ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне там симпатичен один человек, папа.

Заметив на лице дочери густой румянец, Тед Ломэкс насторожился, поставил кружку и тарелку с сандвичами и, прищурившись, спросил:

– Это кто-то из твоих сверстников или бойскаут постарше?

– Нет, папа. Он боксер, настоящий. Он славный парень, честно! Если хочешь, спроси у тети Керри. Ей он понравился и бабушке тоже.

Тед вряд ли бы стал прислушиваться к мнению тещи. Если бы Мириам спросили, кто автор пьес Шекспира, она бы скорее всего пожала плечами. Вот Керри – совсем другое дело, у нее есть голова на плечах. Тем не менее когда речь шла о благополучии дочери, он полагался только на себя. С сожалением покосившись на недопитый чай и недоеденные аппетитные сандвичи с говядиной, он решительно встал.

– Подожди секундочку, доченька! Я только надену куртку.

– Тебе не обязательно сопровождать меня, папа! – запротестовала Берил, краснея как рак. Не хватало только, чтобы отец выпытывал у Зака, какие у них отношения! Она провалится сквозь землю от стыда! А самого папашу хватит удар, когда он увидит, какой «мальчик» ей понравился. Ведь ему кажется, что в худшем случае его дочери может приглянуться бойскаут.

– Не говори глупостей, милая, – промолвил Тед. – Раз тебе приглянулся какой-то парень, я должен убедиться, что он тебя достоин. Я не допущу, чтобы тебя кто-то обидел!

– Но, папа! – в отчаянии воскликнула Берил. – Он даже не знает, что он мне симпатичен!

Ну почему отцы других девочек не опекают их с таким рвением! Вряд ли дядя Дэнни станет слишком интересоваться знакомыми Розы. И даже Леон Эммерсон, обожающий Дейзи, не решится таким образом ставить ее в неудобное положение.

Тед тоже был смущен. Уже не в первый раз он оказывался в затруднении. Ему не хотелось обременять дочь своим присутствием в клубе, но отцовский долг обязывал его выяснить, что за парень лишил ее покоя.

– Я загляну в зал всего на пять минут, – миролюбиво сказал он, – а потом спущусь в паб. Надеюсь, там будет и твой дедушка, мы с ним давно не болтали за кружкой пива.

Приятное возбуждение и предчувствие встречи с Заком, будоражившие ее кровь, исчезли. Берил совсем было пала духом, как вдруг услышала знакомый перестук каблучков по дорожке и обрадованно воскликнула:

– Мама вернулась! Она знакома с Заком и все тебе о нем расскажет!

Не дожидаясь ответа отца, девушка пулей вылетела на крыльцо.

– Задержись, дочка! – остановила ее Мейвис. – Куда это ты мчишься? Можно подумать, что в доме пожар. Где отец?

– Папа в гостиной, – проговорила Берил как можно спокойнее. – По-моему, он скучает в одиночестве. Пока!

С этими словами она умчалась в направлении Магнолия-Хилл, и ее развевающаяся желтая юбка, похожая на знамя, была заметна издалека даже в сумерках.

Мейвис закусила нижнюю губу, раздосадованная перспективой провести вечер наедине с Тедом. День она провела чудесно, но теперь наступила его малоприятная часть – разговор с мужем.

– Привет, любимый! Я пришла! – крикнула она, войдя в прихожую. Интересно, как он отреагирует на то, что ей предложили работать в Сохо? И что он скажет, узнав имя ее работодателя?

– Салют, малышка! – приветствовал свою любимую внучку Альберт Дженнингс, столкнувшись с ней на площадке лестницы, ведущей в спортивный зал. – Как дела, моя прелесть?

– Все замечательно, дедушка, – выдохнула запыхавшаяся Берил, глядя через его плечо на дверь. Оттуда доносились четкие звуки ударов перчаток по груше и лязг штанг. – Ты только что пришел или уходишь? – поинтересовалась она, хотя это не играло никакой роли. Дедушка никогда не позволил бы себе повергнуть ее в смущение на глазах у Зака Хемингуэя. Он был не способен на такое.

– Я ухожу, все самое интересное уже закончилось, – заявил Альберт, – посижу немного в пабе. Хочешь орешков? – Он достал из кармана маленький пакетик. Берил, боясь стереть губную помаду, покачала головой. – Сегодня твоя бабушка меня не потревожит, – заговорщицки понизив голос и хитро улыбнувшись, сообщил он. – Она намаялась за день торговли, и сил идти за мной в паб у нее наверняка нет.

В другой раз Берил улыбнулась бы этим маленьким радостям деда, но сегодня ее занимала лишь одна мысль – не означает ли его уход из спортивного зала, что Зака там уже нет.

