ЛитМир - Электронная Библиотека

Керри хотела возразить, но прикусила язык, вспомнив, что он прямо заявил Мейвис: мол, между ним и ее сестрой завязывается нечто серьезное. В этом она не осмеливалась его упрекнуть.

– Так рассказала Летти о нас Альберту или нет? – осведомился Зак, поглядывая на барменшу.

– Разумеется, нет! – без тени смущения вмешалась она в разговор. – Если бы я не умела держать язык за зубами, я бы не работала в пивном баре. Здесь всякое случается, в том числе и маленькие любовные интрижки.

Керри попыталась высвободить руку. Она была в том же ярко-красном платье с вырезом в форме сердечка, в котором Зак видел ее на рынке вместе с Джонни. Его взгляд снова притянули полные груди, в ложбинке между которыми сверкала золотая цепочка с медальоном.

Обернувшись к Летти и густо покраснев, Керри воскликнула:

– Надеюсь, ко мне это не относится! Я ни с кем не флиртую!

– Если это не флирт, то его чертовски удачная имитация, моя дорогая! – с готовностью промолвила Летти.

Зак потащил Керри к стойке бара.

– Дайте нам бокал томатного сока и один джин с тоником, – велел он, доставая свободной рукой из кармана десятишиллинговую банкноту.

– Я не хочу томатного сока! – отчаянно запротестовала Керри, взбешенная язвительным замечанием барменши.

– А я тебе его и не заказывал! – насмешливо возразил Зак. – Я выпью его сам, мне еще предстоит потренироваться сегодня.

Керри наконец высвободила руку из стальных тисков и заявила:

– Я не собираюсь сидеть здесь и пить с тобой джин!

Рассудок советовал ей поскорее уйти, пока их не увидели вместе, но тело реагировало на близость Зака самым неприличным образом. Она отвела глаза, стараясь не смотреть на запястье, где остались следы его пальцев. Затем сделала глубокий вдох, готовясь объяснить ему, что никаких отношений между ними быть не может и сейчас она уйдет. Но вместо этого на нее вдруг опять накатило наваждение, да так, что завибрировал каждый нерв. Керри охватила оторопь. Ей казалось, что она уже не прежняя жена, мать, домохозяйка, а совершенно новое существо, способное на любой отчаянный поступок.

Зак скользнул взглядом по ее лицу и стиснул зубы. Он предчувствовал перемену в ее настроении, но не ожидал, что это случится в присутствии посторонних.

Желая успокоить и удержать Керри, он снова взял ее за руку.

Глазки Летти заблестели: это зрелище было похлеще того, что она видела ночью на пустоши.

– Отпусти меня! – прерывающимся голосом воскликнула Керри, понимая, что она не сможет довести задуманное до конца и подвести черту под их отношениями, пока чувствует кожей его пальцы, такие длинные и сильные, ощущает его запах и видит страсть в его взгляде.

– Я хочу, чтобы ты кое-что поняла, Керри! – взволнованно сказал он. Летти навострила уши. – Я не флиртовал с тобой прошлой ночью. – Он привлек ее к себе и понизил голос до шепота: – Я по уши влюбился в тебя, Керри Коллинз, втрескался в тебя так, как ни в одну женщину прежде.

Керри ахнула от изумления. Да как он смеет говорить такое и обнимать ее в общественном месте! Она отпихнула его и с яростью вскричала:

– Я иду домой! И не смей подходить ко мне, Зак! Даже не пытайся ко мне приблизиться!

В иных обстоятельствах его, возможно, смутил бы любопытный взгляд Летти. Но сейчас он заботился лишь о том, чтобы не потерять Керри навсегда.

– Когда происходит нечто, выходящее за рамки, это, возможно, предопределено свыше! То, что случилось между нами, из этого ряда. Ты необыкновенная женщина, так мне подсказывает чутье, которому я привык верить. Не притворяйся, будто ты не понимаешь всей серьезности ситуации.

Дверь паба распахнулась, и вошел улыбающийся Дэниел Коллинз.

– Добрый вечер всем присутствующим! – воскликнул он. – Вы уже знаете, что Мэтью нашелся? Мальчишка скоро будет дома!

Он подошел к бару, хлопнул газетой по стойке и заказал, как обычно в это время, пинту светлого горького пива.

