ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, в этом нет необходимости.

– Определенно есть. Нужно немедленно учинить расследование.

– Нет, Лили, пожалуйста. – Он надавил на дно чемодана, пока не услышал щелчок замка. – Кто-то просто хочет досадить мне. Кажется, ничего не пропало. – Дальнейшее обследование показало, что умелый преступник вскрыл дно и у других двух чемоданов, но это уже не имело большого значения и лишь служило доказательством того, что он знал, где искать, и, вероятно, имел представление о том, что ищет.

Кто-то знает, кто он. Оливер был в этом уверен.

Лили, вставшая рядом с ним на колени, будила в нем нежное, волнующее влечение и в то же время отчаяние.

– Мистер Ворс! Вы здесь, сэр? Мистер Ворс!

Оливер, точно пружиной подброшенный, вскочил на ноги, чтобы броситься в гостиную, но Лили повисла у него на руке, удерживая его.

– Стой, – сказала она. – Успокойся, это Гэмбл. Мы здесь, Гэмбл! В спальне.

Оливер вздрогнул. Подчас прямота Лили шокировала.

Старик робко протиснулся в дверь, вытянув свою согнутую шею, чтобы получше видеть всю комнату.

– О Боже, – проговорил он. – Ох, голубчики мои! Такое безобразие, мистер Ворс. Я вижу, что у вас побывал непрошеный гость, не так ли? Вор. Ох, голубчики мои… Что же пропало?

– Ничего, – отозвался Оливер. – Кажется, это была просто скверная выходка, но этот шутник ничего, слава Богу, не взял.

– Нужно сказать папе, – сказала Лили, прижимаясь к Оливеру и заглядывая ему в лицо. – Он должен об этом узнать.

– Не думаю, что это удачная мысль, мисс Лили, – неожиданно возразил Гэмбл. Он, шаркая, вышел вперед. – Это будет для него большой удар, поверьте. Уж больно это все похоже на историю с Троянским конем. Удар изнутри его собственного дома. Потрясение не пойдет ему на пользу. Ваш отец уже не так молод и крепок, как прежде.

Оливер взглянул на Гэмбла. Ему было лет восемьдесят, и, значит, он был на добрых лет двадцать старше профессора Эдлера.

– Нет, – продолжал Гэмбл. – Я не стал бы рисковать, заставляя профессора переживать. Ну ладно, если я не могу ничем помочь, тогда я, пожалуй, пойду.

Когда старик ушел, Лили сжала плечо Оливера, заставляя его повернуться к ней лицом.

– Все это очень странно, – сказала она, опускаясь на пол возле чемодана. – Тебе не кажется?

Оливер был слишком поглощен мыслями о возможных последствиях уличающей его пропажи, чтобы обращать внимание на выжившего из ума старого слугу.

– Не особенно, – рассеянно ответил он.

– Нет, очень странно. Зачем он сюда пришел? Он так и не сказал. И что значит не нужно волновать моего отца? Он невозмутим, как вареное яйцо.

– У тебя исключительная способность подбирать слова, – сказал он наобум.

– Знаешь, что я думаю?

– Хм? – Ему следует срочно обсудить это все с Ником. Нужно выработать план. Возможно, придется удалить Лили из этого дома, поскольку вполне вероятно, что оставаться ей тут небезопасно.

– Думаю, Гэмбл уже знал о том, что случилось.

Ее слова постепенно обретали для него смысл. Он приблизил свое лицо к ее лицу.

– Обо всем этом, ты имеешь в виду? – Он обвел рукой, указывая на окружающий их кавардак.

– Ну конечно, об этом. Он пришел посмотреть, насколько ты потрясен. Почему, Оливер? Я всегда любила Гэмбла. Что могло послужить причиной такого поведения?

– Ты делаешь поспешные выводы, дорогая.

– Ничуть. Послушай. Он пришел, чтобы… Нет, он пришел, потому что не хочет, чтобы папа обо всем узнал, а вовсе не потому, что опасается за папино здоровье. Это нелепость. Если сам Гэмбл не делал этого, тогда он знает, кто это сделал. Это гораздо более правдоподобно. – Ее губы сжались и побелели. – Кто-то пытается заставить тебя уехать, и Гэмбл знает об этом. И он покрывает их.

– Это весьма интересное умозаключение. – И, возможно, весьма логичное. – Но у нас нет доказательств. Не можем же мы пытать этого человека. Давай лучше поговорим о другом. Мисс, не прошлись бы вы со мной кое-куда, где мы можем надеяться побыть наедине, если, конечно, сумеем пробраться туда незамеченными?

