ЛитМир - Электронная Библиотека

Дьюк не собирался врываться в клуб «21» в день его официального открытия. Он решил вломиться туда накануне и, устроив разгром, тем самым дать понять, что лучше стать покладистым. Коль скоро в драке не пострадают посетители и финансовые тузы, особых претензий у Джека не возникнет и в скором времени он предпочтет найти с Арчи общий язык.

Однако дела с самого начала пошли не так, как он рассчитывал. Входная дверь оказалась отпертой. Значит, Джек Робсон все же здесь?

– Он сейчас в своем чертовом боксерском клубе, ждет нового парня, который куда-то запропастился, – возразил Джемми.

Дьюк с тревогой взглянул на окна второго этажа: сквозь задернутые шторы пробивался свет. Внутри явно кто-то находился, только не Джек – его недавно видели в клубе «Эмбасси». Опередить их Джек не мог при всем желании.

– Наверное, там уборщица, – сказал Арчи Бесноватому, пропуская его на всякий случай вперед. – Запри ее в туалете, чтобы не вызвала полицию.

Едва они вошли, им навстречу вышла Мейвис.

– Куда это вы направляетесь, черт бы вас подрал? – картинно подбоченившись, поинтересовалась она. – Заведение откроется только завтра. Проваливайте!

Громилы застыли на ступеньках, ошеломленные таким обращением. Джемми окинул Мейвис оценивающим взглядом и с ухмылкой заметил:

– Какая наглая уборщица!

– Чего же ты ждешь? – крикнул ему Арчи, приходя в ярость. – Запри ее в сортире и займись делом!

Мейвис наконец-то смекнула, что бандиты прекрасно обойдутся и без Джека.

– Ничего у вас не выйдет! – вскричала она и изо всей силы лягнула Бесноватого, рассчитывая, что он, падая, увлечет за собой дружков.

Но тут вмешался Арни: прыгнув вперед, он дернул Мейвис за ногу. Она рухнула на ступеньку, и боксер завернул ей руку за спину.

Бесноватый чертыхнулся, радуясь, что сохранил глаз. Если бы не Арни, эта психованная наверняка выбила бы его своим острым каблуком.

– Запихивайте же ее наконец в нужник! – закричал Дьюк.

Мейвис отбивалась и вырывалась, но силы были уж слишком неравными. Тем не менее она не скупилась на проклятия и продолжала пытаться стукнуть кого-нибудь или укусить. Взбешенный Арни дернул ее за запястья так, что рука повисла, как плеть. Боль была настолько ужасна, что Мейвис застонала и упала на колени.

– Мерзавец! Негодяй! – прохрипела она.

Боксер потащил ее вниз по ступенькам в фойе.

Дьюк раздраженно приказал Арни поторапливаться.

– И не вздумай с ней баловаться! – остерег он, узнав в Мейвис подружку Джека. – Нам не нужны лишние неприятности.

Вонючка с опаской посматривал на эту картину, но помалкивал. Нервы у всех и так были натянуты до предела. Надеясь, что боксер не осмелится ослушаться вожака, он последовал за Бесноватым и Джемми в салон.

Вскоре Мейвис услышала звон разбитых бокалов. Злость и отчаяние охватили ее, она расплакалась. Эти безмозглые хамы разрушили такой чудесный уголок! И как это она забыла запереть входную дверь? Почему не позвонила Джеку и в полицию, как только увидела бандитов?

Арни с силой толкнул ее на зеркало в дамском туалете. Пронзенная болью, Мейвис пронзительно завизжала.

– Замолчи, стерва! – рявкнул Арни. – Заткнись сейчас же!

Он схватил с полочки стакан и замахнулся.

По-видимому, ему доставляло удовольствие мучить женщин. Он с грохотом разбил стакан об пол и осклабился. Мейвис поняла, что сейчас произойдет что-то страшное, и взмолилась:

– Только не по лицу!

Он молча двинул ее кулаком в солнечное сплетение, Мейвис согнулась в три погибели и хрипло повторила:

– Только не по лицу.

Глава 17

Вскоре после одиннадцати вечера в «Эмбасси», в кабинете Джека, зазвонил телефон. Трубку взял Дэнни. Приглушенный мужской голос торопливо посоветовал ему поскорее приехать в клуб «21», потому что Арчи там все разгромил, а блондинке-уборщице совсем плохо.

