ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ее водитель куда-то укатил и не соизволил за ней вернуться. А твои родители уже пришли домой? Что новенького слышно?

Лука расплылся в улыбке и выпалил:

– Мэтью наконец-то нашли!

Он забрал у Нелли поднос и поставил его на стол, расплескав при этом чай из чашек.

– Его обнаружили на «Дикой рябине» Дейзи и Билли. Папа уже отправился туда за ним.

На радостях Нелли с удовольствием сплясала бы джигу, если бы смогла.

– Ну, разве это не потрясающая новость? С ума можно сойти, как здорово!

И тут самообладание покинуло Дебору. Издав громкий вздох, она закрыла лицо руками и, к изумлению Луки и Нелли, разрыдалась так, что слезы потекли по ее искривленным подагрой и унизанным кольцами пальцам.

Глава 13

– Так, значит, эта встреча точно «договорная», Арчи? И Джек Робсон не знает, с кем его парню придется драться? – спросил у главаря банды его главный помощник по прозвищу Бесноватый.

Остальные навострили уши. Дьюк окинул взглядом зал паба «Конь и хорек», в углу которого происходил этот разговор, затянулся сигарой и самодовольно усмехнулся.

– Он и не подозревает об этом! Уверен, что все будет честно, глупец!

Окружившие его головорезы подобострастно засмеялись. Да уж, если бы Джек Робсон знал, кого именно выставят против его боксера, он бы никогда не согласился на проведение боксерского матча. Арни превосходил любого соперника, так что все члены банды сыграли бы наверняка, сделав крупные ставки на своего фаворита.

– А когда мы разгромим его заведение в Сохо? – поинтересовался один из бандитов, лицо которого украшали шрамы от разбитой бутылки. – Мы давно не развлекались и соскучились по настоящему делу.

– В субботу вечером, – изрек Арчи, поудобнее устраиваясь на стуле. – Это будет день открытия клуба. Пусть почувствует на своей шкуре, что случается с теми, кто не хочет с нами дружить.

Все дружно расхохотались. Джемми, старый приятель главаря, пользовавшийся особым авторитетом за свой острый ум, промолвил:

– А как ты думаешь, Арчи, будет ли там в этот вечер сам Джек Робсон? Или нам предстоит иметь дело только с официантками и крупье?

– Как же хозяину не поприсутствовать на таком празднике, – ответил за шефа Бесноватый. – Это придаст заварушке шарма!

– Но если его все-таки там не окажется, – не унимался настырный Джемми, – кто же пострадает? Посетители и обслуживающий персонал?

Воцарилось неловкое молчание. Конечно же, Джемми подразумевал девушек, нанятых Робсоном для обслуживания клиентов. А их костолом Арни обладал одной слабостью: он обожал избивать женщин, за что в свое время уже имел неприятности. Никому не хотелось оказаться соучастником убийства или избиения какой-нибудь официантки. Это попахивало длительным тюремным заключением.

– В любом случае не надо перегибать палку. Ясно? – строго сказал Дьюк, покосившись на Арни.

Боксер засопел и стал щелкать костяшками пальцев, остальные участники совещания облегченно вздохнули. И только новичок по прозвищу Вонючка, не отличавшийся сообразительностью, обвел приятелей недоуменным взглядом. Он так и не понял, о чем, собственно, шел разговор. Боясь показаться дураком, но не в силах молчать, он брякнул:

– Вы уже слышали новость? Пропал наследник всего состояния покойного миллионера Харви!

Арчи недовольно прищурил свои поросячьи глазки. Ему не нравилось, когда кто-то знал больше его самого.

Вонючка, не обративший внимания на недовольное выражение лица босса, с воодушевлением продолжал:

– Сначала те, кто его искал, обнаружили следы его присутствия на старом баркасе приемного отца мальчишки. Стали его поджидать, но парень так и не появился. Тогда вызвали полицию, и та нашла повсюду его отпечатки пальцев, а самого мальчугана и след простыл.

– Его наверняка кто-то похитил, чтобы потребовать за него выкуп, – проронил Джемми, вычищая грязь из-под ногтей перочинным ножиком. – Нам самим бы следовало до этого додуматься. У родственников юного Харви полно денег. У покойного старика был особняк в Сомерсете и шикарный черный «бентли», на котором он повсюду разъезжал.

