ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 16

Через час прибыл достопочтенный мистер Юстас Гудвин. Вместе с ним приехала Розмари, которая от волнения была еще молчаливее, чем обычно. Она вошла в гостиную, где в ожидании сидела Лили вместе с обезумевшей от горя тетей Фрибл, и, бросившись к подруге, стиснула ее руку.

– Мистер Гудвин, – жалобно проскулила миссис Фрибл. – Не могу сказать, какое для меня облегчение видеть вас. Наконец-то голос рассудка в пучине… Ох, мистер Гудвин, мне стоит большого труда принудить себя говорить о том неописуемом ужасе, что здесь происходит.

Развить эту тему она не успела, поскольку вслед за мистером Гудвином появился отец, а за ним – Оливер.

Лили взглянула на Оливера и только вздохнула. Он, по существу, сделал этот шаг ради нее, чтобы спасти ее от Витлэса. Правда, он говорил ей, что любит ее, но она все же не решалась ему поверить. Невзирая на его уверения, что он будет счастливейшим человеком, если женится на ней и проведет свои дни в Блэкмор-Холле, где, по его словам, он обрел спокойствие.

Он сказал, что любит ее.

– С тобой все в порядке, Лили? – прошептала Розмари. – Я так взволнованна. Он самый красивый мужчина, какого я когда-либо встречала.

– Он лучший мужчина в мире, – тихо ответила ей Лили. – Самый достойный и самый честный. Он открыл мне свою душу, и он убежден, что нас ждет счастливая совместная жизнь.

– Я так и знала, – сказала Розмари, сжимая руку Лили. – С того самого момента, когда я увидела его, я поняла, что в нем есть какая-то исключительность. На мгновение мне показалось, что я знаю его, хотя и не могла понять, откуда. Но теперь я понимаю, что именно я тогда ощущала. Я чувствовала его доброту, и у меня было предчувствие. Ох, только не говори об этом Юстасу, это его совсем не обрадует. Но это правда. У меня было предчувствие, что он сыграет очень важную роль в твоей жизни. Может быть, это было связано с тем, что ты чересчур горячо настаивала, что он тебе не нравится. Говорят, такие утверждения очень часто свидетельствуют об обратном.

Лили с удивлением взглянула на свою подругу. За все годы их тесной дружбы Розмари еще никогда не произносила столь длинной речи.

– Я попросил мистера Гудвина навестить нас, – сказал отец. – Нам бы хотелось сделать все как можно скорее.

– Скорее? – Тетушка Фрибл плюхнулась на диван и закатила глаза. – Где моя нюхательная соль?

– Есть какие-то основания для спешки? – спросил мистер Гудвин, и в его тоне сквозила подозрительность. – Может быть, мне следует об этом знать?

– Вовсе нет. – Отец похлопал его по спине. – Я просто имел в виду, что, когда два молодых человека любят друг друга, нет причин для отсрочек. Вы согласны, Оливер?

– Согласен.

– Мы были бы вам очень обязаны, если бы вы провели маленькую беседу с этой счастливой парой, достопочтенный отец. Потом, если позволите, мы попросим вас объявить о помолвке. Сегодня суббота. Это значит, что мы можем запланировать свадьбу, хм-м… через три недели и еще один день, считая с завтрашнего дня. Превосходно.

Мысли Лили бешено вертелись в голове, и она никак не могла привести их в порядок. Три недели и еще один день, и она будет замужем за Оливером? И тогда она навсегда будет свободна от лорда Витмора?

Она должна стать женой Оливера!..

– Это вас устроит, Лили? – спросил Оливер. Он улыбнулся ей улыбкой, которая одновременно была отчасти роковой, отчасти нежной, отчасти вопросительной.

– Безусловно, – выдохнула она.

– Тогда давайте начнем, мистер Гудвин. Мне кажется, нужно выполнить некоторые формальности.

Брат Розмари положил Библию на камин, повернулся спиной к огню и приподнял полу своего блестящего черного сюртука. Несмотря на приближение лета, погода была холодной, и отец велел, чтобы огонь разжигали каждый день до тех пор, пока не потеплеет.

– Достопочтенный Гудвин, – с надрывом начала тетя Фрибл. Она с трудом поднялась с дивана и впилась умоляющим взглядом в лицо священника. – Здесь еще многое нужно прояснить. О да, несомненно, очень многое. Я… Вот что, мы должны обратить внимание на связи этого человека. У него их нет.

