ЛитМир - Электронная Библиотека

Лили вернулась на свой стул. На этот раз она позаботилась хорошенько прикрыть платьем свои ноги.

– Нас непосредственно больше всего интересуют отношения мужчин и женщин. – Вообще-то она не собиралась так сразу все выкладывать.

– Это как-то поможет вам при выполнении обязанностей в Алтарном обществе?

Ей не следует забывать, что он достаточно умен.

– Извините. Я должна была сначала изложить наши теории и взгляды.

Розмари и Мирта, съежившись, сидели рядом на лилово-коричневой бархатной кушетке позади чайного столика. Мирта взирала на Оливера с нескрываемым восхищением.

Лили хмуро взглянула на подруг. От них не было никакой помощи.

– Наше кредо – это служение, – поспешила с объяснениями Мирта. – А понимание – это краеугольный камень служения, не правда ли Лили?

Святые небеса!

– А-а, ну конечно. Разумеется.

– Мы живем, чтобы служить, – повторила Мирта.

Оливер допил свой чай.

– Замечательно.

– Чтобы служить как подобает, мы должны проявлять понимание.

– Да, это краеугольный камень служения. Как вы уже сказали.

– Еще чаю? – Розмари подняла серебряный поднос.

Оливер поставил свою чашку и блюдце на круглый инкрустированный столик.

– Нет, спасибо, мисс Гудвин.

Ничего не оставалось делать, как только взять разговор в свои руки, пока все окончательно не погибло.

– Я подумала, что мы могли бы обсудить с вами философские аспекты отношения американских мужчин к женщинам.

– Философские аспекты?

– Их отношения к женщинам. А именно с точки зрения духовности.

То, что он явно затруднялся с ответами, вызвало у Лили тревогу. А казалось бы, какая замечательная была идея – достать настоящий образец для исследования. Теперь же она ума не могла приложить, каким образом приступить к этому исследованию.

– Ну да, поскольку мужчина – глава семьи, а стержнем семьи является отношение ее членов к религии. Теперь вы понимаете, как в этой связи важны отношения между мужчиной и женщиной, Оливер?

Он ответил едва заметным кивком.

– Вот и хорошо, – весело сказала Мирта. – Ты была права, Лили. Это очень проницательный и очаровательный мужчина. Неудивительно, что ты им так увлечена.

Повисла гнетущая тишина. Больше всего Лили хотелось куда-нибудь убежать. Розмари вспыхнула и опустила голову. По улыбке Мирты было заметно, что она пребывает в блаженном неведении о той неловкости, причиной которой она явилась.

– Спасибо, – сказал Оливер, так пристально глядя на Лили, что она вынуждена была отвести взгляд. – Ваш подход к этой проблеме весьма необычен. Ну что ж, спрашивайте. Я постараюсь помочь, чем смогу.

– У вас есть семья? – бодро начала она. – В Бостоне? – Этот вопрос тут же показался ей слишком личным. Он может подумать… О Боже, он, возможно, даже женат!

– Увы, нет. – Унылое выражение его лица свидетельствовало о том, что этот факт его не радует. – Я, кажется, уже объяснял, что мои родители умерли. У меня была сестра, но, к несчастью, она тоже умерла около двух лет назад.

Лили посочувствовала его горю и пожалела, что заставила его возвратиться к воспоминаниям о личной трагедии.

– А жены у вас нет? – осведомилась Мирта.

Застыв в ужасе, Лили тем не менее затаив дыхание ждала его ответа.

– Если бы у меня была жена, мисс, э-э…

– Мирта. Мирта Бамвэллоп.

– Если бы у меня была жена, мисс Бамвэллоп, у меня бы не было возможности шататься по свету в поисках места, где я мог бы обосноваться.

– Воистину, – сказала Розмари. – Я уверена, что в конечном счете наше представление о счастье основано на такой же, как у вас, позиции, мистер Ворс. Семья – основа общества, здорового и благополучного общества.

– А основа семьи – гармоничные отношения между мужчиной и женщиной, – вставила Лили, испытывая благодарность к Розмари за ее глубокомысленные замечания. – То есть в конечном счете между мужьями и женами. Мы бы хотели знать, так ли это в Америке.

Он раздумывал.

