ЛитМир - Электронная Библиотека

Из горла Ника послышалось бульканье.

Лили бросилась к пистолету.

Кулаком Ник нанес удар по горлу Оливера. Лили с ужасом увидела, как тот разжал пальцы и, задыхаясь, схватился за собственное горло.

Она подобрала пистолет и, держа его обеими руками, подняла до уровня груди.

Николас Вестморлэнд встал на ноги и двинулся к ней.

– Еще один шаг, и я пристрелю тебя, – с угрозой произнесла она.

Он остановился и сказал:

– Отдай его мне. Ну-ка. Мы оба знаем, что ты не пустишь его в ход. Отдай его мне.

– Не делай этого, Лили, – выдавил из себя Оливер.

Ник сделал еще один шаг по направлению к ней, и Лили нащупала спусковой крючок.

– Ваш нос у меня на мушке, сэр, – сказала она. – Думаю, что ваши мозги находятся примерно там же.

Вдруг дверь распахнулась от мощного удара. Вернее, дверь слетела с петель и полетела через комнату, упав на кресло.

Ник обернулся и не обнаружил ничего, кроме совершенно пустого коридора и слона из кожи и меди у дальней стены.

Прежде чем он успел опомниться, Оливер одним броском опрокинул его и придавил к полу. А Лили проворно уселась верхом на поверженного врага, уперев пистолет ему между ног.

– Только дернись, и уже никому не придется любоваться твоими прелестями.

– А вот и я! – Ревя и размахивая над головой шишковатой дубиной, в комнату ворвался Маклюд. – Теперь вам уже ничто не грозит, леди. Кто-то здесь сейчас отправится к праотцам.

Выглянув из-за Оливера, Лили в изумлении воскликнула:

– Маклюд? Что ты здесь делаешь?

Все еще держа дубину над головой, он откинул назад копну своих рыжих волос и подошел поближе, наклонившись, чтобы получше рассмотреть распростертого на полу человека.

– Гэмбл, – рявкнул он. – Иди сюда, безголовое создание. Ты слишком поздно позвал меня. Они его уже укокошили.

– Не совсем, – возразил Оливер. – Может, вы нам поможете…

– Он еще не мертв? – сказал Маклюд. – О, ну я это поправлю. Ну-ка, посторонитесь, лорд Блэкмор.

В комнату смущенно протиснулся Гэмбл.

– Простите меня, хозяин. Последнее время мне трудновато быстро передвигаться. Я не думал, что мистер Вестморлэнд так скоро сюда проберется. Вы знаете, он связал лорда Витмора там, снаружи. Думаю, он собирался обвинить его…

– Нам совсем не нужна тут твоя чертова лекция, Гэмбл, – сказал Маклюд и, схватив Ника за волосы, поволок его обмякшее тело в коридор. – Позаботься о лорде и леди, пока я разберусь с ним.

– Хм, могут возникнуть проблемы с полицией, Маклюд, – сказал Оливер, поворачиваясь, чтобы обнять Лили. – Убийство мистера Вестморлэнда будет…

– …слишком роскошно для него. Да, вы правы, сэр. То есть ваша светлость. Я позабочусь об этом. Знаете, ведь это он убил Леонарда. Я видел это собственными глазами. Это он, переодетый монахом, убил его. Чтоб он сгинул! Я об этом позабочусь. А тут еще этот дурак Лэйкок тоже добавил хлопот, решив разыскать то, что они там искали и не находили столько лет. Гэмбл вам об этом расскажет. Нам там пришлось уладить парочку проблем, а то бы мы избавили вас от всего этого. Но мы за вами присматривали. Мы не хотели рисковать, дав ему возможность выйти сухим из воды. Ну а теперь все в порядке. И с лордом Витмором я тоже разберусь.

– Спасибо, Маклюд, – сказал Оливер.

Лили безмолвствовала, пока шотландец выходил из комнаты вместе с Ником, перебросив его через плечо.

Гэмбл стиснул руки.

– Вначале я был не совсем уверен, видите ли. И уж, конечно, мне совсем не хотелось допустить ужасную ошибку.

Оливер и Лили помогли друг другу подняться и с трудом добрались до дивана.

– Может быть, расскажете обо всем завтра? – предложил Оливер.

– Хорошо, хозяин, если только вы хотите, чтобы Маклюд выпустил мне кишки – простите, но это его собственное выражение, – а он так и сделает, если я не выложу вам всего прямо сейчас.

Оливер кивнул и откинул волосы с лица Лили.

– Извини, моя дорогая.

