ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы не должны так расстраиваться, милорд, – отважилась сказать она.

Он не обратил на нее внимания.

– Так вот как обстоят дела. А Лили? Где она и что она обо всем этом думает?

– Она очень рада. Она с ним в Солсбери.

Лорд Витмор сильно сдавил ее лицо пальцами.

– Ее отец позволил ей поехать в Солсбери с мужчиной – без провожатых?

– С ними Розмари Гудвин.

– Слава Богу. По крайней мере проходимец не сможет утверждать, что скомпрометировал ее. Но времени терять нельзя. Ты будешь делать в точности то, что я тебе скажу. Поняла?

– Да.

– Если ты это сделаешь, я позабочусь о том, чтобы ты ни в чем не нуждалась.

– Спасибо. Но как вы избавитесь от мистера Ворса?

– Найду и раскрою его слабость. У каждого человека имеются свои слабости, и я выясню, какая есть у него. Само его присутствие здесь – это загадка, которая может мне в этом помочь.

Эммалина едва дышала.

– А что, если вы не найдете в нем этой слабости?

– Тебе лучше помолиться о том, чтобы такого не случилось.

Он поцеловал ее. Его рот впился в нее с властной силой, чего она так ждала. Эммалина ослабела и затрепетала.

Но скоро поцелуй прервался, этот чудесный, мастерский поцелуй, столь много обещавший. Наконец-то такой знатный и важный человек оценил по достоинству то блаженство, которое она может ему принести, ту страсть, которая таится в ее груди, дожидаясь своего часа, и жаждет выхода.

Она вздохнула, не раскрывая глаз, и улыбнулась с видом глубокого удовлетворения.

– Ну вот, моя дорогая. Вы получили то, чего хотели. И вы должны постараться сделать так, чтобы мне не помешали получить то, чего хочу я. Если же я этого не получу, то вас ждет очень незавидное положение. Вы будете ославлены как аморальная женщина.

– Нет!

– Представьте себе, что подумает профессор об этой маленькой сцене. Он вышвырнет вас из дома, если узнает, что вы были наедине с мужчиной, который должен был стать мужем его дочери.

Она попыталась подняться.

– Вы не скажете ему.

Лорд Витмор не дал ей пошевелиться.

– О нет, если придется, скажу. Но мне не хочется этого делать. Вы мой союзник в конце концов, миленькая. Я лишь упомянул о таких вещах, чтобы вы не забывали, сколь это важно.

Она облегченно захихикала.

– Я знаю, вы никогда никому о нас не скажете. – Порой она бывала такой аппетитной, как булочка. – Да они и не поверят вам, разве нет?

Лорд Витмор засмеялся и встал.

– Ты ведь слышал все, что говорила миссис Фрибл, не так ли, Маклюд?

Рыжеволосый детина с полным бесстрастием на лице ввалился в комнату.

– Ага, господин, слыхал. И видал.

Она застонала и прижала руки к щекам.

– Вот это зрелище, господин, позвольте сказать. Пылкая озорница вам попалась.

– Вот уж действительно пылкая, Маклюд. Можешь теперь идти.

Когда они остались одни, Эммалина с трудом поднялась на ноги и натянула шаль на плечи.

– Я ожидал, что вы придете, миссис Фрибл. По правде говоря, как только я получил записку от профессора, я уже знал, что вы будете здесь. Я понял, что, должно быть, произошло нечто непредвиденное, что угрожает моим планам, а это означает, что ваши планы тоже под угрозой. И то, что сейчас произошло, я спланировал заранее. И мне это доставило почти такое же удовольствие, как и вам. Это так хорошо, что вы столь предсказуемы.

Она одарила его надменным взглядом.

– А вам, я вижу, это пришлось весьма по вкусу. Я буду ждать нашей следующей встречи.

Ему ее не запугать, и, несмотря ни на что, она готова была снова испробовать его восхитительных поцелуев.

– Вашей задачей будет помочь мне устранить этого человека, Ворса, – продолжал между тем лорд Витмор. – Я непременно найду, чего он больше всего боится, и использую это против него.

Эммалина подхватила свою шляпку и напялила себе на голову.

– Вы согласны, что у вас нет другого выбора, кроме как помочь мне?

