ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем Леон говорил Бобу Джайлсу:

– Больше ему податься некуда, других родственников у него нет, если, конечно, не считать, Карла Фойта. Но вчера Кейт навещала отца. Ни он, ни Эллен давно не видели мальчика и не получали от него известий.

Супруга Карла, Эллен, застенчивая и добрая женщина, своих детей не имела и обожала всех пятерых внуков своего мужа. Известие об исчезновении Мэтью чрезвычайно взволновало ее.

– Вы разговаривали по телефону с директором или с его секретарем? – спросил викарий.

– Нет, с самим директором, – ответил Леон, поморщившись. Тон директора был, как всегда, холодным и высокомерным. Он всячески давал Леону понять, что считает его дикарем, только что спустившимся с пальмы, а не цивилизованным человеком.

Досада собеседника не укрылась от викария, и он догадался, чем она вызвана. Еще до того, как Леон и Кейт поженились, он предупреждал их, что не все будут относиться благожелательно к их смешанному браку и к этому нужно быть готовыми.

– Директор не рассказывал вам о каких-то своих предположениях? – вернулся викарий к теме беседы. – Он разговаривал с его приятелями? С учителями, наконец?

Леон взлохматил волосы.

– Да, он кое с кем поговорил. Но это не принесло результатов. Мэтью ни с кем не делился своими планами, он очень замкнут и скрытен. Преподаватели утверждают, что в день своего исчезновения он вел себя, как обычно. Утром он хорошо занимался на уроке физкультуры и выразил желание принять участие в соревнованиях, намеченных на конец следующей недели.

Леон замолчал. В комнату вошла Рут, держа в руках две кружки с горячим чаем.

– Учитель истории сказал, что Мэтью заинтересовался темой, которую они изучали, – бегством Наполеона из Москвы, – продолжал он, взяв у Рут чашку. – После полудня у них был урок музыки, который Мэтью не очень любит, но вряд ли это стало поводом для побега. Потом у них прошел урок английского и состоялась беседа с классным наставником о возможной карьере каждого.

Викарий вскинул брови.

– Не рановато ли в двенадцать лет думать о карьере?

Леон пожал плечами: порядки в этом привилегированном учебном заведении так сильно отличались от нравов, царящих в обыкновенных, государственных школах, что он перестал чему бы то ни было удивляться.

– Я уверен, что все это не повод для того, чтобы бросить школу, – добавил он и отхлебнул из кружки. Домой Леону возвращаться не хотелось, он представлял, как расстроится Кейт, узнав, что и эта надежда оказалась тщетной. – Может быть, мне стоит самому позвонить обеим старушкам?

Боб кивнул.

Леон тяжело вздохнул. Он знал, что разговор с чопорными тетушками Мэтью будет еще более неприятным, чем беседа с чванливым директором школы. Они наверняка обвинят во всем его. К тому же он плохо понимал их быструю речь. Боб Джайлс решил не обременять гостя своим присутствием и сказал, что подождет его на кухне.

– Когда закончите, приходите туда, выпьем еще по чашечке чаю с гренками. Кейт сегодня наверняка так расстроена, что ей не до приготовления завтрака.

Леон благодарно улыбнулся.

Глава 5

– Кейт, наверное, сходит с ума, – озабоченно сказала Кристина.

– Но самообладания она все равно не теряет, – заметил Билли, забежавший к Робсонам на чашечку чая.

Разговор их происходил на кухне.

– А что предпринимает полиция? – хмуря брови, осведомился Джек.

Билли постучал в их дверь рано утром, когда он брился. Джек до сих пор еще не оделся как следует, а лишь натянул брюки. Пряжка ремня поблескивала на животе, подчеркивая смуглость кожи.

– Понятия не имею! – Билли пожал плечами. – Думаю, они повсюду его ищут. А что еще они могут предпринять? Ему уже двенадцать лет, в этом возрасте я частенько убегал из дома. Например, с цирковыми артистами, когда их цирк перебирался на новое место. Я знаю Рочестер и Грейвсенд не хуже, чем Гринвич и Вулидж. Мама, разумеется, волновалась, но полицию на ноги не поднимала.

Билли говорил истинную правду, но в присутствии Кристины Джек не хотел обсуждать легкомысленное отношение Мейвис к воспитанию детей. В их доме упоминать о ней вообще было не принято.