– В таком случае, – сказал отец бесстрастно, – нет смысла обращать внимание на то, чего нет, не так ли?

Однако, вместо того чтобы умолкнуть, Фрибл продолжала:

– Даже речи не может быть о том, чтобы объявить о помолвке без тщательного предварительного расследования. Видите ли, он – американец.

– Его приемные родители были англичанами, – возразил отец. – Оливер вернулся на родину этих достойных людей и собирается здесь обосноваться.

– И то, что он приехал именно в Ком-Пиддл, чрезвычайно странно, – выпалила Фрибл, дрожа от возбуждения. – Мне с самого начала это казалось странным. Теперь я уверена: он охотник за приданым, вот и все. Зачем бы еще этот человек торчал здесь несколько недель, а потом попросил руки такой девушки, как Лили?

– Миссис Фрибл, – сказал Оливер с бесстрастием, которое должно было удержать Лили от вступления в спор. – Позвольте просить вас думать о том, что вы хотите сказать, прежде чем вы открываете рот.

– Что-о? Ты смеешь…

– Миссис Фрибл, – перебил ее отец. – Мы с вами обсудим это дело позже. Возможно, мне следовало еще раньше найти время для того, чтобы поговорить с вами отдельно. Мы сделаем это сегодня чуть попозже.

– Но нам нужно ехать в Фэл-Мэнор! – воскликнула Фрибл. – Сейчас же! Или мы опоздаем.

– Воистину тяжела та ноша, которую невозможно сдвинуть с места, – заметил отец. – Мистер Гудвин, мы можем начать?

– Лили! – Мистер Гудвин сосредоточил на ней взгляд своих водянисто-голубых глаз. – Я считаю своим долгом упомянуть здесь о ваших взглядах на замужество, хорошо известных в нашей округе. Вы часто говорили, что не считаете мужчин достойными уважения и что никогда не согласитесь выйти замуж.

Она слегка улыбнулась.

– Да, я говорила это много раз. – Она взглянула на Оливера, чьи темные брови вопросительно поползли вверх. – Но это было до того, как я встретила Оливера. Теперь мои взгляды изменились.

– Может быть, вы объясните, каким образом он заставил вас их изменить?

– А это не ваше чертово дело, – отрезал Оливер, вызвав возмущенные охи мистера Гудвина и Фрибл. Розмари захихикала, но тут же смущенно притихла.

Лили попыталась спасти положение:

– Узнав Оливера ближе, я нашла его умным, обаятельным и деликатным человеком. У нас очень много общих интересов, включая глубокое желание делиться друг с другом самым сокровенным.

На этот раз Розмари в панике схватила кувшин, налила стакан воды, расплескав половину, и принялась с жадностью шумно пить. Лили подождала, пока ее подруга утолит внезапную жажду, и украдкой состроила ей зверское лицо.

– Сокровенным, – фыркнув, сказал достопочтенный Гудвин. – Будем надеяться, что это сокровенное доставит удовольствие вам обоим.

– Мы уверены, что так и будет, – заверил его Оливер. – Ну а теперь, если вы расскажете нам о наших обязательствах в свете этих событий, мы не станем вас долго задерживать.

– Прежде всего я должен покончить со своими обязанностями, сэр. И мой долг заметить, что вы можете оказаться вовсе не тем, кем представляетесь.

В ту же секунду Лили почувствовала, что Оливер застыл. Она взглянула на него повнимательнее. Он, казалось, затаил дыхание и ждал. У нее перевернулось сердце.

– О человеке судят по его компании и месту, где он водит эту компанию.

– Выкладывайте все, – сказал отец.

– Возможно, в этом нет ничего особенного, – с ехидством произнес мистер Гудвин, сложив руки на груди, и на лице его появилось выражение злобного предвкушения. – Ваш друг, мистер Ворс. Я полагаю, ваш хозяин знает и одобряет вашего друга?

После короткой паузы отец спросил:

– О каком друге идет речь?

– Ага! – Мистер Гудвин поднял голову, задрав свой длинный нос. – Выходит, хорошо, что я упомянул об этом деле. Чрезвычайно богато одетый мужчина. Несомненно, он занимает такое положение, что снискал себе превеликое уважение мистера Оливера. Или то был страх?

42
{"b":"95574","o":1}