Летти готова была его задушить: еще немного, и Зак Хемингуэй признался бы Керри в своей вечной любви, встав перед ней на колени! И надо же было Дэниелу появиться в самый неподходящий момент! Даже весть о том, что беглеца наконец-то отыскали, не могла подсластить горечь разочарования.

Зато Керри ухватилась за эту новость, как утопающий – за соломинку.

– Мэтью нашелся? – переспросила она и начала медленно отступать на ватных ногах к выходу, стараясь не думать о словах Зака. – Какая чудесная новость! А как, должно быть, обрадовались Кейт и Леон!

Пятясь к двери, Керри лихорадочно старалась подавить то всепоглощающее желание, которое пробудила в ней новая встреча с Заком. Желание настолько сильное, что перед самым появлением в баре ее свекра она готова была отречься от своей клятвы больше никогда не видеться с Заком.

– А кто его нашел? – спросила она. – И где?

Дверь была у нее за спиной, оставалось сделать всего несколько шагов, а потом – улица и бегом домой, готовить ужин для мужа. И тогда она вновь станет прежней Керри, которую все привыкли видеть в переднике за прилавком. Неряшливая дурнушка, на которую никто, даже муж, не взглянет дважды. А от нынешней Керри, способной заставить идеально сложенного молодого красавца публично объясняться ей в любви, не останется и следа.

– А ты разве сама этого не знаешь, деточка? – удивился Дэниел. – Я думал, что Дэнни уже рассказал тебе и ты прибежала сюда, чтобы поделиться со всеми этой радостью! – Он облокотился на стойку и стал ждать, пока Летти нальет ему пива, – простодушный пожилой человек, которому и в голову не приходило полюбопытствовать, что привело Керри в пивной бар в столь ранний час одну, без мужа. Летти поставила перед ним наполненную кружку, и, ожидая, пока осядет пена, он стал рассказывать: – На след Мэтью вышли Билли и Дейзи. Они обнаружили, что он побывал на старом баркасе Леона – «Дикой рябине». Эта посудина пришвартована где-то в Лающем протоке. Как только Леон узнал об этом, он тотчас туда отправился.

Стараясь не смотреть на Зака, но чувствуя его взгляд, Керри вымучила улыбку.

– Потрясающее событие! Теперь эта надменная старая карга – тетушка Мэтью слегка поостынет. А как она горячилась, доказывая, что его скорее обнаружат на луне, чем на реке! – Она взялась за дверную ручку и решительно произнесла: – Ну я пошла. Пока!

– До свидания, мой бутончик! – кивнул Дэниел, беря в руки кружку, затем он обернулся к Заку и дружелюбно промолвил: – Ну, как идут дела? Потихоньку обживаешься на новом месте? Не думаю, что у тебя возникнут какие-то проблемы. Мы здесь, на площади Магнолий, живем как одна веселая и дружная семья. Верно я говорю, Летти?

Летти истерически хохотнула.

– Это верно, компания подобралась веселая! – сквозь смех проговорила она. – С такой не соскучишься. И новичков у нас принимают приветливо. Пожалуй, порой даже чересчур радушно. – И она вновь залилась язвительным смехом, поглядывая то на Зака, то на Дэниела.

– Значит, вы с ней провели вместе целый день, потому что она была чем-то огорчена? Любопытно, что же огорчило ее до такой степени, чтобы ты был вынужден ее успокаивать и утешать аж до шести вечера? – вопрошала Кристина, снедаемая ревностью и болью. Оставаясь по-прежнему в темно-красной шелковой блузке и белой льняной юбке, в которых участвовала в поисках Мэтью, Кристина стояла посередине безупречно убранной комнаты и жгла мужа яростным взглядом.

Джек запустил пятерню в свою густую темную шевелюру. Ему изрядно надоели участившиеся в последнее время семейные сцены. Объяснить жене, отчего расстроилась Мейвис, он не мог и не хотел. Да и в спальню он поднялся лишь для того, чтобы надеть свежую сорочку перед уходом в клуб. Кристина же, по-видимому, специально последовала за ним, чтобы закатить ему скандал.

– Давай обойдемся без ссор, – с плохо скрытым раздражением промолвил он. – Мне нужно поговорить с Заком о матче, а потом…

– Это все, что тебя волнует, да? – перебила она его с горечью. – У тебя на уме только твой клуб, матчи и деньги, которые можно за них выручить!

31
{"b":"95575","o":1}