ЛитМир - Электронная Библиотека

Реджи послушно опрокинул бокал и снова наполнил его. Последнюю просьбу Сесила он проигнорировал.

Витью нахлобучила пыльную шляпу на голову Реджи и сунула перо ему под нос.

– Белые усы! Это так импозантно. Ручаюсь, ими можно было бы щекотать в разных местах.

– Почему бы не продемонстрировать, в каких именно? – Он попытался ее схватить, но она опять увернулась. – Может быть, начнем, Сесил? Я очень устал.

Витью ожидала ответа Сесила. Он был из тех людей, которые обожают испытывать чужое терпение. И в этом он обладал особой изобретательностью, она должна была отдать ему должное.

– Уже поздно, – сказала она. – Почти час ночи. Кроме того, мы с Реджи должны обсудить подготовку к визиту этого профессора ночных горшков.

– Ха! – Сесил направил на нее палец. – Это ты виновата. Из-за тебя я считал, что этот старый осел занимается ночными горшками. И тут я узнаю, что он совладелец одного из крупнейших банков в мире. Это удача, что он к тому же еще и сентиментальный дурак, который выполняет желания своей покойной жены. Это чертовски удобно, что он все еще дает тебе неограниченную возможность наведываться туда, Реджи.

– Витью пр-рава, – сказал Реджи, нетвердо держась на ногах и проявляя признаки хмельной слезливости. Он опорожнил свой бокал и вновь наполнил его из одной из полудюжины бутылок, стоящих в ряд на исцарапанном морском сундуке. – Права. Тысячу раз права. Мы не должны допустить ошибки в наших действиях, когда придет Эдлер. Все мое будущее зависит от успеха этого дела. Я должен жениться на этой жабе и сделать ей ребенка. Это заставит замолчать злые языки. А потом вся надежда на то, что старикашка скоренько отбудет в лучший мир.

Витью поймала взгляд Сесила. Он ответил ей таким же многозначительным взглядом, и наконец-то между ними установилось взаимопонимание. Они должны были что-то предпринять в отношении Реджи, который частенько намекал, что Витью и Сесилу нечего надеяться, что им что-то перепадет из того состояния, которым он завладеет, женившись на девчонке Эдлер. Они задумали воспользоваться страхом Реджи перед публичным разоблачением его глубоко развратной натуры, чтобы обеспечить себе благосостояние в будущем. Очевидно, Сесил решил начать действовать – и именно сегодня. Витью снова пробила дрожь, на сей раз от предвкушения неведомых событий. Что у Сесила на уме?

– Конечно, – разглагольствовал Реджи, одной рукой размахивая бутылкой, а другой поднимая бокал, – эта бледненькая мисс может оказаться весьма забавной. Я поцеловал ее как-то, з-знаете ли. И помню, какие у нее твердые маленькие грудки. Забавно. Я давно знал, что мне придется овладеть ею.

– Жаба, – пробормотала Витью.

Реджи все еще размышлял над своим будущим с Лили Эдлер.

– Она способна дать отпор. Мне это нравится. А толстый бумажник ее папаши сделает мое семейное блаженство еще полнее.

Сесил покачал головой, подавая знак Витью придержать язык. Они кое о чем столковались между собой, о чем Реджи до поры до времени не должен был догадываться – пока они не заставят его делать, что ему велят.

По-прежнему с пышной шляпой на голове Реджи шатаясь направился к одному из открытых шкафов и нащупал там алое атласное платье с жемчужной вышивкой спереди. Лиф его был скроен так, что, поднимаясь мыском по центру, сходил на нет по краям, будто для того, чтобы обрамить грудь.

Реджи внимательно осмотрел старинный наряд.

– Несколько вызывающе, как на ваш взгляд? – Он засопел и зафыркал.

– Это носят поверх другой одежды, – презрительно заметила Витью.

– Хотелось бы взглянуть на это без всякой поддевки. – Реджи покачнулся и медленно моргнул. – Как считаешь, Лэйкок?

– Первоклассная идея.

– А еще лучше брыжи, – сказал Реджи. – Чудесные штуки эти сборчатые воротнички. Одежда, которая ничего не скрывает. – Он захохотал. – Понимаете, о чем я? – Голова Реджи исчезла внутри одного из шкафов, и он принялся там чем-то шуршать.

Сесил подошел поближе к Витью.

– Он уже ничего не соображает, – зашептал он ей на ухо, чтобы не услышал Реджи. – Мы должны сделать так, чтобы он выпил изрядно, но не чересчур много.

