ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь увидев Боба Джайлса на пороге своего дома, Керри подумала, что причина отсутствия Дэнни могла быть совсем иной, чем она воображала. Он мог попасть под машину или утонуть в Темзе, разыскивая ее на берегу.

– Что стряслось, викарий? – воскликнула она, уставившись на ослепительно-белый стоячий воротничок. – С Дэнни случилась беда? Где он, мистер Джайлс? Как это произошло? И когда? Боже, как я могла допустить такое!

Викарий успокаивающе поднял руку, желая прервать водопад вопросов.

– Он скоро будет дома, Керри! Минут пятнадцать назад он позвонил и сообщил, что с Джеком произошло несчастье. Мне нужно спешить в Гринвич, к Кристине… Да, и я должен сказать тебе кое-что еще. Позволь мне войти…

Керри похолодела. К чему ее готовит викарий? Неужели Джек мертв? Если так, то как сообщить об этом Мейвис? Ведь она до сих пор безумно влюблена в него и не переживет его смерти. Теперь, когда Керри сама влюбилась, чувства сестры стали ей понятны.

– С Мейвис тоже случилось несчастье, – войдя в прихожую, сказал Боб Джайлс. – Какие-то хулиганы ворвались в клуб в Сохо, когда она была там одна, все разгромили и ранили твою сестру. Сейчас она в больнице Гая.

Керри вскрикнула, в ужасе уставившись на Боба потемневшими глазами. Мейвис ранена и лежит в больнице! Джек тоже ранен и попал на больничную койку! Что же это за день такой? Что делать? Мчаться вместе с викарием к пострадавшим, не дожидаясь Дэнни? Или дождаться его, а уж потом сообщить эту новость родителям и Теду?

Угадав ее мысли, Боб Джайлс промолвил:

– Тед уже в курсе, он едет в больницу. Дождись Дэнни. – Вид Керри внушал викарию серьезные опасения, но задерживаться он не мог, торопился к Чарли и Кристине. С видимой неохотой он сказал: – К сожалению, мне пора идти, в моем утешении нуждаются Кристина и Чарли.

– Да, викарий, я понимаю, – кивнула Керри, терзаемая тревогой. Насколько серьезно положение Джека? О каком клубе говорил викарий? Какое отношение к нему имеет Мейвис? И почему она оказалась там одна? Где были в это время Дэнни и Джек?

Боб Джайлс не стал ждать, пока она задаст ему эти вопросы. Решительно повернувшись, он вышел в палисадник. Возле калитки его окликнул Малком Льюис, готовый помочь всем, чем сможет.

Вздохнув с облегчением, Боб проговорил:

– Тед уже на пути в больницу. Я проведаю Чарли, а ты сгоняй пока в Гринвич и расскажи Кристине, что Джека увезли в больницу Святого Фомы. Пусть немедленно одевается. Я подойду туда сразу, как освобожусь.

– Что с Джеком? – спросил Малком.

– Его ударили ножом, – ответил Боб, к несчастью, слишком громко. Его слова донеслись до ушей Керри, стоявшей возле распахнутой двери. Малком поспешно сел в машину, а викарий торопливо пошел вдоль площади к дому Чарли.

– Ударили ножом? – с ужасом переспросил мистер Ниббс у Дэниела Коллинза, нагрянувшего к нему ни свет ни заря с чудовищной новостью. – А Дэнни сломали челюсть и порезали лоб так, что ему наложили пятнадцать швов? Боже правый, что происходит? Куда катится мир?

Этот разговор происходил у калитки мистера Ниббса, по обе стороны от которой тянулись аккуратно подстриженные кусты огненной бирючины. У Дэниела зарябило в глазах, и он отвернулся, подумав, что сейчас не время любоваться красотами природы. Мейвис лежала с забинтованной головой на больничной койке, а Джека и Дэнни, вероятно, допрашивали полицейские.

– Почему к суду хотят привлечь наших ребят, если Мейвис изуродовали бандиты Арчи Дьюка? – недоуменно спросила Гарриетта Робсон у Кейт. – Это нелогично! А молодчиков Арчи будут судить или нет? Нам дадут возможность выступить в защиту Джека и Дэнни?

– Одного я не могу взять в толк: почему Джек лежит в одной палате с Дьюком! – жаловался Чарли Элайше Дикин, от волнения щелкая подтяжками по круглому, обтянутому полосатой фланелевой рубахой животу. – Как же я буду его навещать? Дурацкая ситуация!

