ЛитМир - Электронная Библиотека

Зак начал переходить улицу, ощущая на себе заинтересованные женские взгляды. Самого же его интересовал исключительно овощной лоток Дженнингсов: только там Керри не могла уклониться от встречи с ним. Вот почему он наведывался сюда по два, а то и по три раза в день.

Как-то Керри не выдержала и прямо спросила: какого дьявола он зачастил к ней и зачем ему нужно столько овощей и фруктов? На это Зак резонно ответил, что ему требуется много витаминов, чтобы всегда быть в хорошей спортивной форме. Но такое объяснение ее не удовлетворило.

– Так покупай себе зелень в другом месте! – отрезала она, предусмотрительно засунув руки поглубже в карманы халата, чтобы он не смог схватить ее за запястье. – Мистер Ниббс тоже торгует отменным товаром. Почему бы тебе не приобрести что-то у него для разнообразия?

– К мистеру Ниббсу я равнодушен, – поедая ее взглядом, честно признался Зак. – Зато в тебя я по уши влюблен. А ты – в меня! И не притворяйся, что это не так.

Керри залилась густым румянцем и наверняка провалилась бы сквозь землю, если бы очередная покупательница не поставила на прилавок хозяйственную сумку и не потребовала отпустить ей шесть фунтов картофеля.

Заметив еще издали Зака, Рут Джайлс ускорила шаг и, поравнявшись с ним, с приветливой улыбкой промолвила:

– Здравствуйте, мистер Хемингуэй! Вы уже видели праздничные флаги и гирлянды, которыми украшается Лондон к Дню коронации? Представляете, как преобразится Льюишем! Как он похорошеет!

– Я в этом не сомневаюсь, – ответил Зак, гадая, где он будет находиться в этот торжественный день.

Не догадываясь о мыслях собеседника, Рут вновь наградила его милой улыбкой и продолжила путь, выделяясь в толпе скромно одетых покупателей своим жемчужным ожерельем, темно-фиолетовым жакетом и клетчатой юбкой.

Зак начал пробираться к прилавку, лавируя между ящиками из-под яблок и мешками с луком. Он твердо решил овладеть Керри до отбытия в Новую Зеландию и готов был ради этого взвалить ее на плечо и унести в пещеру, как первобытный человек. Усмехнувшись этой оригинальной идее, он устремился к лоткам со свежими фруктами, возле которых стояла его возлюбленная, преисполненный решимости идти до конца.

Едва лишь Керри увидела приближающегося Зака, она замерла и похолодела, но не от ужаса, а от сладкого предчувствия. Он прочитал в ее глазах желание и ощутил возбуждение такое же, как при выходе на ринг. Он обожал Керри Коллинз, был без ума от ее пышных женских форм, вьющихся черных цыганских волос и поразительной, бьющей через край чувственности. Но больше всего он любил ее за прямоту и горячее, щедрое, любящее сердце. Он шагнул к ней и заметил ящик подпорченных фруктов, стоящий у ее ног. Сердце его сжалось. Керри не придется торговать гнилым товаром, когда они окажутся в Новой Зеландии. Там у них будет столько денег, что они смогут ни в чем себе не отказывать и вести почти королевскую жизнь. Керри тогда вообще не будет работать.

– Здравствуй, любимая! – сказал он, не заботясь о том, что его кто-то услышит. – Сворачивай торговлю, проведем остаток дня у реки. Мне нужно тебе многое сказать. Очень важное, такое, от чего зависит вся наша жизнь.

– Я не поверил своим ушам! – с горечью проговорил Джек. – День проведения матча определен, все заинтересованные люди уведомлены. Отменять его уже поздно!

– Вместо Хемингуэя поставить некого? – озабоченно уточнила Мейвис.

– Нет, черт бы его подрал! – в сердцах воскликнул он.

Разговор происходил на опушке леса в Норт-Даунсе, куда они прикатили на «кадиллаке» по заброшенной проселочной дороге.

– Мне придется выставить вместо него Джамбо. Но он наверняка проиграет. Ставки на него делать бесполезно.

– А вдруг ему повезет? Тогда тот, кто рискнет и поставит на него, сорвет огромный куш! – возразила Мейвис.

– Я рисковать не намерен. Я рассчитывал на верный выигрыш.

Мейвис перекатилась на бок и, подперев голову кулаком, спросила, прищурившись:

– А кто будет соперником Джамбо, не знаешь?

