ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алита. Боевой ангел
Короли Жути
Сиятельный
S-T-I-K-S. Трейсер
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Тук-тук, сердце! Как подружиться с самым неутомимым органом и что будет, если этого не сделать
Темные отражения. В лучах заката
Япония. Введение в искусство и культуру
Scrum. Революционный метод управления проектами

Лили оценила прекрасную фигуру лежащего навзничь мистера Ворса. Секретарь? Или предполагаемый муж для дочери, которую, как часто говорил отец, он хочет удачно выдать замуж?

– Я никогда не выйду замуж, – пробормотала она. – Я ни за что не соглашусь подчиниться мужчине, существу, которое претендует на превосходство из-за каких-то там своих таинственных мест.

– Лили…

– Да-да, – спохватилась она. – Пойдем. Все обретает некий смысл. Почему я сразу этого не поняла? Ох, папа, как ты мог!

– Лили…

– Если ты еще раз скажешь «Лили», я сменю имя. Я скоро с тобой свяжусь, чтобы назначить время нашего следующего заседания. А пока можешь рассказать обо всем Мирте. О, я должна суметь достойно сыграть эту партию. Я вполне готова к такому интеллектуальному поединку. Мистер Ворс, вам следует получше оберегать ваши тайны. Я намерена докопаться до них.

– Лили! Ты слишком нетерпелива.

– Да, нетерпелива, – засмеялась она. – Ты даже представить себе не можешь, как я бываю нетерпелива, когда возникает необходимость или, я бы сказала, возможность. Он даже не будет знать, что я наблюдаю за ним, пока не будет слишком поздно что-то скрывать. Я буду нигде и повсюду. Я буду преследовать его неустанно и неумолимо. В один прекрасный день он сбежит из Блэкмора. Он оставит свои замыслы, что бы он там ни замышлял, и кинется искать укромное место в надежде спастись от моих глаз. И даже потом он постоянно будет испытывать потребность прикрыться хоть чем-нибудь.

– Но это ведь всего лишь научный эксперимент в назидательных и познавательных целях, – дрожащим голосом проговорила Розмари.

Лили заставила себя принять безмятежный вид и спустилась с книжной стопки.

– Таковым он и останется. Уходим. – Она легко спрыгнула на каменный пол, испещренный солнечными зайчиками, которые превратились в россыпи драгоценных камней от цветных стеклышек окна. – Я буду вести подробный дневник. Там будет описана каждая мельчайшая деталь, каждая отличительная черта, каждое отклонение. Идем, Розмари. Я пройду прямо мимо него. Уж этого-то он никак не ожидает.

– Мне нужно вернуться в дом к брату, – умирающим голосом проговорила Розмари. – Я как раз вспомнила, Юстас говорил, что я ему понадоблюсь попозже утром.

Что ж, возможно, это и к лучшему.

– Ну хорошо, иди к нему. Я скоро к тебе присоединюсь. Или ты придешь ко мне, если сможешь. – То, что она намеревалась сделать, лучше было делать в одиночку. – Я собираюсь подобрать подходящий объект исследования и для тебя. Я знаю, ты будешь против, но Витлэс может оказаться весьма интересным объектом, несмотря на всю свою тошнотворность.

– Лорд Витмор?[1] Ох, Лили, ты опять за свое! Даже не предлагай мне этого.

Она решила не продолжать разговора об их соседе в Фэл-Мэнор, по крайней мере до следующей встречи с Розмари.

– Ну тогда идем. От дверей расходимся в разные стороны. Я дам тебе время уйти. Потом я подойду к мистеру Ворсу и выскажу все, что я думаю о невеждах, проводящих свой досуг в местах упокоения других людей.

– Ты этого не сделаешь. Не станешь же ты разговаривать с человеком, которому еще не представлена.

– Я сама себя представлю. – Поскольку у нее были все основания полагать, что он преследовал ее до самой церкви, то почему бы и нет? – И заодно я проведу предварительные исследования.

– Вижу, мне не удастся тебя отговорить, – слабым голосом сказала Розмари, которая все еще сидела съежившись у стенки на самом краешке скамьи. – Знаешь, ты, пожалуй, иди. А я останусь тут еще ненадолго, мне нужно проверить, хорошо ли политы цветы.

Лили взглянула на подругу сквозь пелену кружащихся в солнечных лучах пылинок.

– Как тебе угодно. Да не переживай ты из-за меня так, пожалуйста.

– О, я знаю, ты сильная, – пропищала Розмари. – У тебя все получится. Просто у меня возникли сомнения относительно приключения, которое мы затеяли. Но я, конечно, не откажусь от него, пока ты сама не решишь бросить все это.

– Ни за что, – заверила ее Лили.

