ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот презрительно скривил рот.

– Нелегальный бой профессиональных боксеров. Ты что, с луны свалился? С нашей стороны в них постоянно участвует Арни. Беспроигрышный вариант!

Арни и был тем самым широкоплечим губастым парнем, который обозвал его недоумком. Вонючка было раскрыл рот, чтобы кое-что уточнить, но вовремя воздержался, рассудив, что негоже выставлять себя на посмешище.

Замечание пожилого смутило Арчи, и Бесноватый, решив разрядить атмосферу, с апломбом заявил:

– У Робсона нет ни одного приличного соперника для Арни! В его боксерском клубе собираются одни дети. Вы же сами видели. Сопляки и слабаки все до одного! Они не подходят для серьезного боя, на них никто и ломаного гроша не поставит.

– Тот малый, который колотил кулаками по груше, вовсе не слабак, – живо заметил Вонючка, не преминув проявить наблюдательность. – Он произвел на меня впечатление знатока своего дела.

Все промолчали. Никто не обратил на того парня никакого внимания, поскольку задача их тогда была иной – нагнать страху и обеспечить вожаку поддержку. Единственный боксер, находившийся среди собравшихся, возразил Вонючке:

– Ни один уважающий себя профессионал не станет демонстрировать свое умение детям и старикам. А этот в схватке с достойным противником ляжет на ринг в первую же минуту боя.

Арчи удовлетворенно хмыкнул, довольный такой перспективой. Если Джек Робсон окажется настолько глуп, что выставит своего боксера против Арни в собачьем бою, громить его клуб не потребуется: туда просто не станут ходить приличные люди, и он прогорит сам.

– Куда запропастилась официантка с твоим пивом, Арчи? – заботливо поинтересовался Бесноватый. – Разве ей не известно, что нельзя заставлять тебя ждать?

– Поживее? Вы сказали «поживее»? Да как вы смеете влетать в наш дом, словно ведьма на метле, и разговаривать таким тоном с моей младшей сестрой? – обрушилась Дейзи на Дебору Харви. – Если вам хочется чаю, наберитесь терпения и дождитесь, пока вам его предложат!

Джилли дергала сестру за руку и настойчиво допытывалась, почему злая тетя утверждает, что Мэтью убежал из школы.

– Зачем она заявилась сюда? – хныкая, спрашивала малышка. – И почему папа укладывает Джонни спать, хотя мы еще не поужинали? Где мама?

– Может быть, лучше забрать малышку Джилли к нам, пока Леон не наведет здесь порядок? – посоветовалась Керри с Билли.

Он растерянно пожал плечами. К Эммерсонам он заскочил случайно, чтобы увидеться с Дейзи, и был огорошен появлением тетушки Мэтью не меньше, чем все остальные. Но еще сильнее потрясло его поведение Дейзи. Он и не подозревал, что у нее такой темперамент.

– Я не хочу спать, папа! – вопил наверху Джонни. – Я хочу смотреть на злую ведьму!

Возле калитки Кейт окликнула Летти Дикин, имевшая обыкновение появляться в самый неподходящий момент. Возле ее ног вертелась маленькая собачонка.

– Что случилось, милочка? – спросила Летти. – Что за шум у вас в доме?

– К нам пожаловала без приглашения мисс Харви, – ответил за мать Лука. – Лучше бы папа не впускал ее в дом!

Кейт была готова согласиться с сыном. Она понимала, что не пройдет и пяти минут, как о скандале в семье Эммерсонов узнает вся площадь Магнолий. Престарелая Гарриетта Робсон, жившая в доме номер два, уже открывала окно спальни, чтобы выяснить, что за тарарам творится у соседей. А мистер Ниббс, другой сосед Кейт, вышел на крыльцо якобы для того, чтобы подышать свежим воздухом, и навострил уши.

– Да как ты смеешь разговаривать со мной таким тоном, невоспитанная девчонка! – бушевала Дебора Харви.

– Хочу к маме! – громко хныкала Джилли.

– Пусти меня вниз! – кричал Джонни, колотя кулачками по плечам Леона, пытавшегося уложить его в кровать.

– Не смейте называть Дейзи невоспитанной девчонкой, – встряла в перепалку Керри. Она заслонила девочку своей мощной спиной и подбоченилась, испепеляя старуху взглядом. – Это вы затеяли скандал, обвинив Леона в исчезновении Мэтью и оскорбив Дейзи! Выбирайте выражения, мадам! И не пытайтесь тут командовать! Дейзи вам не служанка!

