ЛитМир - Электронная Библиотека

Очередной приступ кашля потряс Оливера.

– Вы не больны? – Как всегда очень заботливая, Розмари встала со своего места и налила стакан лимонада из кувшина. – Мне кажется, вы простудились.

– От лимонада вам станет легче, выпейте. – Мирту нелегко было сбить с мысли, когда разговор заходил о предметах, к которым она проявляла особый интерес. – Что происходит, когда вам нравится какая-нибудь женщина, мистер Ворс?

Теперь пришла очередь Лили закрыть глаза. Это все ее вина. Ей следовало отрепетировать этот разговор со своими подругами. Нет, ей вообще не следовало организовывать эту встречу.

Оливер отпил немного лимонада.

– Почему вы считаете, что американские женщины более прогрессивны в своих взглядах, чем вы, мисс Бамвэллоп?

Мирта, растерявшись, переводила взгляд с Розмари на Лили и опять на Оливера. Наконец-то, к счастью, она не нашлась что ответить.

– Это из-за того, что Америка – страна, которая кажется нам экзотичной, – ответила за нее Лили. – Мы, возможно, ошибаемся, но нам кажется, что нравы там более прогрессивные.

– Мужчины очень скрытны, – высказалась наконец Мирта. – О, я их не обвиняю, я просто констатирую факт. Мы знаем, что между собой они говорят о женщинах, потому что не раз заставали их за этим занятием. Но они держат эти разговоры в секрете.

– Так же, возможно, как женщины говорят между собой о мужчинах?

– О да, – весело сказала Мирта. – Но, видите ли, мы не делаем никакого секрета из того, что получаем огромное удовольствие, обсуждая мужчин.

– А вы думаете, мужчины делают секрет из того, что получают удовольствие, обсуждая женщин? Вовсе нет, мисс Бамвэллоп.

Мирта подалась вперед:

– А расскажите нам, что именно они говорят. И что вы при этом чувствуете. И возникают ли какие-нибудь физические проявления этих чувств?

– Физические? – задумался Оливер, покачивая в руке стакан. – О да, вполне физические. А как насчет вас, леди? Мне кажется, у вас также должны быть какие-то физические реакции. Если бы их не было, вас бы не интересовало, как эти реакции происходят у мужчин.

– Абсолютно верно! – От сияющей улыбки Мирта еще больше похорошела. – Как вы проницательны, мистер Ворс.

Но он смотрел не на Мирту, а на Лили. Без тени улыбки он произнес:

– Это именно то, что больше всего вас интересует в этом разговоре, Лили? Мои физические реакции на интерес к определенной женщине? К ее душе?

Она готова была умереть. Но сначала она должна сказать Мирте, что это она, и никто другой, является причиной ее смерти.

– Лили? – настаивал Оливер.

– Я нахожу интересными все стороны человеческих взаимоотношений, – сухо отозвалась она. – И с удовольствием приму участие в обсуждении всего, что вы только пожелаете обсудить.

Он уселся так, что только она могла видеть его лицо. Избавившись таким образом от испытующих взглядов ее подруг, он демонстративно оглядел Лили. Всю ее до последней детали – от волос и лица, надолго задержавшись взглядом на ее губах, и до груди! И еще одна оскорбительно длинная остановка, хотя там почти нечем было интересоваться. Он произвел оценку всей ее персоны и подошел к этому довольно основательно, потратив на это несколько томительных минут.

Он намеренно мучил ее.

Лили вся пылала. Горела как в огне. Он, должно быть, заметил это.

– Вы будете рады обсудить со мной все, что я только не пожелаю? – спросил он, и в углах его губ отчетливее обозначились ямочки.

– Да.

– Как это современно, Лили. У меня есть кое-какие мысли на этот счет.

– Что бы это ни было, мы готовы это обсудить, – с воодушевлением заявила Мирта.

– Благодарю вас. – Оливер сохранял полную серьезность. – Я надеюсь снова встретиться с вами и мисс Гудвин. Возможно, скоро. А тем временем, мне кажется, более основательное сопоставление ощущений как нельзя лучше отвечает моим потребностям.

Лили показалось, что сердце у нее в груди остановилось. Оливер поднялся и протянул ей руку.

– Благодарю вас за приглашение, леди. Жаль, что у меня нет времени, чтобы подольше насладиться беседой с членами юношеского Алтарного общества. Это очень… воодушевляет.

