ЛитМир - Электронная Библиотека

В это время Изумрудным городом правил Страшила. По просьбе Лога Родера, нового правителя Голубой страны, он созвал Большой совет. От рудокопов на него прибыл Тогнар, сменивший Карама на посту Хранителя времени. Прилетели на Совет и Стелла с Виллиной. «Прекратите истреблять животных и птиц, – обратилась к Тогнару Стелла. – Они – наши верные друзья и такие же граждане Волшебной страны, как и маленькие люди: Жевуны, Болтуны и прочие». «Ну нет! – возразил грубый и заносчивый Тогнар. – Не для того мы покинули родную Пещеру, чтобы менять свои обычаи! Нам и так Жевуны подсунули самые плохие, каменистые земли, на которых ничего не растет. А теперь вы еще хотите, чтобы мы из тигров превратились в ягнят. Сотни лет наши предки охотились на Шестилапых и даже сумели приручить этих могучих зверей. Здесь же нам не разрешают тронуть пальцем какого-то зайца! Почему? Только из-за того, что он умеет молоть языком всякую чушь? Но это не делает зайца человеком! Мы, рудокопы, не желаем питаться одними фруктами да хлебом, нам нужно мясо!»

Речи Тогнара возмутили всех членов Совета. В конце концов Дровосек не выдержал. Сурово сдвинув брови, он воскликнул: «Если вы не хотите подчиниться законам Волшебной страны, которые установил сам Торн, то возвращайтесь в свою Пещеру!»

Глаза Тогнара зло блеснули, и он процедил сквозь зубы:

«Хорошо, так мы и сделаем» – и вышел из зала, хлопнув дверью.

Мягкосердечный Дровосек тут же пожалел, что был так резок с Хранителем времени, но было уже поздно. Вернувшись в Голубую страну, Тогнар собрал свой народ и сказал:

«Братья! Правители этого края не хотят принимать нас в свою семью. Они считают нас слишком грубыми и жестокими. Какие-то жалкие зайцы и утки им дороже, чем мы. Жевунам не нравится также едкий дым наших заводов. Видите ли, он загрязняет воздух и их пшеничные поля. Как будто есть другой способ выплавлять железо и медь! Короче, нас изгоняют назад, в Пещеру. Конечно, мы могли бы ответить на оскорбление войной. Все эти трусливые Мигуны и Болтуны сразу же разбегутся, когда увидят наших могучих Шестилапых. Даже Марраны не сравнятся с нами, прирожденными воинами!»

Тогнар сделал паузу, и разгневанные рудокопы закричали: «Война, война! Мы покажем этим трусливым коротышкам, как командовать нами, рудокопами!»

Однако вождь поднял руку, и толпа успокоилась.

«Не надо горячиться, – сказал он. – Не забывайте, что в этом краю есть железный великан Дром, да еще две волшебницы – Стелла и Виллина. Да и захотят ли Шестилапые напасть на мирных фермеров?»

Рудокопы задумались. Они были не таким воинственным племенем, как Марраны, и, кроме того, побаивались чародеев – ведь в Пещере таких никогда не было.

«Нам придется уйти назад, в Пещеру, – продолжал Тогнар. – И вовсе не потому, что так решил Железный Дровосек. Наши предки давным-давно покинули поверхность земли, и за это время Пещера стала родиной для рудокопов. Нам надо вернуться в свои брошенные дома и зажить прежней жизнью. Мы будем, как и раньше, обменивать руду и драгоценные камни на пшеницу и фрукты. Конечно, там, под землей, жить нелегко. Зато нами никто не будет командовать и решать, что нам нужно делать, а что нет. Когда-нибудь мы еще вернемся сюда и будем намного сильнее, это я вам обещаю».

Рудокопы встретили слова своего вождя радостными криками, однако вскоре настроение у них сменилось. Многим было жаль бросать только что построенные деревни и заводы. Да и поля здесь, в Голубой стране, были куда более плодородными, чем пашни на берегу Срединного озера в Пещере. Но они привыкли верить своим Хранителям времени. Вождям виднее, как надо поступать, решили рудокопы.

На следующий день в Пещеру потянулся караван Шестилапых, запряженных в огромные повозки. За ними шли рудокопы, хмурые и молчаливые. У входа в туннель на откосе небольшой горы каждый оборачивался, чтобы в последний раз бросить взгляд на солнце, а затем снимал зеленые очки и складывал их в большой ящик.

