ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, это верно. Лука знал, что входить на стройку запрещено, там опасная зона. – Она горько усмехнулась и начала наполнять водой чайник. – Это его и соблазнило. Честно говоря, Керри, ты даже не представляешь, насколько труднее воспитывать ребенка, живущего дома и посещающего местную школу, чем того, который учится в закрытой частной школе. Стоит мне отвернуться, как Лука попадает в какую-нибудь историю.

Керри невольно улыбнулась, забыв о своих проблемах. Кому, как не Кейт, ощущать разницу между частным и муниципальным учебными заведениями! Не в каждой семье встретишь такие контрасты и в социальном, и в расовом отношении.

Старшая дочь Эммерсонов, Дейзи, была им неродной. Они удочерили эту белокожую сиротку после войны. Темно-синие глаза свидетельствовали о том, что в жилах ее течет кельтская кровь. Двенадцатилетний Мэтью был внебрачным сыном Кейт и летчика, погибшего в воздушном бою над Дюнкерком. Тоби Харви происходил из богатой семьи, и Мэтью, единственный наследник, уже в семь лет поступил в то же частное учебное заведение, в котором когда-то учился его отец, – об этом позаботился его прадедушка.

Лука, первенец Леона Эммерсона, был на год младше брата и унаследовал от своего отца-метиса смуглую кожу и жесткие курчавые волосы. Через четыре года родилась Джилли. А еще через четыре – Джонни.

– Хочу гараж! – вдруг заявил Джонни. – Грузовикам нужен гараж.

– Чем тебе не нравится сарай в саду, мой ягненок? – спросила Кейт, ставя чайник на плиту и вынимая из буфета чашки и блюдца. – Ведь грузовики не могут въезжать вверх по лестнице, верно? Поэтому спальня для гаража не годится. Если же ты будешь оставлять грузовик в сарае, то сможешь его там мыть, как это делают механики в настоящих гаражах.

Джонни задумчиво посмотрел на мать:

– А шланг? Я могу пользоваться папиным шлангом, мама?

– Только если рядом с тобой будет папа, – твердо ответила Кейт. – Возьми шоколадное печенье и ступай играть. Нам с Керри нужно кое о чем поговорить.

Мысль о том, что отныне он сможет забавляться с водой, пленила воображение малыша. Даже если ему не позволят пользоваться шлангом, можно наполнять водой из садового крана пустые банки. Мама ему ведь этого не запрещала. Мальчик схватил печенье и вприпрыжку выбежал из кухни.

– Итак, что привело тебя ко мне в такое время? – спросила Кейт, посматривая на плиту. – Ведь тебе сейчас следовало бы готовить ужин для Дэнни. Он не рассердится?

Керри сняла пальто и повесила его на спинку стула.

– Пусть разок приготовит себе ужин сам. Или подождет. Ничего с ним не случится, руки у него есть.

Кейт прыснула, услышав из уст подруги такие бунтарские речи. Без жены Дэнни был как без рук, он не знал, где у них на кухне сковородка, и уж вовсе не умел ею пользоваться.

– Что у вас произошло? – сочувственно поинтересовалась Кейт. – Он замучил тебя разговорами о своих делах? Прожужжал все уши, рассказывая о новом боксере, с которым клуб подписал контракт?

Керри поставила локти на стол, подперла кулаками подбородок и, вздохнув, сказала:

– Нет, все, к сожалению, не так просто.

Она помолчала, раздумывая, как лучше объяснить подруге, что ее гложет. У Кейт всегда такой благодушный, счастливый вид! И как ей только удается сохранять душевное спокойствие? Она никогда не жалуется на трудности. Может быть, секрет ее счастья в том, что она вышла замуж за человека, у которого язык не повернется назвать ее «мамочкой»? Да и детей у нее полон дом.

– Тебе никогда не становится обидно до слез, Кейт? – спросила она. – Я хочу сказать, что в тридцать пять лет не очень-то повеселишься, верно? Моя нынешняя жизнь сводится к стоянию за прилавком, работе по дому, стирке, уборке, приготовлению еды, накрыванию на стол и мытью посуды. Кручусь, словно белка в колесе, с утра до вечера. И никакой радости!

