ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Строптивый романтик
Маленькая жизнь
Не прощаюсь
Гид по стилю
Украшение китайской бабушки

На многочисленных фресках — сцены жертвоприношений; некоторые фрески украшены геометрическими узорами.

А на полу Тронного зала археологи обнаружили большую, в человеческий рост статую правителя Иштупилима, сброшенную с пьедестала, видимо, в тот черный для Мари день, когда город стал добычей вавилонской солдатни.

И было найдено великое множество глиняных табличек — архив правителей царства Мари. Это, вероятно, самое ценное из всех богатств, обнаруженных в Мари экспедицией, возглавлявшейся Андре Парро.

Всего лишь навсего небольшая прямоугольная пластинка — в длину тридцать, в ширину — девять, толщиной в два, два с половиной сантиметра. Глиняная табличка с нанесенными на ее поверхности странного вида знаками — клинописью. Материал, который оказало прочнее бумаги, которому не очень страшны пожары, который способен тысячелетиями лежать в земле, ведь глина — это тоже в конце концов земля.

На этих рукотворных табличках запечатлена бездна премудрости прошедших времен, практически все знания века. В их числе и сведения о том, как жили люди, что ели, как работали, какие события происходили в их время. С помощью этих табличек легче было вести счет, учет и в конечном счете — управлять.

Насколько беднее были бы наши представления прошлом, если бы не дошли до нас древние эти тексты. А ведь еще полтораста лет назад даже уже обнаруженные клинописные документы казались людям тайной за семью печатями.

Какой бездной любознательности, каким терпением, какой любовью к делу нужно было обладать исследователям, чтобы добиться первых скромных результатов.

Здесь все бралось с бою; здесь каждый шаг, даже если он был неверным, в конечном итоге приближал к разгадке. Личное самопожертвование и благородное бескорыстие были само собой разумеющимися. Поколения ученых не жалели ни времени, ни сил во имя истины.

И если человеческому разуму все же было суждено проникнуть в эпохи, считавшиеся древними и напрочь забытыми уже во времена Древней Греции, если науке удалось отыскать следы древней культуры на нынешних территориях Сирии, Ирака, Ирана, Турции, если из небытия были вызволены Ассирия и Вавилон, открыт Шумер, если удалось разобраться в истории древних хеттов и совершить много других не менее важных деяний, то славу здесь, и по праву, вместе с археологами разделяют филологи и дешифровщики. Их совместными усилиями линия исторического знания, исторического горизонта далеко отодвинута ныне в глубь времен.

Найденные в Мари бесчисленные документы открывают целый неведомый нам мир.

Они рассказывают о строе и о верованиях, о социальных порядках и разнообразнейших событиях — политических, военных. В них и будничное течение жизни со всеми присущими ей в те времена особенностями. Читаешь эти тексты — и перед тобой словно слепок давным-давно ушедших в небытие дней. И как бы порой ни были несовершенны и неполны содержащиеся здесь сведения, как бы ни были они подчас отрывочны, взятые в целом, все эти указы, расписки, отчеты, установления, предписания и прочее многое позволяют нам понять в истории исчезнувшего с лица земли государства.

…Мы узнаем, например, что однажды, примерно четыре тысячелетия назад, несколько человек доставили в королевский дворец в Мари какие-то таблички (послания? счета? секретные документы? — тут можно только гадать) и что в награду было им выдано по мере масла наивысшего качества.

В царской канцелярии Мари господствовал строжайший порядок. Все регистрировалось, все записывалось, все складывалось — чуть не сказал было в папки, но нет — в большие корзины строго по принадлежности. «Родственные» корзины хранились вместе.

Конечно, отнюдь не всегда предстают документы в этом идеальном порядке перед исследователями. Отнюдь! И разобраться в них — труд, который под силу лишь специалистам очень высокой квалификации.

Годы жизни уходят у ученых на то, чтобы привести их в порядок, расшифровать, прочесть, понять, сопоставить. Далеко не всегда эти таблички целые, и сколько угодно зияющих лакун, нет продолжения — и все тут; и относятся они нередко к самым разным годам.

