ЛитМир - Электронная Библиотека

Мейвис перестала вырываться и удивленно спросила:

– Серьезные намерения? Да кому, черт подери, ты морочишь голову? Керри по возрасту вполне годится тебе в тетушки! Она замужем, у нее семья! И я ни за что не поверю, что она воплощает твой любимый тип женщины. Ты просто хочешь развлечься с ней и лишний раз убедиться в своей непобедимости!

Для пущей наглядности Мейвис стукнула его ногой по голени. Ухмылка сползла с лица боксера. Он не ожидал, что его обвинят в намерении совратить и бросить Керри. Но больше всего его возмутило то, что Мейвис, как и Дэнни, не находит Керри привлекательной.

Зак отпустил запястья Мейвис и тряхнул ее за плечи.

– Не смей говорить о Керри так, словно бы она пожилая дурнушка! Почему вы все ее так не любите? Разве вы не видите, что она необыкновенная женщина, что в ней есть изюминка?

Мейвис побледнела, ярость ее сменилась страхом. Похоже, этот красавчик действительно втрескался в Керри по самые уши и не собирается считаться с тем, что она замужем. Над Керри нависла реальная опасность.

– Оставь мою сестру в покое! – закричала Мейвис. – Не смей ломать ей жизнь! Не смущай ее душу!

Зак отпустил Мейвис и, снова сунув руки в карманы, возразил:

– А если ей самой хочется изменить свою жизнь? Если она жаждет новых чувств и ощущений? Может быть, ей надоело это болото?

Мейвис не была высокого мнения о своем зяте, но он был ей симпатичен. Если бы он узнал о романе Зака с его женой, он бы впал в прострацию. Хорошо еще, что их отношения не успели зайти слишком далеко: если верить Летти, они всего лишь поцеловались. Тут Мейвис заметила приближающегося мистера Ниббса и воскликнула:

– Обещай, что никому не повторишь того, что сказал мне, Зак! Будь благоразумен!

Он кивнул: в его намерения не входило оповещать всю площадь Магнолий о своих тайных свиданиях с Керри. Конечно, Мейвис хотела выиграть время, чтобы иметь возможность поговорить с сестрой по душам и вправить ей мозги. Но это шло вразрез с его планами, а допустить их крушения Зак не мог. Он никогда еще не испытывал такого сильного влечения ни к одной женщине. Керри покорила его не только своим удивительным темпераментом, но и неподдельной искренностью. А это качество Зак ценил в людях превыше всех остальных, потому что хлебнул немало лиха в юности. И если только их чувства взаимны, тогда ему плевать на ее мужа, относящегося к ней, как к привычной мебели или домашней собаке. Взглянув поверх головы Мейвис, Зак увидел направляющихся к ним Леона, Джека, Чарли и Дэнни и сказал:

– К нам идут наши друзья. Судя по выражению лиц, им тоже пока не улыбнулась удача.

Мейвис резко обернулась и, заметив Дэнни, вздохнула с облегчением.

– Не могу ничем тебя порадовать, старина! – крикнул Зак Леону.

– Никто из пассажиров парома не видел мальчика, похожего на Мэтью, – внес свою лепту запыхавшийся от быстрой ходьбы мистер Ниббс.

Смуглое лицо Леона посерело от тревоги.

– Тогда нам остается только начать осматривать доки, – сказал он, не собираясь сдаваться. На полицию он не рассчитывал, зная, что она не принимает никаких мер. – Мейвис, ты не в курсе, где могут быть Кейт, Кристина и Керри?

Мейвис покачала головой, косясь на Дэнни. Впервые в жизни она поняла, почему Керри всегда негодовала по поводу ее отношений с Джеком Робсоном. Но ведь она сама так и не совладала со своими чувствами. Вот и сейчас она всей кожей ощущала присутствие Джека. Она подошла к нему и, обняв за плечи, спросила:

– Ты не смог усидеть в клубе, зная, что другу требуется помощь, верно?

Он удивленно поднял брови: зачем спрашивать о том, что само собой разумеется? Сердце подсказывало ему, что здесь кроется какой-то подвох. Он посмотрел ей в глаза.

– Что стряслось, милая? Ты чем-то расстроена?

Мейвис молча покачала головой, не желая разговаривать при Заке. Если она и расскажет Джеку, то не сейчас, а позже.

– Нет, все в порядке, – солгала она. – Неплохо бы выпить крепкого чаю! Пошли поищем, где бы нам это сделать.