– Моему папаше и в голову бы не пришло беспокоиться, – сказал Джек с горькой усмешкой. Когда он был в возрасте Мэтью, его отец Чарли грабил по всей Англии банки. Он был знаменитым взломщиком сейфов и семейные проблемы предпочитал решать без участия полиции.

Кристина убавила огонь под сковородой с грибами и помидорами, налила чаю в чашку, разрисованную незабудками, и, поставив ее на блюдце, села за стол. Хотя Билли и был сыном Мейвис, она его обожала. Он чем-то напоминал ей молодого Джека, еще до службы в армии. Они не были знакомы в то время, но именно таким она себе его представляла. И таким его знала Мейвис.

– Сейчас мы позавтракаем, – проговорила Кристина, – а потом я проведаю Кейт. Может быть, ей нужна помощь. Я могла бы присмотреть за Джонни или отвести в школу Джилли.

– Малышку отведет в школу Дейзи, – сообщил Билли, прикидывая, как случайно попасться им на пути. К тому времени, когда Дейзи поведет сестренку в школу в Блэкхите, ему следовало находиться в Гринвиче, в пункте приема металлолома.

Кристина снова вздохнула, стараясь скрыть разочарование. Ей нравилось отводить семилетнюю Джилли в школу: держа девочку за руку, она представляла себя ее мамой и на какое-то время забывала о своем тоскливом, бессмысленном существовании.

– Тогда я пригляжу за Джонни, – пряча от Джека глаза, сказала она. – Ты позавтракаешь с нами, Билли? Грибы с помидорами почти готовы, а сварить яйца дело двух минут.

– Спасибо, но мне пора! – Билли встал из-за стола. Ему хотелось поговорить с Джеком об Арчи Дьюке, но сейчас для этого было не самое подходящее время. Да и в присутствии Кристины он чувствовал себя скованно. Она была чересчур бесстрастной и замкнутой, ее холодная красота и подчеркнутая элегантность действовали Билли на нервы. С девушками из юго-восточной части Лондона общаться ему было куда проще.

Взять, к примеру, хотя бы сегодняшнее утро. Любая другая женщина в столь ранний час наверняка встретила бы незваного гостя в стареньком халате и шлепанцах на босу ногу. Но Кристина не носила ни халатов, ни фартуков в цветочек, как все обыкновенные домохозяйки. Она надела туфли, серые фланелевые брючки, белую блузку и мягкий серый пуховый свитер, который, должно быть, стоил целое состояние. Шелковистые темные волосы она заколола гребнем из слоновой кости и стала похожа на голливудскую актрису. Впрочем, нет, и на американку она не походила, в ее внешности ощущалось нечто волнующее и неуловимое, делающее ее загадочной и чужой.

Выйдя от Робсонов, Билли остановился на крыльце и задумался. Сейчас десять минут девятого, вскоре из калитки выйдут Дейзи и Джилли. Он мог бы подбросить их до школы на своем стареньком грузовичке. Правда, втроем в кабине будет тесновато, но девочки вряд ли станут возражать – в тесноте, да не в обиде. Он достал из кармана куртки сигарету и закурил.

Спустя двадцать минут из своего палисадника вышла, щурясь от яркого солнца, Кристина. С наслаждением вдыхая аромат цветов дерева, давшего название этой площади, она направилась к четвертому дому. Магнолии произрастали здесь повсюду, но никто не мог толком объяснить, когда и откуда они появились. В центре, на зеленом газоне возле церкви Святого Марка, магнолия была сплошь усыпана белыми цветами с бледно-розовой каймой по краям лепестков. В саду шестого дома росла ее сестра, с белыми цветами в форме звезды. А перед домом Кейт дерево украшали кремовые цветы с пурпурными тычинками.

– Доброе утро! – окликнула Кристину с другой стороны площади Хетти Коллинз. В черном пальто, несмотря на теплый майский день, застегнутом на все пуговицы, в черной соломенной шляпке, залихватски нахлобученной на пепельные завитки, и с плетеной корзинкой в руке она направлялась в сторону Льюишемского рынка. – Что случилось у Эммерсонов? Леон ломился к викарию в шесть утра! Я видела, как он барабанил в его дверь кулаком, когда впускала домой кота.

11
{"b":"95575","o":1}