный луг. Он был устлан ковром из голубых, розовых, фиолетовых и зеленых цветов. Посреди луга, в кольце из фруктовых деревьев, возвышался Желтый дворец. По размерам он хотя и несколько уступал Изумрудному, но был куда изящнее. Центральную часть здания венчал купол, выложенный янтарными черепицами, а оба боковых крыла – многоступенчатые башни из перламутра. Все три этажа были украшены множеством балконов с ажурными оградами. Лестница, ведущая к парадному входу, была закрыта аркой из вьющихся растений с крупными белыми цветами.

Сердце Элли взволнованно забилось. Скоро она увидит дорогое лицо и сможет поцеловать руки старой волшебницы!

Страшила был настроен менее сентиментально. Его очень озадачило то, что, пролетев почти полстраны, он не заметил ни единого пшеничного поля. «Неужели здесь нет ни одного пугала? – бормотал он, осуждающе качая головой. – Что же здесь тогда вообще есть?» Что касается Тома, то медвежонок ни о чем не думал, а только таращил на дворец свои разноцветные пуговичные глаза.

Алмар что-то тихо произнес. Облако повисло над центральной аллеей, ведущей к дворцу, а затем стало медленно опускаться. Лицо у мальчика сделалось озабоченным, и Элли заметила это.

– Что-то случилось? – спросила она. Алмар огляделся и пожал плечами.

– Не пойму, в чем дело, но что-то не так… Неожиданно ему на помощь пришел Страшила.

– А где же вороны? – недоуменно спросил он. – Когда я был правителем Изумрудного города, то покоя не знал от гомона этих дерзких птиц. Одна до того обнаглела, что залетела в Тронный зал и едва не утащила ключ от казны. Ну, я тогда и задал ей жару!

Алмар хлопнул себя по лбу.

– Точно! – воскликнул он. – Я не вижу ни одной птицы! Раньше их вокруг дворца было видимо-невидимо, а теперь все словно вымерли! И лесных зверей что-то незаметно, даже любимцев Виллины – ланей…

Элли почувствовала, как сердце ее тревожно сжалось. Нет, ничего особенного она не заметила. День был как день, солнце спокойно сияло на небесах, и его лишь изредка закрывали перистые облачка. Ничто не предвещало ни бури, ни сильной грозы – почему же тогда попрятались все птицы и животные?

Золотистое облако опустилось на землю и растаяло.

– Почему нас никто не встречает? – спросил Том. – Небось не каждый день сюда феи да говорящие игрушки прилетают.

Страшила поддержал его:

– Верно, а где народ? Я готов произнести речь – Элли знает, какой я крас-но-ре-чи-вый! Неужели у Виллины нет даже слуг?

Алмар слегка улыбнулся.

– Почему же? Есть, целых четыре. Только вряд ли их можно назвать слугами.

– Четыре? – удивился Страшила. – А сколько у нее придворных?

– Столько же, – ответил Алмар. – И это те же самые люди.

– А сколько у нее подданных? – спросил пораженный Страшила, но в этот момент парадная дверь медленно отворилась, словно сама собой.

Страшила подбоченился, взял Элли под руку и зашагал по аллее. Он уже забыл, что давным-давно вновь стал простым пугалом. Бывший хозяин Изумрудного города соскучился по роли мудрого правителя, а еще больше – по пышным балам и долгим, витиеватым речам. Долгие годы соломенный человечек простоял посреди пшеничного поля, в окружении ворон и сурков. Он не раз дарил им плоды своего несравненного красноречия – но что толку? Неблагодарные создания слушали его тирады и одновременно закусывали отборными зернами, не испытывая никаких угрызений совести. То ли дело Виллина! Это же самая настоящая чародейка. Разве один мудрый правитель не захочет выслушать другого мудрого правителя, пусть и бывшего?

Алмар шел чуть позади гостей, настороженно глядя по сторонам. Вдруг он крикнул:

– Стойте!

Элли и Страшила оглянулись. Том, которого девочка держала на руках, недовольно заворчал:

– Ну вот, начинается: то иди, то стой!

Алмар поднял повелительно руку, и медвежонок умолк.

– Кустар, Пеняр! Мне показалось, что земля чуть-чуть вздрогнула!

Живые растения тотчас зарылись корнями в землю и замерли на мгновение. Затем Пеняр пулей взлетел вверх, словно чего-то испугался, а Кустар замахал ветвями. Элли показалось, что колыхание веток напоминает движение рук глухонемых людей во время «разговора». Как бы там ни было, но Алмар явно понял, о чем хотел сказать Кустар. Брови его изумленно взметнулись.

– Не может быть! – воскликнул он. – Нужно немедленно предупредить Рохана! Виллина может попасть…

3
{"b":"95545","o":1}