Джек обнял ее за талию, чувствуя, что она вот-вот разревется, и ласково сказал:

– Пошли, дорогая! Я тоже с удовольствием выпью чайку.

Он обернулся и крикнул Леону и остальным, что догонит их позже.

Привыкшие к дружеским отношениям Мейвис и Джека, они не удивились их внезапному уединению. Лишь Зак проводил удаляющуюся парочку изумленным взглядом и поинтересовался у Дэнни:

– Что, черт побери, это значит? Что за странные между ними отношения?

– Между Мейвис и Джеком? – хитро прищурившись, переспросил Дэнни. Он запустил пятерню в коротко стриженные волосы. – Этого никто не знает. Что, возможно, даже к лучшему. Когда шуры-муры крутят близкие тебе люди, лучше не совать нос в их дела. Меньше знаешь – крепче спишь, старина! Разве я не прав?

Глава 11

Удобно устроившись в кресле, Дебора Харви взглянула в окно, выходящее на Холланд-Парк, соседствующий с Кенсингтонским дворцом, тяжело вздохнула и промолвила:

– Не понимаю, как живут эти люди на площади Магнолий! Их домишки стоят едва ли не вплотную друг к другу, шагу нельзя ступить, не столкнувшись с соседом! Я чувствовала себя там так, словно бы попала на площадь Пиккадилли. Подруга матери Мэтью даже не скрывала, что торгует овощами на рынке! Представь себе, рыночная торговка чувствует себя у Мэтью как дома. Еще там был один странный молодой человек в брюках в обтяжку и с чудной прической. Волосы едва ли не закрывали ему глаза, что весьма необычно для мужчин, не так ли?

– Может быть, его штаны сели после химчистки? – робко предположила менее категоричная Дженевра Харви. – Как-то раз я сдала в чистку шерстяную юбку…

– Я содрогаюсь, представляя, какое влияние оказывают эти людишки на Мэтью, – продолжала изливать свое возмущение Дебора. – Неудивительно, что он сбежал! Нет, впредь все каникулы он должен проводить либо с тобой, либо у меня в «Голубятне». Если разобраться, именно там его родовое гнездо. Ведь эта вилла отойдет ему по наследству.

Дженевра Харви, такая же худая и угловатая, как ее тетушка, обладала более покладистым и мягким характером. Взволнованная услышанным, она встала и, подойдя к окну своей гостиной, отдернула муслиновую занавеску, чтобы лучше были видны парк и улица.

– Так вы говорите, что в их доме весь день толкутся посторонние люди? Это весьма странно, не правда ли?

В ее голосе послышались завистливые нотки, словно бы такое положение вещей казалось ей не только необычным, но и в некотором смысле приятным.

– Это чрезвычайно неудобно! – раздраженно воскликнула Дебора, уверенная в своей правоте. – Такая обстановка абсолютно не подходит для Мэтью! Ведь он не будет всю жизнь прозябать в рабочей среде, где царят такие ужасные нравы.

Дженевра промолчала. Конечно, она будет рада, если Мэтью приедет на каникулы к ней или к Деборе. Однако то, что она услышала о порядках, заведенных в его доме, ее заинтриговало. Ей самой не довелось там побывать: дедушка препятствовал ее общению с Кейт Эммерсон, не усматривая в нем целесообразности. А после его кончины такого же мнения придерживалась Дебора, ставшая главой семьи. Она тоже категорически возражала против унизительных контактов с Эммерсонами.

Для Дженевры так и осталось тайной, почему ее младший брат связался с девицей, которая спустя всего несколько месяцев после его гибели и рождения Мэтью вновь вступила в связь, на этот раз – с цветным. Даже сейчас, через много лет, ей не верилось в реальность этой истории. Уж очень все это напоминало скандальные сюжеты, обсуждаемые на страницах бульварных воскресных газет.

– Так вот, я решила туда вернуться, – заявила Дебора, расправляя плечи в преддверии новых схваток с Эммерсонами. – Вполне вероятно, что мальчик скрывается где-то возле Темзы и вскоре будет обнаружен. Тогда я немедленно возьму его под свое крыло.

– Если хотите, я поеду с вами, – предложила Дженевра, сгорая от желания встретиться с загадочной Кейт Эммерсон и постигнуть окружающую эту женщину тайну.

27
{"b":"95575","o":1}