– Нынешняя хозяйка лимузина, старая леди Дебора, теперь на нем не ездит: ее шофера хватил сердечный приступ, когда он ремонтировал автомобиль. Мне об этом рассказал приятель, работающий в гараже механиком.

– А твой приятель не рассказывал, что этот шофер ел в тот день на завтрак? – саркастически осведомился Дьюк.

Вонючка отчаянно заморгал: какое отношение имеет завтрак к инфаркту? К чему клонит этот умник Арчи?

– Понятия не имею, что этот бедолага съел в то злополучное для него утро, – наконец вымолвил он. – Зато знаю наверняка, что полиция не верит в похищение. Есть версия, что он дал деру из школы по своей воле. Все думают, что он утопился в Темзе.

– Утопился? – недоверчиво переспросил Бесноватый. – Мальчишка? Что могло толкнуть его на такое безрассудство?

– То же самое, что толкнуло его на побег, – логично ответил Вонючка.

Все посмотрели на него с интересом, и только Арчи злобно прищурился. Ему все больше не нравился этот не в меру смекалистый новичок. От такого умника следовало поскорее избавиться. Вонючка расценил этот взгляд по-своему и решил, что пора сообщить приятелям еще одну новость.

– А от Джека Робсона ушла жена. Она сбежала к своей маме в Гринвич, – выпалил он.

Дьюк смерил всезнайку испепеляющим взглядом и процедил:

– Жена Робсона – немецкая еврейка, всех ее родственников истребил Гитлер. У нее нет никакой мамы – ни в Гринвиче, ни в каком другом месте.

– Ошибаешься, Арчи, – миролюбиво поправил его Джемми. – Она тоже надменная штучка, как и ее дочка, и похожа больше на француженку или немку, чем на старую еврейку. Ева вышла замуж за мясника, который держит лавку рядом с музеем «Катти Сарк», на бойком, как говорится, месте.

Это замечание ничуть не охладило Дьюка. Он так же враждебно взирал на Вонючку, прикидывая, как бы от него избавиться, но, отложив проблему на потом, сказал:

– Твоя очередь покупать для всех выпивку. Мне закажи коньяк «Реми Мартин», большую рюмку!

* * *

– Ну, и какие же ты принесла мне новости, куколка? – спросила Лия Зингер, сидя на кровати с горой подушек в изголовье и подложив под ноги бутылку с горячей водой. Ее пекинес Бутс недовольно тявкнул из-под одеяла. Берил бесцеремонно согнала песика, заняла нагретое им местечко.

Вопрос прабабушки поставил ее в тупик. Она наморщила лобик и честно сказала:

– Даже не знаю, с чего начать! Все говорят только о Мэтью. – Она достала из кармана вязаного жакета бумажный пакетик с мятными леденцами и протянула его Лии. – Подозревают, что его уже нет в живых, – дрожащим голосом добавила она.

– Так могут думать только законченные дураки, – отрезала Лия, отправив в рот мятную конфету. – С чего бы такой умный мальчик, как Мэтью, стал накладывать на себя руки? Нет, все это бред! Бьюсь об заклад, что он скоро вернется домой живой и невредимый.

Это оптимистическое заявление нисколько не подняло настроения Берил. Ей хотелось думать так же, но полиция склонялась к версии самоубийства. Полицейские сказали Леону и Кейт, что им следует приготовиться к худшему.

– А что еще новенького творится на нашей площади, куколка? – посасывая леденец, прошамкала Лия. – Ведь не может же быть, чтобы все остальное шло мирно и гладко! До меня дошли слухи, что у Робсонов случился какой-то тарарам. Что ты так странно смотришь на меня, деточка? Думаешь, что я оглохла и ослепла, раз уже не спускаюсь самостоятельно на первый этаж? Робсоны живут от меня всего через три дома, детка! И я пока еще различаю, когда у людей в семье тишина и порядок, а когда шум и крик. Дыма без огня не бывает.

Глаза у Берил округлились, как у мартышки. Неужели бабуля действительно слышала, что происходило у Робсонов? Тогда она лучше внучки знает подноготную размолвки Джека с женой. Остальным соседям Робсонов известно лишь то, что Кристина выбежала из дома заплаканная и с чемоданом в руке.

33
{"b":"95575","o":1}