ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты очень похож на своего отца, – заметил Ник. – Существует опасность, что фамильное сходство будет замечено?

– Никакой, – сказал Оливер, убежденный в своей правоте. Лили при нем смотрела на портрет его отца, написанный, когда Фредерик, впоследствии граф Витморский, был примерно в том же возрасте, что и Оливер, но никак не обнаружила того, что сравнивает их.

– Мне все это не нравится, – пробормотал Ник. – Я, пожалуй, обоснуюсь в Солсбери. Это ближе.

– Ты мне нужен в Лондоне.

– Мы партнеры, – сказал Ник и плотно сжал губы. – И мне тоже необходимо, чтобы ты был рядом со мной. Но ты пошел своей собственной дорогой по своим собственным соображениям. Я принял во внимание эти соображения, но что касается всего остального, я должен руководствоваться своими собственными инстинктами. Габриэль позаботится о делах в Бостоне. Вилкинс – надежный человек, который может взять на себя большую ответственность. Ты сам это говорил. Он может быть нашим связным в Тауне. Если я тебе понадоблюсь, я должен появиться здесь как можно быстрее. Так что пусть это будет Солсбери. Тебе не составит большого труда отлучиться, чтобы там со мною встретиться. А местом наших тайных встреч будет кафедральный собор.

К ним направился достопочтенный мистер Гудвин. Это был приземистый, коренастый тип, со слишком серьезным и унылым выражением лица для человека, которому на вид было не более тридцати пяти. Заметив Оливера, он кивнул ему.

– Будь осторожен, – только и успел сказать Оливер Нику, прежде чем произнести приветствие: – Добрый вечер, мистер Гудвин.

– Добрый ли? – Гудвин задержался возле их стола и печально оглядел сначала Ника, а потом Оливера. Его светло-голубые глаза казались бесцветными на раскрасневшемся от выпивки лице. – Блажен тот, кто находит радость в грешном мире людей, мистер Ворс. Воистину блажен. Тем из нас, кто мыслит глубоко, открывается истина. Не найти нам радости в грешном мире людей.

– Да, – согласился Оливер, не сумев подыскать лучшего ответа.

– Думаю, вам доставляет радость пребывание в Блэкмор-Холле? – спросил Гудвин, слегка покачиваясь и подмигивая. – Должен признаться, я был удивлен, когда узнал, что профессор Эдлер принял в дом незнакомого человека. Это более чем удивительно. Я бы ему этого не посоветовал, но Бог защитит кроткого. Если же ему это не удастся, то я сам позабочусь о безопасности мисс Эдлер, сэр. Хорошенько запомните это.

Повергнув Ника и Оливера в недоумение своими замечаниями, Гудвин побрел прочь. Он извлек из кармана какие-то огрызки и стал кормить ими попугая. Птица отвернулась, кося на священника черным глазом, а потом, к удивлению Оливера, осторожно боднула его руку головой.

– Странный тип, – заметил Ник, когда священник вышел из гостиницы. – Я бы сказал, что он увлечен твоей мисс Эдлер.

– Мою мисс Эдлер, как ты ее называешь, мужчины не интересуют. – Не совсем правда, но вполне удачная выдумка. – Она уже довольно… м-м… зрелая, и, похоже, мужчины не производят на нее впечатления.

Ник засмеялся, наконец-то обретая свой обычный вид и голос.

– Если б я поверил, что это так и осталось после того, как она встретила тебя, я бы стал опасаться за твою репутацию. – Он тронул Оливера за рукав. – Мне кажется, наша компания сейчас пополнится.

Хохоча и поглядывая в сторону Оливера и Ника, грузный, с песочного цвета волосами человек с трудом поднялся из-за ближайшего столика. Он вразвалку направился к молодым людям.

– Сейчас же вернись, Реджи! – закричала одна из женщин, сочная особа с каштановыми волосами, в зеленом платье с пышными оборками и в отороченной лебяжьим пухом оранжевой бархатной накидке. – Реджи! – В ее пронзительном голосе сквозило нетерпение.

Но внимание Реджи было поглощено другой персоной, а именно Оливером.

– Ты его знаешь? – спросил Ник.

На ответ не оставалось времени. Мужчина нетвердой походкой подошел и, потянув к себе по неровному деревянному полу стул, тяжело на него опустился.

– Витмор, – мрачно сказал он, в упор разглядывая Оливера. – Лорд Витмор. Мы с вами, так сказать, соседи. Вы – секретарь. Я правильно выразился?