– Он и без того будет делать, что сказано.

– Может быть. А может быть, и нет. Он должен запомнить, что здесь произошло. Пока он будет это помнить, его лицемерная забота об общественном мнении будет нам на руку. Хорошо, что этот дурак не понимает, что в обществе его уже считают безнадежно опустившимся.

– Ты заходишь слишком далеко, – сухо сказала Витью. Она искоса взглянула на Сесила. – Не забывай, что ты оскорбляешь члена моей семьи.

Сесил мерзко захихикал.

Она вскинула голову.

– Мы слишком долго ходим вокруг да около. Ты говорил, насколько я помню, что мы должны защитить свои интересы, загнав его в ловушку. Как я понимаю, ты придумал, как этого добиться?

– О чем вы там говорите? – громко спросил Реджи, высовываясь из шкафа. – Не перешептывайтесь, черт вас дери. Говорите громче.

– Замолчи, – бросила ему Витью, снова приходя в раздражение.

– Черта с два, – с хмельным упрямством ответил Реджи. – Что это на тебе напялено? Ну-ка раздевайся. Твои тыквы ничуть не хуже, чем у Друсиллы, ручаюсь. Я желаю на них взглянуть. Покажи мне их, Витью.

– Реджи прав, – подхватил Сесил, подмигнув ей. – А еще лучше надень то красное платье, дорогая. Для Реджи. Он сам его выбрал, и я думаю, что ты – единственная женщина, которой оно подойдет. Можешь переодеться вон за той китайской ширмой.

Витью скептически оглядела чересчур смелый наряд и снова направилась к шкафу, чтобы покопаться среди другой одежды, но Сесил преградил ей путь, прошипев:

– Устрой ему это проклятое представление. Удовлетвори его или заставь его поверить, что ты его удовлетворила. В этом и состоит мой план, дорогуша. А потом под угрозой разоблачения он сделает все, что бы мы ему ни велели.

Она легонько шлепнула его по руке и сделала вид, что возмущена:

– Нет, и еще раз нет. У тебя голова не в порядке, Сесил.

Он снова зашептал:

– Не будем спорить сейчас, у кого из нас плохо с головой. Это будет всего лишь имитация, я тебе говорю. Держись поближе к нему, чтобы он подумал, что овладел тобой, когда протрезвеет. А я буду свидетелем того, как он с тобой обращался. Только не говори мне, что тебя все это не вдохновляет.

Пожалуй, он был прав. Витью ощутила нарастающее возбуждение. Бросив напоследок взгляд на Реджи, она направилась за поломанную китайскую ширму.

Сесил встал так, чтобы иметь возможность наблюдать за ней. Он поднял плечи и потирал руки.

– Название этой игре – шантаж в некотором роде, – сказал он ей тихо. – Твой дурной братец не посмеет перечить нам из страха, что мы выставим его мерзким растлителем, каковым мы его сейчас и сделаем. Друсилла тоже будет знать, что ей следует сказать, если спросят.

– Это опасно, – заметила Витью, с удовольствием подмечая вожделение, вспыхнувшее во взгляде Сесила, когда она спустила с себя платье и сняла рубашку. Ее грудь будет совсем обнажена в этом вызывающем платье, которое она собирается надеть.

Слова Сесила не успокоили ее окончательно, но она была согласна с тем, что нужно что-то предпринять для того, чтобы получить от Реджи то, что они заслуживают, то, что им полагается.

Реджи поправил свою ширинку. Он подался всем туловищем вперед, пытаясь разглядеть Витью.

– Поторапливайся, – сказал он, краснея и покрываясь испариной.

Она протиснулась в жесткую юбку, справилась с корсетом и выкрикнула:

– Вы готовы решить, подходит ли мне этот костюм, Реджи?

– Готовы, – сказал ей Сесил, облизнув губы. – Мы ждем затаив дыхание, моя красотка.

Семенящим шагом Витью вышла из-за ширмы. На ней было совершенно невероятное красное платье, которое оставляло открытой всю ее грудь. Она с удовлетворением уловила приглушенный стон, вырвавшийся у ее сводного братца. Покачиваясь и кокетливо выставляя ножки, она вышла на центр потертого ковра, разложенного поверх грязно-серых досок.

37
{"b":"95574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Два в одном. Оплошности судьбы
Боевой маг. За кромкой миров
Sapiens. Краткая история человечества
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Без компромиссов
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Бессмертники
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Запасной выход из комы