ЛитМир - Электронная Библиотека

Голос у нее был зычный, как у рыночной торговки, хотя она никогда не торговала на базаре. Не уверенная, что Кейт обрадуется, если вся площадь узнает о побеге Мэтью, Кристина передернула плечами и крикнула в ответ:

– Извини, Хетти, я тороплюсь! Поболтаем как-нибудь в другой раз! – И, не дав соседке возможности ответить, повернулась спиной и быстро зашагала по садовой дорожке к дому подруги, цокая каблучками модных туфель по черно-белой плитке.

Хетти проводила ее недобрым взглядом и, расправив плечи, пошла своей дорогой. Болтать она не собиралась, ей нужен был только ответ на ее вопрос. Эта Кристина ей не понравилась с первого же взгляда, еще в ту пору, когда она была затравленной беженкой из Германии и носила фамилию Франк. Хетти, конечно, жалела ее, как и все жители квартала, но относилась к ней настороженно. И что в ней нашел Джек Робсон? Мог бы жениться на симпатичной веселой местной девушке. Рано или поздно ему придется пожалеть о своем опрометчивом поступке! Хетти в этом не сомневалась и готова была спорить с любым на все свои сбережения, что именно так и произойдет.

Кристина постучала в дверь, выкрашенную лимонной краской, толкнула ее и вошла в прихожую, крикнув при этом, как это было заведено на площади Магнолий:

– Привет! Это я, Кристина!

Ее голос гулко разнесся по всему просторному, с высокими потолками дому.

– Привет, тетя Кристина, – отозвался тоненький детский голосок. Украшенная витражом кухонная дверь распахнулась, и навстречу гостье выбежал Джонни с взъерошенными волосами и с волочащимися по полу помочами, прицепленными к холщовым штанишкам. – Сегодня я пойду к тете Керри! Ты пришла, чтобы отвести меня к ней? А мы сходим в парк? Мы будем кормить там оленей? – протараторил малыш, едва лишь Кристина обняла его.

– Проходи сюда, – позвала из кухни Кейт. Сегодня ее золотистые волосы, всегда уложенные в прическу, были заплетены в толстую косу, переброшенную через плечо. Не припудренная, с ненакрашенными губами, Кейт выглядела на удивление молодо. Трудно было поверить, что она многодетная мать. – Джек, наверное, уже сообщил тебе неприятное известие? Я собираюсь отвести Джонни к Керри. Пусть присмотрит за ним, пока я съезжу в Сомерсет. Хочу лично поговорить с директором школы.

Держа мальчика на руках, Кристина подошла ближе и только тут заметила, что Кейт ужасно бледна, а под глазами у нее синие круги – следы бессонной ночи.

Сердце Кристины бешено заколотилось: неужели ее лишат возможности отвести Джилли в школу и присмотреть за Джонни?

– Разве Керри не пойдет сегодня торговать на базар? – спросила она. – Может быть, лучше я побуду с мальчиком? – Голос ее звучал ровно, но едва сдерживаемое волнение не укрылось от Кейт. Забрав у нее мальчугана, она усадила его на гладильную доску и стала расчесывать его взлохмаченную шевелюру.

– Спасибо за любезное предложение, но Керри уже предупредила отца, что не выйдет на работу. За прилавок вместо нее встанет Мириам. – Закончив причесывать сына и пристегнув ему помочи, она добавила: – Я надеюсь успеть на поезд, отходящий от станции «Блэкхит» в девять пятнадцать. Сделай одолжение, отведи Джонни к Керри! Я таким образом выиграю минут пять. – Кейт поставила мальчика на пол.

– Ты едешь одна или с Леоном? – вновь взяв Джонни на руки, поинтересовалась Кристина. Ее удивило то, что муж Кейт до сих пор не спустился со второго этажа, чтобы поздороваться с ней. Впрочем, подумала она, он, вероятно, ушел к викарию звонить по телефону.

Кейт достала из кармана широкой бирюзовой юбки пригоршню заколок и стала проворно подкалывать свои пшеничные волосы. Кинув взгляд на настенные часы, она ответила:

– Леон ушел на работу, он ничего не знает о моей поездке. К ночи я вернусь, я написала ему об этом в записке. – Она машинально пощупала запястье и, обнаружив, что забыла надеть наручные часы, выбежала из кухни.

