ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Последней главы не будет
Агент «Никто»
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Фагоцит. За себя и за того парня
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Корона Подземья
Пустошь. Возвращение
Содержание  
A
A

Большая часть космолетчиков и космодесантников, почти двенадцать тысяч интари, служивших под моим началом в Золотой эскадре, согласились продолжить службу на новом космическом корабле, который замышлялся его конструкторами, как принципиально новая боевая единица интайрийского космофлота – боевой, сверхтяжелый крейсер освоения. Таких звездолетов Интайр еще не строил и потому для меня было очень лестно принять на себя командование такой махиной.

Уже с первых дней весь личный состав моей эскадры смог разместиться на "Уригленне", хотя ее корпус был смонтирован только на две трети. Я поселился вот в этой самой каюте и единственное, с чем я поднялся на борт "Уригленны" так это с ручным контейнером, заполненным едва ли на две трети и родильной камерой, в которой росла маленькая Вирати, да ещё вот этой самой мебелью и картинами, которые забрал из дома после гибели родителей.

На той половине каюты, – Серж указал Джейн рукой на дверь – Была установлена родильная камера и прочее медицинское оборудование, а также обустроено четыре комнаты, в которых предстояло расти Вирати. Этим именем хотели назвать свою дочь наши родители и потому, еще задолго до своего рождения моя сестренка получила имя. Видимо, как раз из-за этого мои шалопаи и сменили мое старое прозвище – Адмирал Кувалда, на новое – Звездный Отец.

Вместе с этим, так же еще до рождения Вирати, вся команда и космодесант "Уригленны" стали считать ее своей дочерью. Большинство этих интар и интаров начали службу молоденькими девушками и юнцами. На моих глазах они повзрослели, возмужали и стали матерыми космическими волками, отличными космолетчиками и космодесантниками, на чью долю выпало всего, и космических сражений на просторах галактики Хизан, и военных операций на различных планетах.

Хотя эта зона Синего сектора Срединной доли галактики Хизан и называлась Гегемонией Интайра, наши союзники, частенько, грызлись между собой за каждый паршивый астероид и интайрийскому космофлоту постоянно приходилось приструнивать то одних, то других. Случались, порой, нападения и из других секторов галактики. В отличие от галактики Магеланово Облако, галактика Хизан была населена доброй сотней рас разумных существ и не всегда разум возобладал над чувствами. Так что космофлоту Метрополии частенько приходилось вступать в схватки и моя Золотая эскадра по праву считалась одним из самых боеспособных отрядов военного космофлота как Интайра, так и всей Гегемонии. Особенно хорошо это запомнилось космофлоту Суренны, который мы здорово потрепали за восемь лет до этого.

Тем приятнее мне было видеть, как рвались мои парни подобраться поближе к адмиральскому отсеку, чтобы из первых рук получить информацию о Вирати. В общем, у меня практически не было хлопот по наблюдению за родильной камерой, возле нее постоянно дежурило двое-трое интари, свободных от вахты и все они прежде, чем попасть в мою каюту, выдержали сложный экзамен у главного судового врача Глана Радми. Да, и сам Глан, не смотря на всю его занятость, частенько захаживал в мою каюту за тем, чтобы проследить за развитием Вирати.

Мои инженеры-вооруженцы конструировали для Вирати игрушки, а баталеры всеми правдами и неправдами доставали тончайшие ткани для распашонок. Несколько десятков молодых интар вызвались стать кормилицами, а уж кроваток для нее было изготовлено вообще не менее сотни и когда Вирати, наконец, извлекли из родильной камеры, это событие праздновали не только мои ребята, но и все космомонтажники.

Шел год за годом и корпус "Уригленны" принимал все более законченные очертания, а вместе с кораблем росла и Вирати. Когда ей исполнилось шесть лет, а интайрийский год лишь на девять дней длиннее земного, при почти одинаковых сутках, разница буквально в минутах, Вирати знала буквально каждый закоулок этого огромного корабля. Мне не раз приходила в голову мысль отправить ее на Интайр, чтобы она росла среди детей, но всякий раз я отгонял ее, так как для меня не было большей радости баюкать ее на ночь и петь малышке колыбельные. Да к тому же, пока "Уригленна" достраивалась, многие члены экипажа привезли на ее борт своих жен и детей, благо места хватало. Поэтому у Ви вполне хватало друзей и подружек и она нисколько не тяготилась такой жизнью. Когда же мне удавалось вырваться на несколько дней на Интайр, то Вирати там совсем не нравилось. Слишком много интари, слишком много машин и никуда не пойди без взрослых.

Когда Вирати исполнилось пятнадцать лет, ей все-таки пришлось отправиться на Интайр для того, чтобы продолжить свое образование в университете. Вот там ей пришлось туго. Моя сестренка, привыкшая к военной дисциплине, никак не могла смириться с расхлябанностью своих новых друзей и подруг и все время пыталась приучить их к порядку. Она все привыкла делать сама, а когда наступала пора отдыха, то стремилась к безудержному веселью, ну и кроме всего она всегда была готова на всяческие авантюры, которые казались ее сверстникам рискованными и крайне опасными.

Поскольку Вирати в большей мере получала образование от инженеров и техников военного космического корабля, то она знала много такого, о чем даже и не подозревали ее новые друзья. Пробраться в любое закрытое помещение или приготовить хлопушку из самых безобидных химикалиев, ей ничего не стоило, а потому преподаватели частенько жаловались мне на ее проделки, пусть и безвредные, но очень уж шумные и вызывающие. Зато никто из них не мог пожаловаться на ее исполнительность и дисциплину во время учебных занятий.

Из-за этого у Вирати было много поклонников среди однокурсников, но куда больше завистниц, чем у любой другой девушки ее возраста, красивой и смышленой. Вместе с тем моя сестренка, привыкшая к обществу интари более старшего возраста, смотрела на своих юных ухажеров свысока и считала их слишком глупыми, слабовольными и незначительными, чтобы отвечать на их ухаживания.

В силу того обстоятельства, что ее детство прошло на боевом корабле среди суровых ветеранов и благодаря тому, что те ее так боготворили, она, видите ли, с детства считала, что юная и прекрасная интара может стать женой только такого героя, как ее старший брат, или еще более смелого и отважного офицера, космолетчика или космодесантника, и тогда она станет тем призом, той самой высокой наградой, которой удостоит его судьба.

155
{"b":"95569","o":1}