Волна перегара ударила Оливеру в ноздри, заставив его содрогнуться. Лили была права, когда говорила, что его двоюродный братец весьма дороден. И профессор Эдлер был прав, объясняя это невоздержанностью Витмора. Его раздавшееся, но все еще красивое лицо было испещрено тонкими красными прожилками. Несмотря на различия в сложении и цвете волос – отец Оливера до самой смерти сохранял подтянутую фигуру и темную шевелюру, – несмотря на это, Витмор обладал сверхъестественным сходством со своим дядей, которого никогда не знал.

Витмор хлопнул ладонью по столу с такой силой, что покачнулся на своем стуле.

– Я тебя спрашиваю, черт побери, – заревел он. – И не вздумай юлить, а не то испробуешь моих кулаков.

– Оливер…

Оливер подал знак Нику не перебивать.

– Добрый вечер, ваша светлость, – отозвался он. – Я – Оливер Ворс, помощник профессора Эдлера.

– Вшивый ассистент, да? В какие игры ты играешь, ну?

Оливер переглянулся с Ником.

– Ты смазливый малый, – процедил Витмор сквозь зубы. – И только не говори мне, что тебя интересует безмозглая болтовня Эдлера. Думаю, ты ищешь способ, как бы наложить лапу на толстый кошелек старого дурака, так?

Ник под столом предостерегающе наступил Оливеру на ногу, подав ему своевременный сигнал. Зять слишком хорошо его знал. Сейчас было бы бессмысленно ставить на место этого надравшегося хлыща.

– А это кто? – спросил Витмор, покосившись на Ника.

– Мой старый друг.

– Слуга, одетый как джентльмен, со старым другом, одетым как джентльмен. – Витмор подвигал своей вялой челюстью и снова повернулся к Оливеру, не без труда сосредоточив на нем блуждающий взгляд. – Я узнаю негодяев ср-разу. Слушай, я ничего не имею против человека, который ловит свою удачу. Единственное, чего я прошу, чтоб ты выложил все начистоту.

Оливер подвинул свою кружку Витмору:

– Похоже, вам не помешает освежиться, милорд. Сделайте одолжение.

Распустив слюни, Витмор сделал одолжение, приложившись к кружке и сделав добрый глоток. В горло ему попало ровно столько же вина, сколько потекло по подбородку, замочив сюртук и рубашку. Оливер, взглянув на Ника, слегка качнул головой. Встреча с Витмором в любом случае была неизбежной, если он рассчитывал побольше разузнать, что произошло с его отцом. И не стоило пренебрегать благоприятной возможностью противопоставить свой трезвый ум пьяному.

– Я сразу узнаю разумных людей, – сказал Витмор, с преувеличенной осторожностью поставив кружку и икнув. – Мы можем доверять твоему другу, а? – Он повел головой в сторону Ника.

– За него я жизнью ручаюсь, – без тени улыбки ответил Оливер.

Витмор попытался подмигнуть. При этом у него закрылись оба глаза.

– Этого разговора не было, ты п-пнимаешь?

Оливер положил левую руку на правую сторону своей груди.

– Сердцем клянусь, – сказал он. – Мы даже никогда не встречались.

– Ну а ты? – Граф нашарил взглядом Ника.

Ник приложил руку к уху и прокричал Оливеру:

– Что он сказал?

– Он плохо слышит, – пояснил Оливер Витмору и, улыбнувшись, постучал Ника по голове. – Добрый малый, но немного с приветом. Не обращайте на него внимания, милорд. Он будет делать, что я скажу. – Ему за это еще достанется.

Витмор выпрямился.

– Хотел взглянуть на тебя. Как раз подумал, что ты и есть тот самый парень, когда подошел Гудвин и заговорил с тобой. Надутая подобострастная задница этот Гудвин – ты его знаешь?

Оливер неопределенно хмыкнул.

– Поговаривают, что старина Эдлер от тебя в восторге. Это правда?

Изобразив, как он надеялся, многозначительную улыбку, Оливер уклончиво ответил:

– Мне кажется, что профессор мне доверяет. – Ну теперь выяснится, как обстоят дела во взаимоотношениях этого малого с профессором Эдлером.

– Он тебе прилично платит, да?

– Платы никогда не бывает достаточно. – Очередная многозначительная улыбка Оливера произвела явное впечатление на Ника, с лица которого даже слегка стерлось восхитительно бессмысленное выражение.

13
{"b":"95574","o":1}