– Являются ли мужья и жены основой семьи? Да, это так. Семья – основа общества? Безусловно. – Стул под ним заскрипел. – Кроме того, Лили, без семьи не было бы общества – такого, каким мы его знаем. А без мужей и жен не было бы семьи – такой, какой мы ее знаем.

– Вот видите! – торжествующе воскликнула Мирта. – В Америке все точно так же. Я знаю, что вы сейчас скажете, что без мужчин и женщин не было бы мужей и жен – таких, какими мы их знаем!

Розмари прикрыла глаза.

Оливер улыбнулся Мирте:

– Да, я уверен, не было бы.

Стараясь предотвратить неловкое молчание, которое неизбежно должно было последовать за этим нелепым обменом мнениями, Лили поспешно продолжала:

– Скажите, а в Америке мужчины относятся к женщинам так же, как и здесь?

– В каком смысле?

Да, не так-то просто было найти выход из этого затруднительного положения. То, что еще недавно казалось замечательной идеей, теперь грозило обернуться полным провалом.

– Мы, то есть члены Общества для… члены юношеского Алтарного общества, подметили тенденцию к уменьшению взаимопонимания между мужчинами и женщинами.

– Вы считаете, что это скорее вина мужчины, чем женщины?

– Да. – Нужно отвечать честно. Будет лучше, если она откровенно скажет то, что думает. – Поскольку мужчины считают себя, безусловно, главными и поскольку общество потворствует таким взглядам и дает им власть над женщинами, то мужчины, безусловно, задают тон в этих отношениях.

– В некоторых случаях это может быть и так. Но далеко не во всех.

– Мы стремимся выяснить, зачем мужчинам вообще нужны женщины, если они часто дают понять, что считают их недалекими.

– Я не могу отвечать за всех мужчин, Лили, но уверяю вас, что многие из нас вовсе не считают женщин недалекими.

Ага, это уже прогресс.

– Потому что у вас есть особые потребности, которые только мы в состоянии удовлетворить?

Поразительно, но щеки Оливера залились краской.

– Лили всегда четко излагает мысль, – произнесла Мирта. – Мы придерживаемся того мнения, что между мужчиной и женщиной не должно быть никаких недомолвок.

Розмари подала Мирте вновь наполненную чашку чая и нахмурилась, но Мирта будто бы и не заметила сдвинутых бровей своей подруги.

– Что касается вашего личного опыта в отношении семейной структуры и церкви, мистер Ворс, – решительно вступила в разговор Розмари, как подумала Лили, под давлением необходимости. – Скажите, а в Америке удалось достичь гармонии и согласия в такого рода вопросах?

– Мне кажется, да. – Ответ прозвучал не очень уверенно.

– Возможно, в Америке, которая является более молодой и, думаю, более прогрессивно мыслящей страной, мужчины с большей откровенностью говорят о своих сокровенных желаниях. – Мирта все еще не притронулась к чаю. – Как было бы полезно проникнуть в темные изгибы мыслей мужчины, когда он думает о женщине. Тех мыслей и чувств, которые заставляют его преследовать ее.

Лили не была склонна к мечтательности, но сейчас она сочла, что лучшим выходом из положения будет сделать вид, что она задумалась.

– Отчего вы думаете, что у мужчин темные мысли, мисс Бамвэллоп?

– Ну, это ведь так и есть? Я наблюдала, как взгляд джентльмена становится глубоким, очень глубоким и темным, когда он смотрит на женщину. На женщину, которая кажется ему миловидной. Скажите мне, это оттого, что он каким-то образом распознает в ней близкую себе душу?

Оливер закашлялся. Причем так сильно, что ему пришлось отвернуться.

Лили подозрительно взглянула на него. Если бы она не была уверена, что он чрезвычайно серьезный человек, она бы подумала, что он кашляет, чтобы скрыть разбиравший его смех.

Но этого просто не могло быть.

– Может быть, хотите воды, мистер Ворс? – забеспокоилась Розмари.

Он энергично затряс головой.

– Глубочайший вопрос, – продолжала Мирта, – заключается в том, что именно порождает эту его тягу к ее душе? Или, наверное, лучше сказать – способствует этой тяге.

17
{"b":"95574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Гончие Лилит
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Слава
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
Родословная до седьмого полена
Рестарт: Как прожить много жизней