ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты выйдешь за него… А вот и он идет. С мистером Вестморлэндом. Лили, у мистера Вестморлэнда чемодан – он едет с нами! Ох, что мы ему скажем? О чем мы будем с ним разговаривать?

– Абсолютно ни о чем, – мрачно сказала Лили, забиваясь в угол на мягкие кожаные подушки. – Я не намерена разговаривать с таким отвратительным человеком.

Мистер Вестморлэнд передал свой чемодан кучеру и полез в экипаж, пока Оливер придерживал дверь. Поскольку Лили и Розмари сидели рядом, оба джентльмена устроились напротив них, положив свои шляпы на колени.

Оливер захлопнул дверцу, и кучер тронул экипаж, оставляя позади Вестри-лейн и хорошенькие садики Солсбери. Впрочем, Лили едва ли что-то ясно различала, хотя напряженно глядела в окно.

Ей не было нужды смотреть на Оливера, чтобы удостовериться, что он смотрит на нее. Она и так это знала. Ну и пусть смотрит. И пусть сам ищет слова, чтобы выпутаться из этой неприятной ситуации.

– Прекрасный день для прогулки в деревню, как ты считаешь, Ник?

– Конечно. Со стороны отца мисс Эдлер было большой любезностью пригласить меня в гости.

– Профессор – великодушный человек. Он очень добр ко мне. И как мне не восхищаться человеком, у которого такая дочь.

– Я хотел сказать как раз то же самое, – согласился мистер Вестморлэнд. – Ты счастливчик…

– Довольно, – резко оборвала их Лили, сдвигаясь на самый краешек сиденья. – Наберитесь здравого смысла и постарайтесь вести себя в этой сложной ситуации как мужчины. Как мужчины, которые осознают, что они находятся в присутствии порядочных женщин.

– Простите…

– И, – сказала она, перебивая мистера Вестморлэнда, – я имею в виду не тех женщин, которыми мы, по вашему предположению, являемся. Мне стыдно за вас.

Мистер Вестморлэнд покраснел, но не отвел своих зеленых глаз от ее лица.

– Мисс Эдлер, – сказал он сдержанно. – Мисс Гудвин. Я очень огорчен. У меня были причины досадовать на Оливера, но они не извиняют несдержанности моего языка.

Оливер улыбнулся и наклонился к Лили так, будто они секретничали наедине.

– Ты бесподобна, – шепнул он ей, блестя глазами. Ямочки в углах его губ проступили очень явно, и она не могла оторвать взгляда от его рта. – Ты поражаешь меня. Я никогда не перестану удивляться твоему уму, твоему здравому смыслу. Твоя прямота достойна восхищения, и я буду восхищаться тобой всю жизнь.

Он лишил ее дыхания, и разума, и слов. Она не станет улыбаться ему! Он не должен так легко отделаться.

– Признаюсь, – громко сказал он, выпрямляясь, – что много повидал в этом мире, и многое из того, что я узнал, доставляло мне радость. Я вел далеко не монашеский образ жизни.

– Очень хорошо, – колко сказала Лили. – Мне кажется, что ты подошел к сути вопроса настолько близко, насколько это можно сделать так, чтобы в действительности не приблизиться к нему. Ты вел не монашеский образ жизни?

Его улыбка угасла.

– Хм. Нет. Честно говоря, было время, когда я пользовался репутацией довольно лихого парня.

– Лихого парня? – На сей раз она рассмеялась. – Какие забавные термины вы, мужчины, склонны применять, когда речь идет о вашем характере.

– Ну хорошо, скажем иначе. Я, бывало, сильно увлекался женщинами.

Сдавленное хихиканье донеслось со стороны мистера Вестморлэнда, который заслужил этим грозный взгляд своего друга.

– И когда же твое увлечение женщинами прекратилось? – продолжала допрашивать его Лили.

– Да пропади все это пропадом, ты слишком прямолинейна, – сказал Оливер, все еще бросая грозные взгляды по сторонам. – Если тебе так необходимо это знать, то знай, что именно ты изменила мой характер в этом отношении.

– Я стала причиной того, что ты больше не увлекаешься женщинами? Вот это прелестно, и тем не менее ты утверждаешь, что увлечен мною.

Мистер Вестморлэнд засмеялся в полный голос.

– Вот она тебя и приперла к стенке, Оливер. Ты нашел себе достойную невесту, старина. Поздравляю! И вас, Лили, если мне можно называть вас Лили?