– Выбора нет. – Она должна это сделать для того, чтобы защитить себя и свои дальнейшие интересы.

– Хорошо. А теперь идите и ждите моих указаний. Оливер Ворс покинет Хэмпшир, прежде чем истекут три недели и один день.

– Ему нельзя позволить жениться на Лили, – сказала она, нащупывая ленточки шляпки. – Если это произойдет, мы не увидим ни пенни из профессорских денег.

Лорд Витмор схватил ее за руку и больно сжал.

– Вы не слушаете меня. Ворс уедет прежде, чем истекут три недели и один день. Если он так поступит, он останется в живых.

Глава 18

– Девки, – прошептала Розмари на ухо Лили, – это особы не самого достойного поведения.

Они обе сели в экипаж возле дома номер десять по Вестри-лейн, ожидая, пока Оливер выйдет от своего дружка-грубияна.

– Да, так и есть, – сказала Лили, страдая от унижения, но изо всех сил стараясь этого не показывать. – Но что еще обиднее, мистер Николас Вестморлэнд считает, что мы слишком глупы, чтобы понять, кем он нас назвал.

– Тише, – взмолилась Розмари, беспокойно поглядывая по сторонам.

Лили махнула рукой:

– Никто нас не слышит. Представь себе, если бы мы в свое время не позаботились о том, чтобы ознакомиться с такими вещами, мы бы пребывали сейчас в полном неведении о смысле слов этого человека. А что, если приказать кучеру ехать без Оливера Ворса?

– Ох, ты не можешь так поступить.

– Почему? Человек, лучший друг которого считает, что любые женщины в его компании – это не самые достойные особы, заслуживает, по-твоему, какого-то другого обращения?

– Ты иногда бываешь такой резкой, Лили. Мистер Ворс – хороший человек. Я это чувствую, и ты тоже это признаешь, если будешь хоть чуточку справедливой.

Лили просунула палец сквозь маленькую дырочку в платье, подаренном ей Миртой.

– Я хочу нашить на него голубые розетки, – сказала она. – Из атласа. Ярко-голубые. Как ты думаешь, они оживят это платье?

– Я думаю, что ты пытаешься перевести разговор на другую тему. Как ты всегда делаешь, когда тебе приходится признаваться, что ты не права.

Так ли она не права?

– Как ты думаешь, зачем Оливер отправил нас обратно в карету и остался наедине со своим другом? Может быть, он боялся, что мистер Вестморлэнд сделает еще более откровенные замечания по поводу его характера и репутации?

– Конечно, это может быть, – нахмурившись, сказала Розмари. – Ты иногда бываешь такой… фриблоголовой.

– Фриблоголовой?

Розмари зажала рот руками. Ее глаза искрились смехом.

– Может, я злая, но, мне кажется, это подходящее сравнение. Это значит быть жутко надменной и говорить совершенно очевидные вещи с таким видом, будто ты сама их изобрела. Вот! Теперь ты видишь, какая я язва.

Несмотря на беспокойство, Лили рассмеялась:

– Ты изобрела новое слово! Ты такая умная. Но мне нужно держать в узде свое сердце, Розмари. Я могу любить его – и признаюсь, я его в самом деле люблю, – но я не настолько потеряла голову, чтобы пожертвовать для него самоуважением.

– Конечно, нет. – Веселье Розмари сменилось суровым раздумьем. – Ты говоришь разумные вещи. Но ты сказала, что любишь его. Я это уже знала. И я твердо намерена помочь тебе разглядеть хорошее в мистере Ворсе, потому что любовь – редкий дар, Лили.

– Ты мудрая, – тихо сказала Лили. Она ощутила неловкость оттого, что столь откровенно делится с подругой своими чувствами. – Я буду помнить все, что ты мне говорила. Не волнуйся, я обещаю не горячиться. Так как насчет голубых розеток? Как ты думаешь?

– Ну-у… может быть, не голубые?

– Они не подойдут к фасону этого платья?

– Ох, у него и без того исключительный фасон, Лили.

Ей было приятно одобрение подруги. У Розмари был замечательный вкус. Все так говорили.

– Спасибо! Мне предстоит заняться свадебным платьем, и побыстрее. Если я не приму решения сейчас же, может так случиться, что я в конце концов не пойду замуж за Оливера.

47
{"b":"95574","o":1}