Джек пожевал стебелек и окинул взглядом живописный вид, открывающийся с холма.

– Увы, нет. Переговоры велись через посредника. Придется действовать вслепую. В этом-то вся беда.

– Проклятие! – от душу ругнулась Мейвис, изнемогая от желания поцеловать его. – Обидно упускать шанс отхватить кучу денег.

– Да, Зак меня крупно подвел. Если бы на ринг вышел он, не было бы никакого риска, – повторил Джек, обхватив руками колени.

Хотя Мейвис и ненавидела Хемингуэя за то, что он вмешался в размеренную жизнь Керри, она не могла не согласиться с Джеком. Однажды ей довелось видеть, с какой силой Зак колотит по груше в спортзале, так что она не сомневалась: он наверняка отколошматил бы любого соперника до полусмерти еще в первом раунде. А если бы тот вышел на второй раунд, его бы качало, словно дерево в грозу. Желая изменить тему разговора и с трудом сдерживаясь, чтобы не дотронуться до собеседника, Мейвис поинтересовалась:

– А что насчет клуба? Надеюсь, в пятницу мы его откроем?

Джек с трудом отвлекся от мыслей о Кристине, к которой он собирался заехать вечером, и взглянул на Мейвис. Времени в их распоряжении оставалось предостаточно, так почему бы им не развлечься? Джек улыбнулся своей сногсшибательной улыбкой и сказал:

– Открытие клуба состоится в эту пятницу. А пока что предлагаю провести сегодняшний день весело и с удовольствием. Потом нам вряд ли скоро удастся отдохнуть. Выбирай, моя радость: обед в пабе в Чивнинге или пикник у реки?

– Я выбираю тебя, – уверенно заявила Мейвис, решив идти ва-банк. – Мне давно пора получить то, чего я столько времени добивалась. – И, глядя ему в глаза, она стала медленно расстегивать пуговицы на блузке.

Глава 16

Одетая в школьную форму Дейзи сидела понурившись возле пруда в Гринвичском парке, ожидая Билли. Пруд был постоянным местом их свиданий. Дейзи не желала оповещать весь мир, что в их отношениях произошли радикальные перемены. Поэтому они с Билли решили встречаться в этом укромном местечке, а не у нее дома. Скрытная по натуре, Дейзи боялась даже представить, с каким удовольствием будут смаковать сплетни о них Хетти Коллинз и Нелли Миллер и как Летти Дикин станет повсюду трезвонить об их романе и по секрету нашептывать завсегдатаям паба «Лебедь», что на площади Магнолий объявились новые жених и невеста.

Нахмурившись, Дейзи пыталась разобраться в своих непростых жизненных обстоятельствах. За последние несколько недель они резко усложнились. Им с Билли следовало бы чувствовать себя на седьмом небе, но им было не до веселья. С каждым новым днем история с исчезновением Мэтью обретала все более мрачную окраску. На глазах у Дейзи навернулись слезы. Вот уж действительно, беда не приходит одна! Помимо тягостной тревоги за брата, на Дейзи свалились и другие напасти. Взять, к примеру, ее родителей. Прежде они никогда не ссорились. Мать казалась олицетворением невозмутимости и спокойствия, а более жизнерадостного человека, чем отец, Дейзи не встречала. Теперь же Леон осунулся и стал мрачнее тучи. Он уже сомневался, что сын когда-нибудь наберется смелости, вернется домой и объяснит родителям, что же побудило его сбежать из школы Святого Озита.

Билли не допускал и мысли о том, что возвратиться домой Мэтью мешает стыд. Но он ведь не знал Мэтью так, как его знали она и отец. Впрочем, это относилось и к остальным соседям, поскольку он находился в учебном заведении уже с семи лет. Другое дело – Лука, Джилли и Джонни, которые вечно были на глазах. Поэтому никто не догадывался, что Мэтью очень раним. Только они с отцом понимали, как он, должно быть, стыдится своего опрометчивого поступка. Но все равно для Дейзи оставалось тайной, почему брат прячется от родителей так долго. По-видимому, существует какая-то иная причина его затянувшегося отсутствия.

Все эти перипетии не могли не породить напряженность в семье. Никого не предупредив, мама одна отправилась в школу Святого Озита, чтобы поговорить с директором. Леона ее поступок задел за живое, и он впервые в жизни обрушился на нее с упреками.

39
{"b":"95575","o":1}