Кристина крепче прижала мальчугана к груди. Он захихикал, его карие глазки лукаво сверкали. Он был слишком мал, чтобы понять происходящее. У Кристины перехватило от волнения дыхание. Почему одним женщинам Бог посылает детей, а других наказывает их отсутствием? Это несправедливо! Она окинула взглядом кухню. Вот у Кейт, к примеру, не возникало трудностей с зачатием и рождением. К тому же она еще и удочерила сиротку Дейзи. На полочке буфета, перед стопками тарелок, стояли фотографии Дейзи, Мэтью, Луки и Джилли. На стене у окна была приколота аляповатая картинка, нарисованная Джонни. Чуть выше красовался другой детский шедевр – портрет отца, сделанный цветными карандашами. Курчавая голова и улыбающийся рот действительно несколько напоминали оригинал, разумеется, весьма относительно. Под фигуркой имелась надпись: «Мой папа». А ниже – подпись автора: «Дейзи, десять лет».

Несомненно, девочка обожала Леона и Кейт, да и они души в ней не чаяли. Почему бы им с Джеком тоже не взять из приюта малышку? Отчего Джек возражает, утверждая, что приемный ребенок не заменит родного? Чем ему не нравится эта идея?

Кейт вбежала в кухню с перекинутым через руку бежевым жакетом и с сумочкой.

– Итак, выходим! – воскликнула она. – Если я проделаю весь путь до станции бегом, то успею на следующий поезд до Чаринг-Кросс!

Через несколько секунд Кристина и Джонни, стоя у калитки, уже провожали ее взглядом. Кейт пробежала мимо домика викария и свернула на улицу Магнолия-Террас.

На лице мальчика, только что беззаботном и веселом, появилось сомнение.

– А мама вернется домой? – с тревогой поинтересовался Джонни.

Кристина сжала его ручонку и бодро ответила:

– Разумеется, мой дорогой! Мама непременно вернется.

– Она должна была приготовить для меня сандвичи! Вот такие! – пропищал Джонни, показывая большим и указательным пальцами, какой толщины следовало быть бутербродам.

Кристина улыбнулась. Интересно, что скажет Керри, если она вызовется присмотреть вместо нее за мальчиком? Они с Джонни могли бы провести этот день в Гринвичском парке, перекусить там, а потом сходить к реке…

– Кто это? – спросил Джонни, когда они проходили мимо церкви.

Кристина взглянула на крыльцо дома номер девять и увидела сидящего на нем Зака Хемингуэя: он с благодушным видом взирал на окружающий мир, греясь на солнышке.

– Понятия не имею, – сказала она, пожимая плечами, хотя и догадалась, что этот крепкий молодой мужчина, вероятно, новый протеже Джека. Впрочем, он вполне мог быть и цирковым атлетом, и борцом. Куини Тилет сдавала комнаты и заезжим циркачам, и актерам, выступающим на ярмарках и площадях, и другим эксцентричным личностям.

– Доброе утро, – любезно произнес Зак, когда Кристина и Джонни поравнялись с ним. – Прекрасный выдался сегодня денек, не правда ли?

Кристина сдержанно улыбнулась и, потупившись, согласилась, что погода действительно чудесная. Губы Зака растянулись в ухмылке: он увидел, как она ускорила шаг и мальчугану, семенившему рядом, пришлось перейти на бег, чтобы не отстать. Любопытно, как бы она отреагировала, если бы он свистнул ей вслед? Зак усмехнулся: с этой фурией местные парни вряд ли могут рассчитывать на успех. Судя по цвету кожи идущего с ней малыша, его папаша – тот самый смуглолицый парень, который спозаранку ломился в дом викария. Интересно, подумал Зак, кто его мать – эта надменная хрупкая брюнетка или же та блондинка скандинавского типа, недавно промчавшаяся в направлении пустоши? Так или иначе, парнишке повезло: они обе обращали на себя внимание мужчин. Зак поднялся с крыльца и засунул руки в карманы джинсов. Что нужно этой черноволосой красотке от Керри Коллинз? Может быть, они подруги? Это было бы довольно странно – уж слишком они разные. Одна подчеркнуто холодна и безупречна, другая – темпераментна и неряшлива, как цыганка. Однако Керри нравилась ему больше, в ней чувствовалась искренняя страсть. Дэнни повезло с женой, жаль, что сам он этого не понимает…

В это утро Дейзи не пошла вместе с другими детьми на утреннюю линейку. Настроение у нее было отвратительное, ей сегодня даже не хотелось идти в школу. В трех рядах от нее стояла рыжеволосая Роза, она наверняка уже узнала об исчезновении Мэтью от своей матери. Нещадно перевирая ноты, одноклассники старательно пели слова гимна:

12
{"b":"95575","o":1}