Звонивший – им был Вонючка – резко оборвал разговор, а перепуганный до смерти Дэнни швырнул трубку на рычаг и закричал:

– Джек! Парни Арчи разгромили твое новое заведение и что-то сделали с Мейвис.

Когда Берил зашла десять минут спустя в спортивный зал, надеясь встретить там Зака и вместе с ним вернуться домой, то, к своему удивлению, застала там лишь одного молодого человека, задержавшегося после тренировки.

– А где же все остальные? – спросила она, зная, что раньше половины двенадцатого Джек и Дэнни обычно не уходят.

Юноша, лишь недавно начавший посещать спортивный зал, покраснел от смущения: он знал, что дядя этой девушки работает здесь управляющим. Вряд ли она обратила на него внимание, девушки обычно не замечают таких скромных парней, как он.

– По-моему, что-то случилось, – нерешительно проговорил юноша. – Кто-то позвонил вашему дяде и сказал, что какой-то Арчи что-то натворил в каком-то клубе. Насколько я понял, кого-то ранили. Мистер Робсон пулей выбежал на улицу, а ваш дядя, Большой Джамбо и еще несколько боксеров последовали за ним.

Берил не знала ни Арчи, ни его парней. Мать ничего не говорила ей и о клубе «21». Поэтому она ничего не поняла, но огорчилась.

– А Зак тоже ушел с ними? – на всякий случай уточнила она. Собственно говоря, только это ее и интересовало.

Юноша покраснел еще больше – в этот вечер он стал невольным свидетелем разговора о Заке Хемингуэе. Дэнни сказал в его адрес немало нелестных слов, поскольку он не только не пришел на тренировку, но и вообще куда-то исчез.

– Нет, – наконец произнес парень. – Зака здесь вообще не было.

Берил не могла скрыть разочарования. Молодой человек решил, что она огорчена отсутствием в зале дяди, и робко предложил:

– Если вы рассчитывали идти домой вместе с дядей, то я смог бы…

Девушка, не дав ему договорить, покачала головой. Ей совершенно не хотелось, чтобы он сопровождал ее по улице Магнолия-Хилл. Она мечтала прогуляться по ней с Заком.

– Спасибо, я дойду сама. Спокойной ночи!

– Спокойной ночи, – грустным эхом отозвался юноша. – Если мистер Коллинз вернется, я передам ему, что вы сюда заглядывали.

Берил, понурившись, стала спускаться по скрипучим ступенькам. Где же Зак? И куда подевались Билли и тетя Керри? Дейзи разыскивала Билли с пяти часов вечера. Похоже, они поссорились, и она хотела помириться. Что же касается тети Керри, то ее исчезновение выглядело весьма таинственно.

Роза сказала, что она не оставила никакой записки и папа не знает, куда она подевалась. И вот теперь, в дополнение ко всем этим загадочным событиям, куда-то поспешно отправились дядя Дэнни и Джек.

Берил побрела по Магнолия-Хилл к площади, освещенной тусклым светом фонарей. Вероятно, думала она, они уехали в другой боксерский клуб. Но тут она вспомнила рассказ юноши и сообразила, что, видимо, они поспешили кому-то на помощь. Наверное, какому-то хорошему знакомому, иначе они не стали бы волноваться. Берил свернула к своей калитке, гадая, вернулась ли домой мама и приготовила ли она чай: чашечка-другая сейчас бы не помешала.

Спустя еще четыре часа резкий телефонный звонок разбудил Рут и Боба Джайлса.

– Похоже, случилась беда, – пробормотал викарий, нащупывая в темноте выключатель настольной лампы. – В такую рань добрые вести не сообщают.

Наконец он включил свет, и Рут, резко сев, взглянула на будильник. Было пять минут четвертого.

– Надеюсь, что никто не умер, – пробормотала она.

Ее супруг спустил ноги с кровати и стал натягивать халат.

– Думаю, произошел несчастный случай, – предположил он. – Никто из прихожан в последнее время серьезно не хворал.

Джайлс встал и начал спускаться по лестнице, чтобы наконец взять трубку. Рут навострила уши. Взволнованный голос супруга, раздавшийся спустя мгновение, заставил ее вскочить и бежать на кухню ставить на плиту чайник.

– Что? Но как? В какую больницу? Объясни же толком, Дэнни! – озабоченно говорил ее муж.

Сердце Рут учащенно забилось. С кем стряслась беда? С Керри или с Розой?

42
{"b":"95575","o":1}