Она кивнула.

– Ну а вам, Лили, я скажу, что вы счастливая женщина. Этот человек – мой друг вот уже десять лет, и лучшего человека еще не носила эта земля.

Розмари сжала руку Лили и пробормотала:

– Спроси его, почему он так сердит на мистера Ворса, если мистер Ворс столь хорош.

– Розмари интересуется, поскольку мы обе…

– Потому что я просил его приехать ко мне и дать мне деловой совет. Я переживал, беспокоился, а он приехал не так скоро, как мне хотелось бы. Всего-навсего, мисс Гудвин. Я – архитектор, специализирующийся на… проектировании зданий для богослужений. По предложению Оливера я решил провести некоторое время в Солсбери за изучением собора.

– О, это замечательно! – воскликнула Розмари очень искренне. – Мой брат – священнослужитель. Он живет при церкви Святого Седрика в Ком-Пиддл. Благодаря покровительству отца Лили. Я знаю, Юстасу будет интересно обсудить с вами американские богоугодные заведения.

Мистер Вестморлэнд кивнул.

– Как вы познакомились? – спросила Оливера Лили.

– На приеме, – ответил Оливер, вздрогнув.

– Ну конечно же. А потом мистер Вэстморлэнд познакомился с твоей сестрой и женился на ней? – И, смешавшись, добавила: – Пожалуйста, примите мои соболезнования по поводу потери вашей жены. Это очень печально.

– Да. – Ник отвернулся.

Все замолчали и, казалось, погрузились в созерцание пейзажа, проплывающего за окнами экипажа.

Розмари быстрыми движениями поправила свои перчатки. При том, что сама она могла долгое время оставаться безмолвной, она ощущала странную неловкость, когда молчали другие.

– Это так прекрасно, когда дружба не проходит и только крепнет с годами, – заговорила она, набравшись храбрости. – Это может оказаться такой поддержкой в трудные времена… Чем вы занимались до того, как приехали в Англию, мистер Ворс?

Мистер Вестморлэнд рассмеялся:

– Скажи им, Оливер. Они, конечно же, этому никогда не поверят, но скажи им.

Оливер, казалось, не разделял веселого настроения своего друга.

– Я… учился.

– Да, он учился. Но вы, конечно, знаете, он должен был учиться. Очень много. Оливер – широко образованный человек. Ваш отец уже об этом, конечно же, знает. Пожалуйста, называйте меня Ником. Профессор Эдлер читает лекции, как говорил мне Оливер. Он сказал, что так они с ним и познакомились. На одной из лекций вашего отца. По астрономии. Оливер всегда наблюдает за звездами.

Последовало гнетущее молчание, и звук колес экипажа стал казаться неестественно громким.

И тут вдруг Оливер повернулся к Нику и, к ужасу Лили, набросился на него. Он сбил шляпу приятеля на пол экипажа и продолжал дубасить его, пока Ник не поднял руки, прося пощады.

Розмари слегка вскрикнула и прижалась к Лили.

– Ты! – закричал Оливер. – Корчишь из себя шута! Астрономия, да? Мои звезды? Ты заплатишь за эту шутку.

– Довольно, – проревел Ник. – Я сдаюсь. Я раскаиваюсь в своих грехах.

– Как мальчишки, – сказала Лили, смутившись. – Жеребячьи игры – ни дать ни взять лихие парни.

– Вот что я вынужден терпеть, – сказал раскрасневшийся, запыхавшийся Оливер, указывая на Ника. – Он все время изводит меня своими насмешками. Философ становится астрономом, и все ради его излюбленной привычки играть словами. Это он хочет смутить меня, напомнив, что я ему говорил, что никогда не посмотрю на тебя и не буду бегать к тебе на свидания под звездным небом.

Милая фраза. Она улыбнулась ему и подумала, сколько удовольствия ей доставляет смотреть на его лицо и слушать его голос. Но действительно ли Ник шутил, когда по ошибке назвал ее отца астрономом? Или, может быть, Ник на самом деле не знал, что ее отец – философ? И к чему эта внезапная, неуместная и довольно глупая потасовка? Просто ли это ребячество молодых людей или один из них таким образом отвлекает внимание от досадной оплошности другого? Если Ник и Оливер – близкие друзья, то Ник должен знать об интересах Оливера. Человек, способный быть ассистентом у астронома, скорее всего будет в меньшей степени знаком с философией.

48
{"b":"95574","o":1}