ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не удивлюсь, если этой ночью возле реки устроят фейерверк! – игриво воскликнул водитель, заворачивая за угол здания, фасад которого был разукрашен в красный, белый и синий цвета. – Тогда вам представится возможность полюбоваться им из дока. – Он расхохотался.

Керри было не до фейерверков. Голова кружилась от тяжелого запаха табачного дыма, пропитавшего растрескавшееся кожаное сиденье. Этот запах напомнил ей, что отец всю жизнь курил вонючие сигареты марки «Капстэн». Она открыла окошко, и на нее пахнуло родными миазмами Темзы. А вот как пахнет в Новой Зеландии, она не могла себе даже представить.

Резко затормозив, водитель сообщил:

– Приехали, дамочка! Вы уверены, что вам нужно именно сюда? Ночью доки не лучшее место для женщины.

– Все в порядке! Не беспокойтесь за меня! – ответила Керри, нащупывая кошелек в кармане пальто.

Шофер такси пожал плечами.

– Как знаете! Я предупредил. И все же советую быть начеку! – крикнул он ей вдогонку, когда она уже вышла из машины. – Не совершайте опрометчивых шагов, чтобы потом не пожалеть о них!

Глава 23

Моросил дождь, и ноги скользили по булыжной мостовой. Как найти в громадном доке пристань номер двадцать пять? Керри запаниковала: а вдруг «Орион» уйдет раньше, чем она разыщет его? Что, если она уже никогда не увидит Зака?

– Двадцать пятый пирс? – воскликнул докер, к которому она обратилась за помощью. – Да вы почти стоите на нем! Идите вперед, вон к тому судну, которое только что пришвартовалось. Корабль пришел с запозданием, какие-то неполадки с двигателем. Раньше среды его вряд ли разгрузят.

Керри не дослушала его и, сорвавшись с места, побежала, перепрыгивая через бухты каната, протискиваясь мимо контейнеров и стараясь не угодить в груды битого стекла. Наконец она смогла разобрать надпись на борту судна – «Орион».

Возле трапов сновали люди. Она услышала обрывок испанской фразы, произнесенной только что сошедшим на берег моряком, и вздохнула с облегчением. Значит, она наконец оказалась в нужном месте и вскоре увидится с Заком.

– Керри! – услышала она его голос и обернулась.

Он стоял чуть поодаль, освещенный бледным светом луны, одетый в тенниску и джинсы. Они бросились друг к другу, обнялись и поцеловались. Керри припала к его широкой груди, схватилась за него, словно утопающий за спасательный плотик в бушующем море. Она его любила. Этот человек вторгся в ее жизнь и внес в нее хаос, но именно благодаря ему она ожила, вновь почувствовала себя молодой.

– Керри, где твоя сумка? – с беспокойством спросил Зак. – Ты забыла ее в пакгаузе?

– Нет, – покачала она головой, опьяненная его мужественной красотой и терпким запахом. – Я не взяла сумку. Я никуда не поеду… – Слезы покатились по ее щекам. – Я не могу бросить Розу… И Дэнни… Он любит меня, хоть и по-своему… Я ему нужна…

– Но мне ты тоже нужна!

У Керри перехватило дух. Трап был всего в нескольких шагах. Какой-то юноша, лица которого Керри не видела, начал спускаться по нему на пирс…

– Я люблю тебя, Керри! – отчаянно воскликнул Зак, и ноги Керри стали ватными. – И люблю именно так, как ты этого заслуживаешь. В Новой Зеландии нас ожидает новая счастливая жизнь! Там у меня есть и друзья, и деньги…

В этот момент юноша, сошедший с трапа, робко окликнул ее:

– Тетя Керри? – Она услышала голос Мэтью. – Это вы, тетя Керри? Как вы узнали, что я на борту этого судна? А мама и папа тоже здесь? Они здесь?

– Мэтью? – Керри резко обернулась и, подбежав к мальчику, вцепилась в него, все еще не веря в реальность происходящего. – Это ты?

– Как вы здесь очутились, тетя Керри? – недоуменно повторил он, сообразив, что Эммерсонов на пристани нет, а рядом с Керри стоит незнакомый мужчина. – Как вы узнали, что я на «Орионе»?

– Ах, Мэтью! – Керри обняла его. – Я ничего не знала! Этого не знал никто! Твои родители едва не сошли с ума, когда ты исчез! Как ты попал на корабль?