– У меня все в порядке, если у тебя все в порядке, – сказала она ему.

– Я думал, что вы… ну, я думал, что вы – тот, кто вы и есть, – ворчливо произнес Гэмбл. – Видите ли, я служил здесь во времена вашего отца. Как раз когда его изгнали. Поверьте, мне еще не доводилось встречать лучшего молодого человека. Не то что мастер Джордж, от которого всегда были сплошные неприятности. Мы, слуги, всегда знали, что во всем виноват мастер Джордж, а обвинен был мастер Фредерик. Но у нас не было доказательств. Да никаких доказательств и не было вовсе, кроме того, что после смерти отца, мастера Джорджа, нынешний лорд Витмор так много времени проводил в поисках в северном крыле. Вот поэтому мы и попросили Маклюда уехать из поместья и пойти в услужение в Фэл-Мэнор. Чтобы он там мог следить за развитием событий.

От этой пространной речи старик совсем выбился из сил. Оливер и Лили терпеливо ждали, пока он придет в себя.

– Видите ли, сестра Маклюда пострадала от рук лорда Витмора, и то, что Маклюд легко пошел на это, сначала не имело никакого отношения к нашим тревогам. Тогда мы объединили наши усилия и набрались терпения. Мы ждали, ну а потом вы вернулись. Я не мог в это поверить. Я узнал вас почти сразу же. Я вынужден был спрятать портрет мастера Фредерика, потому что боялся, что кто-нибудь еще заметит сходство. А потом я видел, как лорд Витмор выходил из этих комнат, когда вас там не было. Я должен был позаботиться о том, чтобы здесь не находилось ничего, что может вызвать подозрения. Я, конечно, верну вам ваше имущество.

– Спасибо, Гэмбл, – сказал Оливер. – Большое спасибо. Мы с женой никогда не сможем сполна отблагодарить вас за это.

– Хм-м, тут не за что благодарить, сэр. Я приношу извинения за все остальное.

Лили бросила на него взгляд:

– Остальное?

– Мне не следовало ходить к мистеру Гудвину. Я-то думал убедиться, что был прав, взяв портрет и ваши вещи, сэр. Только лишь пока я не смогу спокойно их вернуть. Я не хотел, чтоб на моей душе был грех.

– Забудьте об этом, – сказал Оливер, а Лили была почти уверена, что он едва сдерживает смех. – Идите спать. Мы поговорим обо всем утром. И закройте за собой дверь, пожалуйста.

Гэмбл согнулся еще ниже и попятился к двери. На пороге он нахмурился и огляделся.

– Что случилось? – спросил Оливер.

– Дверь, сэр. Я очень сожалею, но я не могу ее закрыть. Ее здесь больше нет.

Глава 29

Если бы у него так зверски не болела голова, будто раскалываясь пополам, смех его необычайно бесстрашной супруги доставил бы ему куда больше удовольствия.

Оливер расположился на диване, закрыл глаза и притворился спящим. В конце концов Маклюда попросили установить дверь на место, и Фрибл с профессором, чей встревоженный визит был неизбежен, наконец-то удалились.

– Ты не спишь, – сказала Лили, старательно притворяясь веселой. – А ты, оказывается, обидчив, мой дорогой. Ну а теперь скажи честно: я тебе надоела?

– Ну конечно же, нет.

– Ага, – с торжеством произнесла она. – Ты все же не спишь. Но выглядишь ты ужасно. Интересно, будешь ли ты когда-нибудь снова хотя бы чуть менее безобразным, чем сейчас.

Он взглянул на нее сквозь щелочки заплывших век.

– Я прихожу в себя после удара по голове, мадам.

– Ну тогда я дам тебе одно верное лекарство. – Она покрыла его лоб множеством нежных поцелуев и потом откинулась на диване. – Меня, разумеется, ничуть не смущает эта твоя внезапная утрата былой красоты. Все равно я буду любить тебя так же, а может быть, и еще сильнее. В конце концов, поскольку я сама неказиста, я себя уютно чувствую в обществе такого же, нет, почти такого же неказистого мужчины.

Тут Оливер возмутился:

– Мадам, чтобы это был последний раз, когда я слышу от вас такие замечания в свой адрес. Во всей Англии – нет, во всем мире – не найдется женщины красивей, чем моя жена. У нее отвратительный язык, но внешность – замечательная. Единственный ее изъян – это то, что она росла среди слепых олухов, которые навязывали ей свое превратное представление о ней. Ну а теперь, если она помолчит и даст покой раненому человеку, цены ей не будет.

74
{"b":"95574","o":1}