ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Директор насторожился:

– То есть, вы живете один?

– С сыном.

– У вас квартира, дом?

– Господин Жорот королевский маг. Он живет во дворце, как и все придворные, – тихо, но довольно агрессивно вмешалась Тина.

– О… прошу прощения, – директор смутился. – А Кецетин?..

– Я его помощник, – отозвался Жорот. – Так мы идем?

– Няня… – воспитатель замолчал, раздумывая.

Это был мужчина за сорок, с властным, резко вылепленным лицом и уверенными жестами.

– Скорее, гувернантка.

– Вы пришли не по адресу. Наши дети не получают достаточного образования и…

– Согласитесь, для трехлетнего ребенка любой разумный подросток может быть чем-то вроде гувернантки. А недостаток образования легко устранить – при желании подростка, конечно.

Воспитатель покачал головой. И решительно сказал:

– Хорошо. Я могу вам предложить трех девочек и мальчика.

– Я смогу поговорить с каждым из них?

– Само собой. Прошу.

Они шли через коридор, нечто вроде большой классной комнаты, и, наконец, через спальню. По дороге Мервин подзывал детей, так что когда он остановил Жорота у двери, все четверо подростов стояли рядом, переминаясь с ноги на ногу. Колдун с интересом оглядел их, и вздрогнул от неожиданности, зацепившись взглядом за единственного мальчика в этой компании. Ребенок был копией его жены в мужской фазе, только с темными волосами. Жорот с усилием отвел взгляд, вопросительно глянул на воспитателя.

Мервин распахнул дверь, перед которой они стояли, впустив колдуна внутрь. Это оказалась небольшая комната со столом, стулом и узкой кроватью, предназначенная, видимо, для отдыха воспитателей в ночное время.

– Вам сразу их запускать или по одному?

– По одному. Я постараюсь их долго не задерживать.

– У них сейчас свободное время, так что часа три у вас есть… Вы обратили внимание на Лотто, или мне показалось?

– Вы о мальчике? Он очень похож на моего друга, – Жорот усмехнулся, – Точь-в-точь, только волосы темные. Для меня это было несколько… неожиданно.

– Понимаю. Возможно, они родственники, хотя бы дальние…

Колдун покачал головой.

– Не думаю. Детей у Вела нет, я это точно знаю – мы росли вместе. Да и живет он на планете, до которой лететь больше трех световых лет.

– Действительно, тогда вряд ли, – согласился Мервин, – Что ж, и не такие совпадения бывают… Кого вам пригласить первым?

– Любого.

Первая девочка, живая, невысокая, с рыжеватыми вьющимися волосами вошла и села, чинно сложив руки на коленях. Звали ее Вита, родителей она не помнила, в классе по всем предметам у нее были твердые "хорошо", на вопрос, чем она любит заниматься, она бойко ответила, что ей нравиться готовить, убирать тоже, но меньше.

– И что, все свободное время ты посвящаешь готовке и уборке? – не сдержав усмешку, уточнил Жорот.

– Обычно с младшими вожусь, – отозвалась Вита, – Да и если хочешь как следует учиться, свободного времени остается не так уж и много.

– А чем у вас вообще дети занимаются в свободное время?

Вита пожала плечами:

– Кое-кто любит с цветами возиться – но это летом. Кто хочет, учится в художественном классе…

– И что там делают?

– Девочки вышивают, мальчики всякие поделки из дерева режут… Иногда рисуют, – последнее она произнесла с легкой гримасой на лице.

– А тебе не нравиться рисовать?

– Это для богатых, – непреклонно отозвалась девочка.

– Ясно. А чем еще вы тут занимаетесь?

– Ничем…

– А читать ты любишь?

– У меня по чтению "хорошо", – гордо сообщила Вита. – Я все книги, что нам задают, беру в приютском хранилище и целиком читаю, а не отдельными кусками, как многие из наших.

– Хранилище? В смысле, там книги хранятся?

– Ну да. Очень много книг, и целых три хранителя. Говорят, несколько лет назад одна девочка даже поступила в обучение на хранителя. Но это ей очень повезло – она выиграла какой-то там конкурс, и ее направили на учебу…

Вторым зашел Лотто. Он тоже не помнил родителей, на вопрос об оценках, уклончиво ответил "по-разному". Когда Жорот стал уточнять, выяснилось, что по большинству предметов у мальчика "отлично" и "хорошо", только по мастерству и огородничеству он еле вытягивает на "удовлетворительно".

– А чем любишь заниматься в свободное время?

Мальчик молча пожал плечами.

– Что, все время на учебу уходит?

Лотто пренебрежительно фыркнул:

– Я задания за час-полтора делаю. Ну… в игры всякие играем. Когда в мяч, когда в полицейских и бандитов. Я еще в клетки люблю играть, только Перес с прошлым выпуском ушел, а с остальными неинтересно.

– Что за клетки?

Лотто терпеливо пояснил:

– Доска делится на клетки, черные и желтые, через одну. Два игрока, у каждого своя армия, правила разные, как какая фигура ходит…

– Все, я понял. А читать любишь?

– А что читать-то? – мрачно спросил Лотто, – в приютском хранилище едва пятую часть книг разрешают брать…

– Почему ты так решил?

– Каталог же общий… Я ради интереса и подсчитал, что из пяти выбранных книг мне только одну дают.

– Мервин сказал, ты любишь возиться с детьми?

Мальчик неожиданно улыбнулся. Застенчиво сказал:

– Они… очень интересные. Разные.

Третья девочка, Олли, была худая и какая-то зажатая. Села, сложив руки на коленях – видимо, их приучали к этой позе – только тело не расслаблено, а напряжено, губы сжаты, глаза настороженные и смотрят в пол. На вопрос, помнит ли она родителей, Олли кивнула. Тихо сказала:

– Мама умерла, когда мне исполнилось девять. И меня отправили сюда.

Училась она на "хорошо" и "отлично", только по поведению было "плохо".

– Почему?

– За систематические нарушения, – отозвалась она заученной фразой.

– Какие именно?

– Спросите у Мервина.

Колдун сжал губы, чтобы скрыть улыбку. Ответ был на грани грубости, Олли, в отличие от предыдущих подростков, не собиралась откровенничать с незнакомцем, даже ради возможности получения хорошей работы.

– Чем ты любишь заниматься в свободное время?

– Рисовать. Читать, – не поднимая головы, тихо ответила девочка.

– Какую книгу ты сейчас читаешь?

29
{"b":"95573","o":1}