Лили вскочила на ноги, но тут же споткнулась и наклонилась, чтобы отцепить кайму своего платья от носка туфельки.

– Слишком длинное, – сказала она. – Это еще одно платье Мирты. Она выше меня. Пойдем, Оливер. Я последую за тобой, куда захочешь; мы найдем надежное укрытие и поразмыслим, что нам делать со всем этим абсурдом.

При других обстоятельствах такая перспектива привела бы его в трепет.

– Отлично. В северное крыло? – Он подхватил свой галстук и наспех повязал его.

– В северное крыло, – согласилась Лили. – Мы убедимся сначала, что там, как и положено, никого нет, и запремся изнутри.

Они вошли в гостиную и столкнулись с миссис Фрибл. Ее лицо пылало от праведного гнева.

– Ну вот я и застала вас, – сказала она, испепеляюще глядя на Оливера. – Я предупреждала профессора, что вам нельзя доверять, что у вас виды на Лили совсем не по тем причинам, о которых вы говорите, но он не слушал меня. Ну а сейчас ему придется меня послушать.

– Миссис Фрибл, уверяю вас…

– Вы не правы, – перебила Лили, расставив ноги и уперев руки в бока. – Как вам не стыдно, тетя Фрибл.

– Ах вот как! – Прижав руку к груди, миссис Фрибл отступила на шаг. – И это после всего, что я для тебя сделала! Отлично. Но тут я обязана переступить через свою гордость. Твое благополучие прежде всего, Лили. Всегда. Это мой долг перед памятью бедной дорогой Китти. Ты неопытна и, возможно, не отдаешь себе отчета в том, что этот мужчина ставит под удар твою репутацию.

– Этот мужчина собирается жениться на мне.

Даже Оливера поразило крайнее раздражение, звучавшее в голосе Лили.

Но Фрибл, казалось, ничего не замечала. Она продолжала:

– Потому что он хочет заполучить это поместье. Если ты хоть на минуту поверила, что мужчина, который выглядит, как мистер Ворс, заинтересовался бы тобой, если бы ты была бедна, то ты еще глупее, чем я думала.

Кровь застучала у Оливера в висках. Столь мелкие ничтожные уколы не удостоились бы его внимания, если бы они не были нацелены на то, чтобы уязвить Лили.

– Мадам, – обратился он к раскипятившейся даме. – Что вы хотите сказать? Вы считаете, что дочь вашей бедной дорогой сестры недостойна любви?

– Вздор! – провозгласила Фрибл. – Не старайтесь опутать меня умными словесами, сэр. Вы не любите Лили. Вы любите только себя самого и, возможно, какую-нибудь вульгарную особу – время от времени, пока это вам удобно. Вы заморочили голову профессору Эдлеру, заморочили голову этой глупенькой девочке. Но вы не одурачите меня. Пойдем, Лили, мы здесь ни минуты больше не останемся.

Лили взяла Оливера под руку и демонстративно прошествовала мимо своей приемной матери.

– Вам нечего опасаться, что пребывание здесь подпортит вашу затхлую репутацию, – сказала Лили. – Мы с Оливером уходим. Оставайтесь, если хотите, или идите и рассказывайте всем ваши жуткие сказки. Я только не понимаю, почему вы не хотите, чтобы я была счастлива?

– То есть как это не хочу? Хочу! – воскликнула миссис Фрибл, семеня рядом с Оливером и Лили по коридору. – Но ты не слушаешь меня, Лили. Лили! Как ты смеешь поворачиваться ко мне спиной и уходить, когда я с тобой разговариваю?

К удивлению Оливера, Лили развернулась в противоположную сторону, подхватила его под руку с другой стороны и пошла в обратном направлении.

– Мне ничего не остается, как только слушать вас. Вы все время кричите. Пожалуйста, идите по своим делам. Мы с Оливером хотим побыть наедине.

– Ох! – Щеки миссис Фрибл приобрели невероятный фиолетовый оттенок. – Какое неуважение! Но что остается ждать от молодежи в наше время? Ты избалована, слишком избалована. Ты неблагодарна. Я сейчас же пойду к твоему отцу и скажу ему, как ты со мной обращаешься и как ты себя неприлично ведешь.

Оливер потянул Лили в сторону, чтобы дать дорогу миссис Фрибл, которая, шурша юбками, пронеслась мимо них с высоко поднятой головой.

51
{"b":"95574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Белая хризантема
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Пятьдесят оттенков свободы
Синий лабиринт
Президент пропал
Дети 2+. Инструкция по применению
Влюбись в меня