Но эти тексты — уникальны. Найти не отдельные таблички, а целое собрание клинописных текстов — это вообще почти немыслимая удача.

Не часты и царские надписи, высеченные на камне. Вот, к примеру, каким языком разговаривали владыки Мари в годы, когда царство набирало силы, когда были победоносными были походы и все большую власть приобретала столица царства на Среднем Евфрате: «Если кто-либо, царь или паресп (правитель) уничтожит мои указы (об основании города. — А. В.) или заменит их своим, пусть проклянут его Ану и Энлиль. Пусть бог Шамаш разобьет его оружие и оружие его солдат. Пусть боги обрекут на голод его страну. Пусть всю его жизнь его преследуют неудачи, а власть его оспаривают соперники. И пусть во веки веков станут для него злыми демонами Ану и Энлиль».

…А вот сообщение о том, что в древнем Мари, оказывается, употребляли 11 сортов растительного масла. И среди них масло из мирта, вечно зеленого кустарника с белыми и розовыми цветами и глянцевитыми листьям, два сорта масла из можжевельника, оливковое масло, масло из кедра и кипариса, масло «для готовки», которое не имело ровным счетом никакого отношения к приготовлению пищи, а служило одним из основных ингредиентов при изготовлении духов и благовоний…

Среди великого множества сведений, содержащихся в 23 тысячах обнаруженных в Мари табличек (они еще далеко не все расшифрованы), внимание ученых не могли не привлечь сообщения о некоем городе Эбле, явно соперничавшем в свое время с Мари, и даже вроде бы сумевшем в какой-то момент подчинить себе Мари.

Упоминания об этом городе были известны и до открытия Парро. Они изредка встречались в аккадских, египетских, хеттских документах.

Но где находился этот город, кому принадлежал, чем был знаменит, никто толком не знал.

Была и такая версия: Эбла — город анатолийский и, следовательно, искать его нужно на территории нынешней Турции.

А нашли в Сирии.

Собственно говоря, итальянские археологи во главе с Паоло Маттиэ и Джованни Петтинато вовсе и не искали Эблу. Их просто заинтересовало, что собой представляет холм Мардих, с незапамятных времен возвышавшийся в северной Сирии, на полдороге между древним Угаритом и не менее древним Каркемишем. Кстати, он там отнюдь не единственный, чего-чего, а древних холмов в Сирии хватает. От Алеппо до Телль-Мардиха 60 километров, от сирийского города Халеб — 70.

В 1961 году Андре Парро, оценивая сделанные в Телль-Харрири открытия, написал: «Право, маловероятно, что нам удастся сделать такие находки, которые превзойдут уже осуществленное».

Он ошибся.

В 1964–1972 годах его экспедиция на радость науке обнаружила под дворцом второго тысячелетия еще два дворца. Перед людьми XX века предстали, как напишет сам Парро, ни с чем не сравнимые памятники древней архитектуры. «Высота стен ранее известных дворцов Месопотамии в Кише и Эриду, относящихся к третьему тысячелетию, не превышала одного-двух футов. Высота стен вновь найденного дворца достигала 20 футов. Защищенные стенами дворца Симрилима второго тысячелетия, разрушенного Хаммурапи примерно в 1770 году до нашей эры, стены более древнего дворца великолепно сохранились».

Сделаны были и другие важные открытия. Они добавили немало нового к славе Мари — одного из самых древних и великолепных центров месопотамской цивилизации.

И в том же 1964 году, когда началась новая эра находок в Мари, археологическая экспедиция под руководством профессора Римского университета Паоло Маттиэ приступила к раскопкам на холме Телль-Мардих.

Уже первые разведочные шурфы показали, что итальянские археологи сделали счастливый выбор.

В дальнейшей работе немалое содействие им оказали сирийские коллеги: раскопки велись в тесном сотрудничестве с Отделом древности Сирийской Арабской Республики.

12
{"b":"95576","o":1}