Прошло еще двадцать лет. За это время рудокопы вновь привыкли жить на старом месте, в вечном полумраке, рассеиваемом лишь светом золотистых облаков. Никто больше не говорил о жизни в Голубой стране, и вовсе не потому, что у людей остались одни неприятные воспоминания, нет! Рудокопы помалкивали, опасаясь гнева Хранителя времени Тогнара. Этот человек оказался настоящим тираном. Он поселился в столице и вскоре занял Радужный дворец. Опасаясь бунта, он окружил себя гвардией из самых сильных и жестоких рудокопов. Тогнар вновь назначил надсмотрщиков, как было в прежние времена, и те, сидя на Шестилапых, следили за работой крестьян и шахтеров.

В конце концов придворные предложили избрать Тогнара королем, и тот милостиво согласился на титул: Великий и Мудрый Тогнар, Повелитель и Благодетель рудокопов. По случаю коронации во дворце был устроен роскошный бал. Простые люди в этот день должны были трудиться на два часа больше, но зато получили от щедрого повелителя по одному яблоку или груше.

Вскоре жители города Великого короля (так ныне называлась столица Пещеры) стали замечать кое-что странное. Около дворца появлялись какие-то существа в темных плащах – то ли люди, то ли нелюди – не поймешь. Король Тогнар стал еще угрюмее и злее, и балы во дворце прекратились. Затем по приказу правителя вокруг дворца была возведена высокая глухая стена, а у единственных ворот поставлена многочисленная, вооруженная до зубов охрана.

В жизни рудокопов начался самый мрачный период.

Глава пятая

Сын королевского ловчего

Однажды в семье Олдара, нового королевского ловчего, родился мальчик. Увы, после его появления на свет мать умерла, и воспитанием ребенка занялся сам Олдар. Король Тогнар любил охоту на Шестилапых больше всего на свете. И ловчему с помощниками пришлось поселиться в лабиринте из сотен туннелей, окружавших Пещеру. На берегу небольшого, но очень глубокого озера они построили каменный дом и ежедневно уходили на поиск диких Шестилапых. Поначалу кто-то оставался нянчиться с маленьким Алмаром (так назвал своего сына Олдар), но мальчик рос, что называется, не по дням, а по часам. Уже в четыре года он стал самостоятельным. Пока взрослые отсутствовали, он занимался хозяйством: убирал в доме, разжигал печь и готовил еду. Алмар приохотился ловить рыбу в озерце, так что на ужин ловчие могли полакомиться безглазыми карасями и щуками.

В пять лет Алмар впервые отправился на охоту. Отец сделал ему маленький лук и колчан со стрелами, и сын вскоре научился искусно стрелять, поражая всех своей меткостью. Однажды мальчик спас жизнь короля Тогнара, отогнав несколькими точными выстрелами вырвавшегося из сети огромного Шестилапого, за что удостоился щедрой награды – целой корзины фруктов.

По вечерам ловчие собирались у жарко натопленной печи и негромко разговаривали, потягивая горячий чай из оловянных кружек. Они часто вспоминали годы, проведенные на поверхности земли, в Голубой стране. «Глупцами мы были, когда поссорились с Жевунами, – с горечью говорил Олдар. – Мы вполне могли обойтись и без охоты на зайцев, оленей и уток. Если у кого-то чесались руки по лукам и сетям, то они могли в любой момент спуститься сюда, в лабиринт, и здесь отвести душу. А зачем было строить в Голубой стране заводы? Их хватало и здесь, в Пещере. Можно было наладить посменную работу шахтеров и металлургов, и все были бы довольны! А мы вместо этого вырубали леса в стране Жевунов, коптили небо дымом заводских труб, мучили бедных Шестилапых, заставляя возить руду из Пещеры…»

«Верно ты говоришь, Олдар, – соглашался старый ловчий по имени Локк. – С годами наши дети привыкли бы к жизни под открытым небом, и все бы наладилось. Жаль, умер мудрый Карам! Он не допустил бы того, что произошло с нашим многострадальным народом…»

«Тсс! – прервал его Гесс, ловчий помоложе, тревожно прислушиваясь. – Напрасно мы ведем такие разговоры… Если они дойдут до Тогнара, то не миновать нам пожизненной ссылки в изумрудном руднике».

Все в доме замолчали. В наступившей тишине явственно слышались чьи-то легкие шаги. Алмар первым успел выбежать наружу, но увидел лишь тень какого-то низкорослого существа.

7
{"b":"95545","o":1}