– А что ты имел в виду, говоря, что самое интересное уже закончилось? – с замирающим сердцем спросила она. – Может быть, ты говорил о новом боксере? Неужели я опоздала на его тренировку?

– Разрази меня гром, Берил! – Альберт вытаращил на внучку изумленные глаза. – С каких это пор ты интересуешься боксом?

– Честно говоря, бокс меня не так уж сильно интересует, – зардевшись, призналась девушка.

Альберт усмехнулся и отправил в рот новую горсть арахиса.

– Тогда ты ничего не потеряла. Пожалуй, это даже хорошо, что ты не видела, как Зак отлупил до полусмерти беднягу Джамбо. Твой дядя Дэнни мечет громы и молнии, он ведь выставил своего лучшего боксера против новичка в качестве спарринг-партнера, а не мальчика для битья. После такого нокаута Джамбо не придет в себя до середины следующей недели!

– Значит, Зак ушел? – чуть не плача, проговорила Берил.

– А что ему здесь делать? – беспечно воскликнул Альберт. – Джека здесь нет, амбал Джамбо отключился. Леон тоже отсутствует, у него неприятности из-за Мэтью, который куда-то запропастился. Чарли и Дэниела не видно, подозреваю, что они слушают дома трансляцию футбольного матча. Но напрасно они пренебрегли сегодняшним боем! Нужно было видеть, как ловко Зак отправил Джамбо в нокаут! Сперва он его хорошенько отдубасил по корпусу, измотал, а потом – бац! Левый хук у него смертельный. Кулак попал точно в подбородок Джамбо, и тот рухнул на ринг… Твоего дядю Дэнни чуть не хватил удар, когда он это увидел.

Несчастная Берил засунула руки в карманы вязаной кофты. Никаких шансов обратить на себя внимание Зака в такой ситуации не оставалось.

– А как ты считаешь, дедушка, может, он еще зайдет сюда сегодня, чтобы застать Джека? Или убедиться, что Джамбо пришел в себя? Ведь он не хотел его покалечить, верно?

Альберт улыбнулся и ласково взглянул на свою добросердечную внучку. Зачем она пришла в боксерский клуб? Здесь ей явно не место.

– Может быть, составишь мне компанию, выпьем лимонада? – предложил он. – Если Хемингуэй вернется, ты непременно его заметишь, ведь дверь на лестницу всегда распахнута. Знаешь, когда нам с бабушкой было столько же лет, сколько сейчас тебе, мы уже год как были женаты. Я ее тогда прямо предупредил, что, если она меня не заарканит, это сделает другая девушка.

Берил медлила, прислушиваясь к звукам, доносившимся из спортзала. Дядя Дэнни давал указания мальчишке, отрабатывавшему технику ударов справа. Торчать в зале не было смысла. Берил вздохнула и чмокнула деда в щеку.

– Хорошо, я составлю тебе компанию. А ты расскажешь, какие девушки обхаживали тебя до того, как бабушка поставила тебя на якорь в своей гавани.

Керри бесцельно брела по жесткой траве пустоши. Взошла луна. Вдалеке, в поселке Блэкхит, мерцали огни газовых фонарей. Ночной прохладный ветерок освежал ее разгоряченное лицо. По спине Керри побежали мурашки: ей вспомнилось, что когда-то, давным-давно, пустошь служила прибежищем разбойников. Они хранили там награбленное на тракте за Шутерс-Хилл, ведущей из Лондона в Дувр. Легенда гласила, что здесь обитал и знаменитый грабитель и конокрад Ричард Терпин, закончивший свой тернистый жизненный путь на виселице в Йорке. О нем сложено немало баллад и песен. Интересно, подумала Керри, был ли он женат? И как тогда жилось его супруге? Неужели она только и делала, что стирала, убиралась в их домишке и стряпала для мужа? А он воспринимал это как нечто само собой разумеющееся?

Керри тяжело вздохнула и, заметив в темноте человека, выгуливающего собаку, свернула в сторону. На душе скребли кошки из-за напастей, свалившихся на Кейт. Старые подруги, они всегда принимали беды друг друга как свои собственные, а сейчас на долю Кейт выпали серьезные испытания. Даже когда Мэтью найдется, в чем Керри не сомневалась, проблемы не кончатся. Кейт еще долго придется слышать колкие, злые реплики невежественных обывателей, терпеть их косые взгляды. Ведь расовые предрассудки вряд ли когда-нибудь исчезнут. Не меньшие трудности возникнут у супругов Эммерсонов и в связи с разительной разницей в образовании, которое получают их дети. А когда Мэтью исполнится двадцать один год, он получит огромное наследство от своего прадедушки Харви. И тогда другие члены семьи подвергнутся испытанию завистью.

21
{"b":"95575","o":1}