ЛитМир - Электронная Библиотека

Фридрих Печке:

«рассказал, как к их дому подъехал губернатор с казаками и полицеймейстером. Здесь их встретили вооруженные татары с поклонами, один из казаков отнял у татарина берданку, но губернатор приказал возвратить ее по принадлежности.

Двое из предводителей шаек громил, один из них чиновник казначейства Гаджи-бек, жаловались губернатору, что из 3-х этажного дома М. Мамиконова последовал выстрел.

Губернатор подъехал к сказанному дому, и приказал выйти на улицу домохозяину, сделал ему внушение, что если еще один выстрел из его дома последует, то он, губернатор, запрячет его туда, где он еще не был, и в заключение разрешил великодушно спрятаться от татарских пуль».

«…околоточные надзиратели гуляли по городу с папиросой в зубах, с руками в карманах, беседовали и шутили с вооруженными татарами.

Пьяные городовые провожали опоздавших за известное вознаграждение (только не армян), шутя по дороге с вооруженными татарами. Если армянин просил проводить его, то показывали ему „шиш“ и пускали в него нецензурные и оскорбительные слова».

Ованесов, служащий в полицейском участке: «Помощник пристава 3-т полицейского участка Султанов ходил с шайкой татар по улицам, и, когда встречал армянина, то кричал татарам: „Бежит заяц — убивай его!“».

Д-р Шахмурадов:

«сам видел, как грабили татары, причем распоряжались этим околоточные и городовые».

Ф.Печке:

«…в 30 шагах от охраняющих офицерскую квартиру солдат разыгрывается страшная драма: убивают людей, отрубают одному голову и бросают в огонь, а солдаты хладнокровно на все смотрят!. На мой вопрос, почему не разгоняют мерзавцев и не спасают несчастных, получаю ответ: „Не велено“.

Предводителями шаек в моем районе были преимущественно чиновники и учителя-татары …которых я сам видел во главе шаек с берданками и револьверами в руках».

Маркус Портнов, купец:

«Я обратился к офицерам и спросил: „Господа! Неужели нельзя прекратить это безобразие? Ведь, как видите, нельзя проходить по улицам“…Офицер сказал:

— Да что же, вам жалко этих армяшек? Их слишком много расплодилось, пускай немного почистят…

Знакомый мой Абрам Шафер… говорил мне, что он, Шафер, слышал, как один полковник говорил стоящим при нем офицерам: „Господа, дали татарам три дня баловаться, и довольно“.»

Чикнаверов, бухгалтер:

«Рассказывали, что офицер с отрядом, стоявшим па сабупчииском вокзале, вызвал лучшего стрелка и приказал стрелять в кучку армян на противоположной горке и что, таким образом, убил или ранил двоих».

С.В.Бриземейстер:

«рассказала: 9 февраля, в 12 часов дня, она вышла на Николаевскую улицу купить провизии и хлеба. Она встретила там двух солдат, которые сказали ей, чтобы она поспешала домой: вышел приказ действовать и что они идут к частям. Возвращаясь домой, она в крепости видела кучку татар, которые творили, что осталось мало времени работать, и смотрели на часы и говорили, что остается разрешенного губернатором времени еще полчаса».

Схожую картину живописует и автор татарской газеты «Каспий»:

«Часов около 10 там и здесь показались толпы амбалов (грузчиков) и приезжих сельчан, начавших грабить указанные вожаками() лавки с мануфактурой и готовым платьем.

Ответом был разгром и разграбление нескольких мусульманских лавок.

Соседний с моей квартирой мануфактурный магазин на углу Азиатской и Базарной улиц громадная толпа оборванцев принялась грабить с утра и разграбила в четыре приема» (15.2.1905).

А вот что сообщает о событиях этого дня в служебном рапорте пристав 2-го участка (район Базарной и Кубинской площадей):

«Утром 7 февраля перестрелки между армянами и татарами усилились, причем татары открыто по улицам участка… ходили с ружьями и револьверами, а армяне производили стрельбу с крыш и окон домов.

В этот день было подобрано с улиц участка убитых 24 человека армян; было убито и поранено несколько мусульман, которые самими мусульманами убирались по своим домам.

Казаки, при обращении к ним г-на пристава, отказали ему в содействии, они не могли оказать его ввиду своей малочисленности. Пришедшие около 2-х часов дня, кажется, 2 роты Сальянского полка, во главе с подполковником Кузьминским, прошли с барабанным боем по Базарной улице. Народ, при приближении их, разбегался, а затем снова собирался в большом количестве на улицах. Г, пристав лично обращался к подполковнику Кузьминскому и просил его сделать несколько залпов по воздуху, чтобы рассеять народ. Но получив в ответ от него „не ваше дело, мы сами знаем, что нам нужно делать“, г. пристав отошел от него и более за содействием не обращался.

С наступлением сумерек войска ушли, мусульманское население… могло в это время грабить магазины, лавки по Цициановской и Губернской улицам»

(«Каспий», 16.2.1905).

