ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что за фраер? – спросил Арни Бесноватого, выступавшего в роли его секунданта. – На пай-мальчика он не похож.

Его рыжеволосый приятель окинул Зака оценивающим взглядом. Действительно, назвать его скромным бойскаутом язык не поворачивался. Держался незнакомец с завидным хладнокровием.

– Наверное, это тот самый новичок, о котором нам рассказывал Вонючка. По внешнему виду судить трудно. В общем, темная лошадка, – ответил Бесноватый.

– Слева от меня, – объявил ведущий, – Зак Хемингуэй. Его вес – пятнадцать стоунов два фунта…

– Послушай, Арни, я слышал об этом парне, когда навещал одного своего дружка в тюрьме, – вдруг сказал Бесноватый. – У него быстрый и тяжелый удар. Советую тебе либо повиснуть на нем, либо держаться на дистанции. Если пропустишь удар, у тебя искры полетят из глаз. А пропустишь второй – тебе каюк. Плакали мои денежки! – Он умолк, представив, какие колоссальные убытки понесет Арчи Дьюк, поставивший на победу Арни целое состояние. А когда он подумал, в какую ярость придут остальные бандиты, у него перед глазами замелькали черные точки. В случае поражения Арни без поножовщины дело не обойдется. Сколько же трупов завтра найдут утром в Темзе и протоках!

– Побольше двигайся, уклоняйся от ударов, – рекомендовал он Арни, понимая, что проку от такого совета мало.

Соперники вышли на середину ринга. Зак зловеще осклабился и что-то сказал противнику. Те, кто его слышал, почувствовали озноб. Смысл его слов сводился к следующему:

– Если ты думаешь, что я буду драться с тобой ради денег, ты заблуждаешься, вонючая куча дерьма. Мне плевать, что ты со своими дружками ввалился в заведение Джека и учинил там погром. Я буду бить тебя, грязная свинья, за то, что ты порезал сестру моей подружки. И когда ты будешь захлебываться в собственной кровище, помни, что я отомстил тебе, мерзкий ублюдок, за Мейвис.

Леон решил, что либо Зак оговорился, либо он ослышался. Было бы вполне логично, если бы он сказал «мать моей подружки». То же самое подумали и все остальные, кто сидел на скамейке возле ринга. Только Летти Дикин и Дэнни все поняли верно. Дэнни побледнел и выронил бутылку с водой.

– По-моему, у Дэнни шалят нервы, – сообщила Нелли Чарли, жуя конфету. – Бой еще не начался, а он уже едва держится на ногах.

Соперники разошлись по своим углам, Арни – чертыхаясь, Зак – сохраняя спокойствие.

– Не торопись, постарайся измотать его и выявить сильные и слабые стороны. Не атакуй, пока не будешь уверен в успехе. Все же он не новичок в боксе, – посоветовал ему Леон.

Прозвучал гонг, Арни немедленно набросился на Зака, беспорядочно молотя его кулаками. Тот попятился к канатам.

Берил испуганно вскрикнула и уткнулась лицом в плечо дедушки. Нелли чуть было не подавилась конфетой, ее спас стоявший за ней болельщик, постучав по спине.

Керри сжала кулаки так, что ногти впились в кожу.

– Взгляните, какие у него сильные ноги и толстые лодыжки! Он крепкий парень, его голыми руками не возьмешь! – воскликнул кто-то из болельщиков Арни у нее за спиной.

Арни навалился на Зака всей своей тушей и, обхватив его шею левой рукой, правой стал молотить по животу и ребрам.

– Куда смотрит судья! – возмутился Леон, не знавший, что в подобного рода боях рефери не обращает внимания на пустяковые нарушения правил.

Арни ударил Зака ребром перчатки. Теперь уже к судье начал взывать и Дэнни, оправившись от нервного потрясения. До окончания боя он решил вести себя так, словно ничего не случилось. Победа Зака была важна для Мейвис и Джека и еще для многих других людей. Но вот после матча… После матча – совсем другое дело.

Пакгауз сотрясался от рева толпы. Болельщики Арни, вдохновленные его активными действиями, ликовали, предвкушая выигрыш в тотализаторе. Те, кто болел за Хемингуэя, негодовали, возмущенные грязными приемами Арни и попустительством рефери.

– Можете мысленно попрощаться со своими деньгами! – злорадно крикнул один из зрителей в ухо Пруденции Льюис. – На следующей неделе ваш старик будет есть только хлеб с джемом.