Она, словно оцепенев, смотрела, как он подносит ее пальцы к своим губам. Он припал к ним и долго не отрывал их от губ. Мирта и Розмари громко вздохнули в унисон. Оливер заглянул Лили в глаза.

– Наши эмоциональные и физические реакции, хм? С акцентом на различиях между мужчиной и женщиной? Дискуссия? О, я буду ждать ее с нетерпением.

Глава 8

Оливер держался так, будто накануне и не было той встречи у Гудвинов. С той минуты, когда они расстались, он, сталкиваясь с Лили, каждый раз вежливо ей улыбался, но не обнаруживал намерения задержаться.

Ей следовало бы этому радоваться. Но Лили не испытывала радости, она была в смятении и тревоге. Он ей едва кивнул сегодня за ужином. После этого они с отцом поспешили удалиться в кабинет, оставив Лили в одиночестве коротать вечер.

Что имел в виду Оливер, когда говорил о своем желании лично с ней побеседовать?

Рукоделие наскучило ей. Она поднялась со стула возле окна в своей комнате и в досаде бросила на пол пяльцы с неоконченной вышивкой. Глупость. Пустое занятие. От этой пестрой мешанины цветных ниток будет не больше проку, чем от всех ее прежних потуг.

Ею овладело беспокойство, и она принялась мерить шагами комнату, которая по настоянию Фрибл стала девичьей. После обустройства здесь стало совсем неплохо. Конечно, Лили предпочла бы поменьше всяческих украшений и безделушек, но преобладание теплых золотистых тонов – от солнечно-желтого до сливочно-нежного – ее вполне удовлетворяло.

– Лили! Где ты? – нараспев оповестила о своем прибытии тетушка Фрибл. Блистая великолепием фиалкового наряда с пышными сборками на плечах, она вплыла в комнату и плотно закрыла за собой дверь. – Вот ты где! Мое дорогое дитя, нам нужно поговорить. Не я ли делала все, что могла, чтобы заменить тебе мать? Конечно, я не могла полностью занять место нашей дорогой Китти, но я делала, что было в моих силах. Когда я встречусь с Господом, он мне так и скажет: «Эммалина Фрибл, ты сделала все, что могла, для бедного ребенка своей дорогой сестры».

– Да, – сказала Лили, когда Эммалина замолчала, чтобы перевести дух. – Я уверена, так он и скажет.

– И сейчас ты должна мне поверить, что я постоянно пекусь о твоих интересах. О наших общих интересах. Ты должна мне поверить и помочь.

– Вы слишком взволнованны, тетя Фрибл. – В данной ситуации лучшее, что можно было сделать, – это констатировать очевидные факты.

– Взволнованна? – Скрипнув корсетом, Фрибл наклонилась и подобрала пяльцы. – Все наше дальнейшее благополучие в твоих руках, а ты только и можешь сказать, что я взволнованна?

Речь неизбежно должна была зайти о лорде Витморе. Лили уже несколько дней пребывала в ожидании дальнейшего развития этой темы.

– О-ох, ты бываешь такой несносной! – Грудь Фрибл заколыхалась. – И это платье! О, ты меня в могилу загонишь. Поношенное, старомодное и к тому же коричневое. Коричневое! Оно тебе совершенно не к лицу. Почему такая невзрачная девушка выбирает себе такую неприглядную одежду, понять не могу. Почему, Лили? Ты у нас, бедняжка, совсем бесцветная и не делаешь ничего, чтобы придать себе хоть немного яркости. И эти темные волосы… Мужчине они еще, может быть, и к лицу, но у женщины производят просто угнетающее впечатление. И твой рот – он слишком велик. Нет, нет, нам нужно с тобой что-нибудь сделать.

– Спасибо, тетя. – Эти речи обычно не производили на Лили никакого впечатления, но на этот раз она почувствовала себя уязвленной. – Что бы вы предложили мне сделать с моим безобразным лицом?

– Отвлечь внимание на что-нибудь другое.

– На мою безобразную фигуру, вы хотите сказать?

– Ну. – Фрибл выпятила свои накрашенные сердечком губы и изучающе оглядела Лили. – Многое можно подправить при помощи мягких подложек.

18
{"b":"95574","o":1}