– Потрясающий монолог! – с улыбкой заметила Кейт, но в глазах ее читалось искреннее сочувствие. Она сняла с плиты чайник и сполоснула кипятком чайничек для заварки. Когда-то брак Керри находился на грани распада, и виноват в этом был Дэнни. С детства избалованный матерью, он рассчитывал, что Керри тоже будет сдувать с него пылинки и во всем ему потакать.

Веселая, жизнерадостная и неунывающая по своей натуре, Керри, выйдя замуж, резко переменилась. Но ей никогда не приходило в голову задуматься, устраивает ли ее та жизнь, которой она живет. И вот теперь, впервые взглянув на себя со стороны, она ужаснулась уже привычной ей серости и скуке.

Кейт целиком посвящала себя мужчине, любящему ее всем сердцем, умом и душой, и не сетовала на тяготы домашних хлопот и неприятности, которые доставляли ей дети. А вот Керри… Нет, дело вовсе не в том, что она не любила Дэнни. Она его любила. Просто в последнее время они перестали разговаривать и никуда не выходили вместе. А когда проводили часы досуга дома, все было слишком обыденно. Выпив в пабе пару кружек пива, Дэнни в лучшем случае спрашивал будничным тоном:

– Ну, будем сегодня заниматься этим?

«Вот и вся романтика», – с тоской подумала Керри и тяжело вздохнула.

– Понимаешь, Кейт, я стала замечать, что нам с Дэнни скучно друг с другом, – выпалила она, не осмеливаясь поделиться с подругой тем, что муж ее совсем не удовлетворяет в постели. – Он целыми днями торчит в клубе – и в будни, и в выходные.

Кейт заварила чай. Она сама порой желала, чтобы этот клуб провалился в тартарары. Леон по субботам давал там уроки боксерского мастерства и опекал молодых спортсменов, как родных детей.

– Послушай, Керри, – предложила она, – а почему бы тебе иногда не наведываться туда? Роза уже не маленькая, а тебе там будут только рады! В конце концов, это ваш семейный бизнес!

– В клубе всем заправляет Джек, – помрачнев, проговорила Керри. – И, честно говоря, мне не нравится, как он это делает.

– Он всегда любил рисковать, – согласилась Кейт, заподозрив, что подруга что-то недоговаривает. – Но сейчас он занимается вполне законным делом.

– Я в этом не уверена, – сказала Керри. Но продолжить ей помешал настойчивый стук в дверь.

– Так стучат только полицейские, – побледнев, произнесла Кейт. – Леон должен был сегодня доставить огнеопасный груз из Грейвсенда в Ротерхит. Неужели что-то случилось? – Она вскочила и побежала к двери, уже представляя себе жуткую катастрофу, произошедшую этим утром на Темзе.

Керри поколебалась немного и последовала за ней. Кейт, бледная как мел, напряженно слушала полицейского.

– Никто не пострадал, мадам, – успокоил он ее. – Просто в школе, где учится ваш мальчик, случилась неприятная история.

Кейт облегченно вздохнула: с Лукой всегда случались «неприятные истории». На этот раз стряслось, очевидно, нечто серьезное, раз директор прислал к ней домой полицейского.

– Если меня желает видеть директор, я немедленно пойду в школу. Вот только надену жакет.

Полицейский изумленно вскинул брови, настолько высоко, что они скрылись под шлемом.

– Боюсь, мадам, что вам предстоит совершить долгое путешествие. До Сомерсета путь не близкий.

– Сомерсет? – в свою очередь, удивилась Кейт – Вы не ошиблись? Там учится не Лука, а мой старший сын.

Страж порядка тяжело вздохнул. Кейт была очень привлекательная женщина, однако, к огромному его сожалению, не отличалась сообразительностью.

– Я здесь не по поводу Луки, мадам, – пояснил он. – А в связи с происшествием, случившимся с мистером Мэтью Харви, двенадцати лет от роду.

– Что-то случилось с Мэтью? – осевшим голосом переспросила Кейт. Она была потрясена этим сообщением. С Мэтью никогда ничего не случалось. Этот умный, воспитанный и вежливый мальчик был образцовым подростком и не доставлял родителям неприятностей. – Может быть, в школе произошло какое-то несчастье? – предположила она, со страхом глядя на полицейского.

– Я же сказал, мадам: пострадавших нет. Просто ваш сын тайком покинул учебное заведение. Вы только не волнуйтесь, мало ли что в этом возрасте приходит мальчишкам в голову! К вечеру он наверняка найдется, живой и невредимый…

3
{"b":"95575","o":1}