– Да я, в общем, на это и не надеялась. Ох, дорогая! Если Юстас когда-нибудь проведает, что Юношеское алтарное общество на самом деле является Обществом выявления и исследования таинственных мужских черт, мне кажется, его может хватить удар.

Глава 2

Без сомнения, она уже от него без ума. Да иного и не следовало ожидать от этой провинциалки. Оливер глубоко вдыхал ароматный воздух, пропитанный запахами сырой травы и ранних роз. Англия. Наконец-то он близок к тому, чтобы обосноваться в краях своих предков, где все по праву должно принадлежать ему.

К несчастью, ему придется согласиться посвататься к Лили Эдлер, но он научился обращать любую ситуацию в свою пользу, а из этой ситуации нужно постараться извлечь максимальную выгоду.

Когда он приехал в Хэмпшир, на него нахлынула волна такой ярости, что он сам был поражен ее неожиданной силой. Оливер думал, что, столкнувшись лицом к лицу со своим прошлым, он испытает лишь облегчение и примирится с ним. Ему казалось, что он уже поборол свой гнев. Он намеревался выяснить, каким образом он лишился всех своих прав, но он не ставил перед собой задачу вернуть себе эти права. Единственная его цель – это добраться до истины.

Он слегка улыбнулся. Он не испытывал неудобств, лежа на твердом камне. Есть что-то успокаивающее в его неподатливости и неподвижности. Камень дает возможность ощутить под собой твердую почву.

Каждый раз, когда он сталкивался с мисс Эдлер, она смотрела на него с очень странным выражением. Его улыбка стала шире. При виде его она, несомненно, теряла голову. Даже теперь, когда он отдыхает в этом приятном местечке, она занята своими богоугодными делами в церкви в полной уверенности, что он и не подозревает, как она сохнет по нему. Но у Оливера глаз наметан. Он знает, какие глубокие страсти кипят за внешней женской суровостью и молчаливостью, за напускной застенчивостью.

Лили Эдлер, видимо, надеется заинтриговать его своей скромностью, но Оливер видит ее насквозь. Он сначала позволит ей поиграть в ее маленькие игры, а потом использует ее. Естественно, он проявит великодушие. Он не собирается причинить кому-либо вред, и уж по крайней мере не молоденькой простушке, которая ничего для него не значит. Ну в крайнем случае ему придется доставить ей некоторое удовольствие, которое послужит ей компенсацией за все те услуги, которые она ему окажет.

Конечно, ей уже давно пора было бы выйти из церкви. Когда она появится, он почтительно ей улыбнется, поклонится – тоже почтительно, шепнет ей что-нибудь почтительное до тошноты, а потом зайдет в часовню. Профессор Эдлер объяснил ему, что его любимая дочь проводит много времени в церкви Святого Седрика. Оливер должен постараться произвести своим благочестием впечатление и на отца, которым он, впрочем, чистосердечно восхищался, и на дочь.

Завтра он под каким-нибудь благовидным предлогом поедет в Лондон, где ему нужно предстать перед Ником Вестморлэндом. Его друг и зять, а теперь еще и партнер по бизнесу, он с превеликой радостью составит Оливеру компанию в этом маленьком развлечении.

За приятную компанию ему, несомненно, придется заплатить, выслушав жестокую критику по поводу безрассудства этого рискованного предприятия.

Оливер нахмурился. Ему нельзя идти на попятную, он теперь уже не может свернуть с полпути. Он просто обязан сделать то, для чего он прибыл сюда. При этом его не покидала странная уверенность, что молчаливая мисс Лили Эдлер может оказать ему огромную поддержку в достижении поставленной цели.

Ему нужно пошевеливаться, чтобы успеть предстать перед ней не только почтительным, но и не на шутку заинтересованным ею. Да, это должно заставить затрепетать ее праведное сердечко.

– Мистер Ворс, если я не ошибаюсь?

Оливер так стремительно подскочил, что в позвонках у него что-то хрустнуло. У края могилы стояла Лили Эдлер собственной персоной. Ее серый шелковый капор сидел на ней слегка криво, а глаза, такие же серые, как и шелк ее шляпки, выражали что угодно, но только не чопорную застенчивость.

вернуться

1

В переводе с английского Витмор – «ума больше», Витлэс – «ума меньше». – Примеч. пер.

3
{"b":"95574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На грани острых ощущений
Шепот
В нежных объятьях
Скажи «НЕТ» пластику. 101 способ использовать меньше пластика и спасти мир
Я это совсем не продумала! Как перестать беспокоиться и начать наслаждаться взрослой жизнью
Scrum. Революционный метод управления проектами.
Грамматика. Сборник упражнений
Склероз, рассеянный по жизни
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