– Если раньше я лишь подозревала, что условия жизни моего внучатого племянника оставляют желать лучшего, – всплеснула руками восьмидесятилетняя Дебора Харви, одетая в сиреневое платье и такую же шляпку с маленькими полями и пером, – то теперь я в этом не сомневаюсь! Я впервые вижу столь скверно воспитанных детей и такое неорганизованное, безалаберное семейство!

Кейт вбежала в дом, со второго этажа едва ли не кубарем скатился Леон. Прочитав в глазах жены немой вопрос, он прошептал:

– Слава Богу, что к нам пожаловала только одна старая карга! Еще с порога эта ведьма заявила, что она терпеть не может негров, ирландцев и католиков и что, если бы она не пеклась о благополучии Мэтью, ноги бы ее не было в этом доме.

– Она забыла упомянуть еще немцев и евреев, – с горечью добавила Кейт и стремительно прошла в кухню.

– Мамочка! – обрадовалась Джилли, подбежала к ней и обхватила ее ручонками.

– Наконец-то! – с облегчением вздохнула Керри.

– Эта злая женщина говорит, что во всем виноват наш папочка и что нельзя было позволять ему усыновлять Мэтью! – выпалила Дейзи, торопясь объяснить матери, что старуха совершенно выжила из ума.

– Довольно! – оборвала ее Кейт. – Лучше поставь на плиту чайник и приготовь для нас чай. А ты, Джилли, ступай наверх и почитай Джонни сказку. Договорились? – Она легонько подтолкнула дочку к двери.

Девочки с видимой неохотой подчинились, а Кейт учтиво обратилась к престарелой тетушке Мэтью:

– Извините, что я не смогла вас встретить. Давайте выпьем чаю и сообща подумаем, почему Мэтью сбежал из школы.

Дебора Харви шумно втянула воздух и, поправив нитяные перчатки на обезображенных артритом руках, ледяным тоном промолвила:

– Сын моего племянника не должен был стать пасынком цветного! Это противоестественно, недопустимо и не отвечает интересам Мэтью.

Кейт сглотнула подступивший ком и стиснула зубы.

– Позволь мне уладить это, дорогая, – тихо произнес Леон.

Но тут Билли громко откашлялся и сказал:

– Пожалуй, я лучше пойду!

Он покосился на Дейзи, надеясь, что она проводит его до калитки. Но не успел он сдвинуться с места, как Кейт решительно заявила, глядя Деборе Харви в глаза:

– Нет, это дело должна уладить я сама!

Леон напрягся, у Керри зашевелились волосы на затылке от предчувствия чего-то страшного. Ситуация обретала новую окраску. Становиться свидетельницей семейного скандала Керри не хотелось, и она, попрощавшись с Эммерсонами, решительно вышла из дома на площадь.

Было уже темно, на фоне неба с редкими звездами чернел шпиль церкви Святого Марка. Керри задержалась у калитки. Дэнни, подумала она, сейчас в спортивном зале, Роза делает домашнее задание. Она плотнее запахнула пальто на груди, подняла воротник и побрела в направлении пустоши.

Берил в последний раз взглянула в трюмо и, оставшись довольна своим отражением, сбежала вниз по лестнице. Перед уходом она приняла пенистую ванну, сполоснула волосы лимонным соком, надела тщательно выглаженную блузку с кружевным воротничком и желтую юбку, наложила тушь на ресницы, надушилась духами «Калифорнийские маки» и теперь была готова выйти в свет. Или, точнее, в боксерский клуб «Эмбасси».

– Куда ты идешь, деточка? – осведомился отец, слушавший радио. В отсутствие Мейвис он удобно устроился в кресле с сандвичами и кружкой горячего чая.

– В боксерский клуб, – без энтузиазма ответила Берил. Она обожала отца и при иных обстоятельствах обязательно предложила бы ему составить ей компанию. Но сегодня был особый случай: Берил надеялась, что Зак Хемингуэй обратит на нее внимание, поэтому присутствие в «Эмбасси» ее отца было нежелательно.

– В клуб? – Тед Ломэкс удивленно вскинул брови. – Что там интересного, моя прелесть?

Берил никогда не лгала отцу и теперь тоже правдиво ответила:

20
{"b":"95575","o":1}