Неожиданно Арни покачнулся и попятился.

– Поддай ему еще! Пусть почувствует, с кем имеет дело! – закричал мистер Ниббс, обрадованный таким неожиданным поворотом дела. Берил открыла глаза. Но Арни провел ответную серию ударов, и Зак вновь оказался прижатым к канатам.

Берил завизжала и снова уткнулась Альберту в плечо. Поливая его старенький пиджачок слезами, она молила Бога, чтобы он не позволил этому негодяю сделать Заку больно.

Когда гонг возвестил окончание первого раунда, единственным человеком, сохраняющим хладнокровие, оказался сам Зак. Его болельщики пребывали в отчаянии, ожидая самого печального исхода.

– Бей прямым справа и коротким хуком слева, – скороговоркой наставлял Зака Дэнни, пока Леон обтирал его лицо полотенцем и смазывал плечи жиром. – Будь с этим парнем поосторожнее! Пока что он играет с тобой, а не ты с ним!

Зак выплюнул загубник и насмешливо поинтересовался:

– Ты так считаешь?

– А разве нет? Он чуть было не уложил тебя на пол в первые же пять секунд боя! – взорвался Дэнни.

Зак спокойно отхлебнул воды из бутылки, прополоскал рот, подмигнул Леону и, едва раздался удар гонга, пружинисто вскочил и пулей вылетел на середину ринга.

– Твоя подружка – такая же шлюха, как ее старшая сестра! – прорычал Арни, нанося удар снизу. И хотя загубник мешал говорить отчетливо, смысл был ясен. Ловко уйдя от удара, Зак грязно выругался. Арни снова попытался достать его хуком, но перчатка попала в пустоту. Разозлившись, Арни провел серию ударов, но Зак ушел и от них.

– Вот это класс! – восхищенно воскликнул Дэниел Коллинз, в свою очередь, уклонившись от попадания вишен со шляпки его супруги ему в глаз. – Сразу видно, что Хемингуэй – настоящий мастер!

Пристально наблюдавший за боем Бесноватый разделял его мнение. Ловкость, с которой этот парень избегал ударов, и стремительность его движений свидетельствовали об опытности и хорошей подготовке. Он уже не казался тюфяком, как в первом раунде. Оптимизма у болельщиков Арни поубавилось. Дружки Арчи Дьюка помрачнели.

И только Вонючка, усевшийся подальше от ринга и своих приятелей, ухмылялся, подсчитывая барыш: он поставил кругленькую сумму на Хемингуэя и не собирался в будущем иметь дело с глуповатым и чванливым Арчи.

В последнее мгновение второго раунда Зак нанес Арни страшный удар по печени, а когда тот ахнул от боли и согнулся в три погибели, прорычал:

– Шлюха, говоришь? Так ты обзывал Мейвис, уродуя ей лицо?

Он повернулся и ушел в свой угол. Арни застыл на месте, хватая ртом воздух. Его впервые в жизни ударили так сильно и больно. Добравшись до своего угла и плюхнувшись на стульчик, выставленный его рыжеволосым секундантом, он прохрипел:

– Это все проделки Дьюка! Четвертую мерзавца! Кто протрепался этому фраеру, что именно я расписал стеклом вывеску пташки Джека Робсона?

– Откуда мне знать? – рявкнул в ответ Бесноватый, обтирая его губкой. Самого рыжего этот вопрос весьма интересовал. – Ты тоже хорош! Не нужно было психовать и уродовать бабенку. Тогда сейчас ты дрался бы с Большим Джамбо, и мы загребли бы все деньги.

– Ну, опять началось! – воскликнула Хетти, когда прозвучал гонг.

– Сделай из него паштет, Зак! – заорал Ниббс. – Вмажь ему так, как мы в свое время вмазали Гитлеру!

Керри молчала, стиснув зубы. Взгляд ее был устремлен только на Зака.

Сильнейшим ударом он послал Арни на канаты.

– Молодец! – закричала Куини Тилет. – Добей его!

Арни закачался. Зак воспользовался этим и молниеносным хуком уложил его на пол.

Зал ахнул и замер. Рефери начал отсчет. Первыми нарушили тишину обитатели площади Магнолий. С ликующими возгласами они вскочили со стульев и скамьи. Но радость оказалась преждевременной: Арни поднялся и снова пошел на противника. Тот провел три жесточайших удара по корпусу и три не менее безжалостных по подбородку. Арни рухнул на колено.

56
{"b":"95575","o":1}