Бакинский полицеймейстер капитан Деминский так говорит о событиях 7 февраля:

«На другой день, сутра, улицы были запружены тысячной толпой мусульман; с Базарной улицы и Шемахинской они двигались к армянским кварталам, убивая встречных армян, разбивали двери домов и грабили. При появлении казачьих разъездов они рассыпались по соседним улицам» («Каспий», 15.2.1905). Г-н полицеймейстер забыл упомянуть, как он (по свидетельству француза Мишеля Тимони) «парадировал во главе около сотни казаков; полицеймейстер, проезжая мимо вооруженной толпы мусульман, не обращал на нее никакого внимания; со своей стороны татары… широко улыбались ему» (Старцев, гл. З). Что же до казаков, то они были настроены к погромщикам вполне доброжелательно, а на вопрос, почему не разгоняют толпу, усмехались: «Известно, почему!» (там же). Сам губернатор князь Накашидзе, «спокойно куря сигару» (там же), разъезжал в фаэтоне по заваленному трупами городу, шутил с бандитами, хлопал их по плечу и явно наслаждался картиной погрома. Официально эти: господа заявляли, будто у них недостаточно войск, чтобы прекратить беспорядки.

Из русских офицеров, кажется, только штабс-капитан Зуев осмелился по собственной инициативе дать приказ стрелять. При звуках залпа (в воздух) 25 солдат тысячная толпа татар немедленно разбежалась (см.: там же).

Армянские рабочие с Биби-Эйбатских промыслов двинулись в город на помощь соплеменникам. Город был оцеплен жандармами; рабочих остановили и разоружили. Тогда, на следующий день, собрался общий митинг всех биби-эйбатских рабочих (кроме татар, конечно) и постановил «идти в город и разносить полицейские и губернские учреждения, если полиция не примет мер к прекращению убийств» (там же). Даже официальный «Кавказ» упомянул, что «русские рабочие, желая! положить конец резне, 8-го февраля сообщили мусульманам, что если они не прекратят беспорядков, то они! вмешаются в это дело и положат им конец»

(«Кавказ», № 40, 1905).

В этот день (7 февраля) начали действовать дашнакцаканские отряды самообороны. Надо сказать, что бакинский комитет партии Дашнакцутюн первоначально… совершенно растерялся перед неожиданными событиями. Приняв их за случайную вспышку, дашнакцаканы сначала лишь издали вместе с эсерами и социал-демократами листовку, призывающую к спокойствию (см.: Э.Оганесян, «Век борьбы», Т.1, стр.154). Затем была отправлена телеграмма Накашидзе:

«Защищайте народ, в противном случае будете отвечать лично». Но когда характер погромов вполне выяснился, а генерал-губернатор категорически отказался вооружить армян, с промыслов вызвали телеграммой знаменитого фидаина Никола Думана[12] и поручили ему организацию самообороны. 7 февраля небольшой отряд Думана успешно действовал, разгоняя толпы погромщиков. Одновременно действовали группы под командой Вардана Ханасори,[13] Мурада Себастаци,[14] Амазаспа[15] и других фидаинов, получивших боевой опыт в Турецкой Армении.

(Газета «Гракан Терт», 9.2.1990)

вернуться

12

Никол Думан (Никогайос Тер-Ованесян) (1867–1914) — видный деятель партии Дашнакцутюн. Уроженец Нагорного Карабаха, окончил Шушинскую епархиальную школу. Командовал отрядом в Ханасорском походе 1897, одним из инициаторов которого он был. Организатор и руководитель армянской самообороны в Закавказье в 1905–1906. Будучи смертельно болен, покончил с собой.

вернуться

13

Вардан Ханасори (Саркис Меграбян) (ум. в 1943) — уроженец Нагорного Карабаха. В 1896 — руководитель самообороны Шатаха и участник самообороны Вана, в 1897 — руководитель Ханасорского похода (откуда и прозвище). В 1905–1906 — руководитель самообороны Карабаха. С 1915 — командир Араратского отряда армянских добровольцев на Кавказском фронте. Умер в Ереване.

вернуться

14

Мурад Себастаци (Мурад Хримян, или Акопян) (1874–1918) — уроженец Себастии. Один из руководителей Сасунской самообороны 1904. В 1905–1906 руководил самообороной Зангезура. В 1918 руководил самообороной Ерзнка. Убит при защите Баку от турок.

вернуться

15

Амазасп Срвандзтян (1873–1921) — видный армянский военачальник. Один из руководителей самообороны Карабаха в 1905–1906. В 1908 приговорен русским судом к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь, откуда бежал в 1913. С 1914 командовал 5-м армянским добровольческим отрядом русской армии. В 1918 командовал армянской бригадой войск «Бакинской коммуны», в 1919–1920 — командир Норбаязетской группы войск. Расстрелян большевиками в Ереванской тюрьме.

5
{"b":"95577","o":1}