– Случайно, тетя Керри! Мама с папой в это не поверят. – Он устало вздохнул. – Мы сейчас поедем домой? Вы подтвердите, что я приплыл на «Орионе»?

Керри покосилась на Зака и кивнула:

– Да, Мэтью! Мы с тобой сейчас поедем домой.

Она сказала это столь решительно, что Заку стало ясно: ее не переубедить. Он взглянул на нее с отчаянием, запоминая ее такой, какой видел в последний раз, – с влажными растрепанными черными волосами, в ярко-малиновом платье… На миг он почувствовал себя побежденным.

Но уже в следующее мгновение Зак взял себя в руки. Он преодолеет эту боль. В Новой Зеландии, заполучив наконец свои деньги, он заживет припеваючи, мир покажется ему одной большой сладкой устрицей. Он шагнул к Керри и, не стесняясь Мэтью, обнял ее и поцеловал.

– Я вернусь за тобой, Керри Коллинз! – хрипло пообещал он, разжимая руки. – Непременно вернусь!

Керри не могла говорить. Она молча повернулась и, взяв Мэтью под руку, быстро пошла вместе с ним прочь, чтобы скорее удалиться от корабля и пирса, покинуть док. Она была не в силах сказать: «Прощай!» Как не сумела набраться мужества сообщить, что беременна от него. Тогда она не смогла бы вернуться на площадь Магнолий, ко всему тому, что составляло суть ее существования, – к Розе, Дэнни, родителям и друзьям.

– Смотрите, тетя Керри! – воскликнул Мэтью. – Фейерверк!

На Темзу с темного неба посыпался золотистый дождь.

Керри замерла, закинув голову. Откуда-то издали донесся бой часов. Наступила полночь. Салют знаменовал приближение Дня коронации. Надо было торопиться домой, к родным и друзьям.

– Бежим, Мэтью! – воскликнула Керри и схватила мальчика за руку. – Давай побежим через Гринвич-Хилл и пустошь. Будем бежать до тех пор, пока не окажемся дома!

Глава 24

– Она сбежала, – упавшим голосом заявил Дэнни, застыв в бессильной ярости посередине кухни Эммерсонов. – Керри бросила меня. Она сбежала с этой сволочью Хемингуэем и уже никогда не вернется. – По лицу его побежали слезы. – Что мне делать? – истерически завопил он, обращаясь к Леону. – Что нам с Розой делать, если Керри к нам не вернется?

Леон, онемев от растерянности, молча уставился на друга. Они только что вернулись домой из полицейского участка в Гринвиче. Их отпустили только после полуночи, да и то под залог. Рут Джайлс запретила пришедшему за ней викарию вносить за нее деньги и требовала, чтобы полицейские извинились за свое возмутительное обращение – они силой затаскивали ее в фургон. Джайлс безуспешно уговаривал жену отказаться от своих требований и пойти спать. Рут упрямо стояла на своем.

– Она может ждать хоть до второго пришествия! – в сердцах воскликнула Мириам, которую уже отпустили. – Извинятся они перед ней или нет, но ее чудесный свитер все равно погублен наручниками, в которые заковали ее эти изуверы.

Похоже было, что для Дэнни Судный день уже наступил. Он походил на человека, чья жизнь неожиданно подошла к ужасному финалу. Леон хотел бы как-то помочь приятелю, но мысли его путались. Слишком много напастей свалилось на него в последнее время. Вдобавок ко всему в их доме почему-то остались обе тетушки Мэтью. Неугомонные представительницы семьи Харви во все совали нос и задавали нелепые и несвоевременные вопросы.

– Они хотят провести весь завтрашний день на площади Магнолий, – сообщила ему Кейт, когда он вернулся домой из участка и увидел их на кухне. – Ночевать они собирались в ближайшей гостинице, но, по-моему, местный отель уже закрылся. Им так нравится все здесь происходящее, что они не хотят уезжать. Сперва забежала Летти с известиями о полицейской облаве в пакгаузе. Потом зашла Куини рассказать о том, как забирали в участок всех вас – тебя, Дэнни, Хетти, Рут и еще бог знает кого.

– Тетя Дебора дружит с Нелли, – пропищала маленькая Джилли, слушавшая разговор взрослых. Она сидела на пуфе в халатике и шлепанцах и уплетала кукурузные хлопья с молоком. – Так что она от нас еще не скоро уедет. Она останется здесь до тех пор, пока всех арестованных не выпустят из участка. Их непременно должны освободить ко Дню коронации.

58
{"b":"95575","o":1}