– Вы говорите, что Джек норовил сломать Арчи шею? – допытывалась мачеха Кейт, Эллен Фойт, у Малкома Льюиса. – Жаль, что ему помешали! Он наверняка добился бы своего, если бы кто-то из приятелей бандита не ударил его ножом!

– Хорошо, что часть дружков Арчи куда-то ушла, когда появился Джек, – сказал Леону Дэнни. – Иначе они изрезали бы его ножами так, что он истек бы кровью прежде, чем я довез его до больницы.

* * *

– Как мило со стороны викария, что он велел своему помощнику отвезти Кристину в больницу к мужу, – говорила Ева Рут Джайлс. – Сейчас она рядом с Джеком. Надеюсь, они наконец-то помирятся. Хотя, если уж быть до конца честной, я до сих пор не знаю, что они не поделили. Я так переживаю за них, дорогая миссис Джайлс! Ах, как я переживаю! Согласитесь, все это очень хлопотно.

Керри тоже нервничала, но теперь уже не из-за того, как ей объяснить Дэнни свое вчерашнее отсутствие. Ему сейчас было совершенно не до этого. Она бы могла преспокойно укатить хоть в Тимбукту с Кларком Гейблом, не то что в Саутэнд с Заком.

Переживала она из-за Мейвис. Врачи сказали, что у нее на лице останутся шрамы. Ей было искренне жаль сестру. Керри взглянула на свое отражение в треснутом зеркале в ванной, и в душе ее шевельнулось другое опасение. Со времени их с Заком поездки в дюны прошло не более суток, но ее уже стошнило. Конечно, вряд ли за грехопадением немедленно последовал результат, но сомнения на сей счет у нее возникли. И тому имелась причина.

Когда Керри вынашивала Розу, а потом – ребенка, которому не суждено было родиться, по утрам у нее случались приступы головокружения и тошноты, причем уже в первый месяц беременности. По этому поводу они с доктором Робертсом даже посмеивались и шутили. Однако ей не верилось, что признаки зачатия могут проявиться спустя восемнадцать часов.

– Тебя мутит исключительно из-за твоих переживаний за Мейвис, – вслух уговаривала себя Керри. Но отраженные в зеркале глаза смотрели на нее без должной уверенности. А вдруг это вовсе не так? Что, если она забеременела? И теперь в ее чреве созревает плод ее греховной связи с Заком? Боже, что же ей тогда делать?

Глава 18

Одетая в белую шелковую блузку, черные брючки, черные кожаные мокасины и желтый кашемировый жакет, Кристина сидела у больничной кровати Джека, не сводя с него встревоженных усталых глаз. Она успела съездить домой и вернуться после своего первого посещения. Оглушенная известием, принесенным викарием, она не сообразила за– ехать за пижамой и туалетными принадлежностями мужа и примчалась в больницу Святого Фомы в пятом часу утра с пустыми руками. Сейчас, однако, в тумбочке возле кровати Джека лежало все, что ему могло понадобиться. Сам же он дремал, откинувшись на подушки, и выглядел не лучше, чем покойник в гробу.

– Ваш супруг еще легко отделался, – успокоил Кристину хирург, оперировавший Джека. – Пройди лезвие ножа чуточку левее, и рана оказалась бы смертельной. С ним рвется побеседовать следователь, но я запретил его допрашивать, он слишком слаб.

Миловидное лицо Кристины исказилось, и врачу стало ее жаль. Она была не похожа на женщину, мужа которой могут ранить ножом в драке, завязавшейся из-за другой особы женского пола. Врач распорядился перевести его противника в этой безобразной поножовщине в соседнюю палату. Но пока Арчи Дьюк лежал за ширмой всего через несколько кроватей от Джека, что создавало взрывоопасную ситуацию. Персонал в любой момент ожидал какого-нибудь нового безобразия, учинить которое могли не столько сами пострадавшие, сколько их посетители.

– Вам лучше дождаться, пока больной очнется после анестезии, в комнате для посетителей, мадам, – сказал врач, недоумевая, почему такая приличная дама стала женой хулигана и содержателя притона. – Находиться в палате посторонним разрешается только в часы, предусмотренные для посещения.

44
{"b":"95575","o":1}