ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Макбет
Черновик
Штурм и буря
Расскажи мне о море
Врач без комплексов
Восемь секунд удачи
Фартовый город
Прощай, немытая Европа
Рефлекс
A
A

Оба молодца недовольно зашевелились, сударь Мируи успел даже кашлянуть, прочищая горло для возражений, но я был начеку.

— Однако, есть и то решение, ради которого я взялся помочь в разрешении сего трудного спора: поворачивайте оба на юг, благо необходимое перепутье под нами — вот оно, а потом, далее — сами увидите где — на юго-восток, к владениям маркизов Короны! Это ближе, чем дальние западные земли, но зато они гораздо более беспокойные. Именно там можно стяжать славу и богатство, я уж не говорю о рыцарских знаках отличия и возможности взрастить в себе великие боевые умения! Но…

— Слушай, Мируи, а ведь точно!

— Погоди… Но? Ты произнес «но», уважаемый ратник. Поясни же свою запинку?

— Я сказал «но» — ваша правда, благородный сударь, и заминки две, а не одна. Во-первых, во владениях маркизов Короны принято приносить пожизненную присягу, от которой вольны освободить присягнувшего только высшие властью, в сравнении с маркизами, а таковых нелегко сыскать на грешной земле империи… Разве что Его Величество император, да его Высочество престолонаследник… Да в особых случаях, чрезвычайно редко — главнокомандующий имперскими войсками, либо его Святейшество верховный жрец Главного храма.

— А во-вторых?

— А во-вторых, условия службы в юго-восточном уделе таковы, что даже пожизненная присяга для храбрых воинов сплошь и рядом оказывается там недолга. Как и сама жизнь. Трусов же в полках маркиза просто не держат.

— Мы не трусы!

— Это ясно каждому, с первого взгляда на вас обоих, с первого слова, услышанного от любого из вас, благородные судари. Поэтому я и говорю: нет другого места на бескрайних просторах империи, где так легко можно сложить голову в боях… Но также и обрести славу, величие и боевые умения. Платят там щедро, воинская добыча не иссякает круглый год и бывает весьма обильна.

— Это верно, су… ратник! Дувоши, ну как мы могли забыть про маркизов! А, что скажешь?

— Скажу, что слова уважаемого ратника черной рубашки мне пока по душе… Можно их взвесить. А забыли мы оттого, что удел маркизов как бы и не враг нам, но если вспомнить судьбы наших благородных предков…

— Это было очень давно, и прошлое нам не помеха. Но только вот… пожизненная присяга…

— Вот и я, благородные судари, не принес им в свое время эту присягу, а теперь уж поздно жалеть. Там, на южных границах, даже бабы-варвары воюют против империи в полную силу, наравне с мужчинами. Зато и захватывать их в плен — ух, как здорово! Норовистые пленницы, горячие, аж бешеные!.. Но если их укротить… да принарядить…

— Решено! Мы — за! Так ведь, Дувоши?

— Так точно! Но мы вовсе не потому, что из-за варварок!

— Нет, мы не поэтому!

— Конечно, не поэтому! Гм… скажи, ратник, там ведь и родовитые дворяне служат?

— И еще как служат, благородные судари! И дворяне древних родов, и прославленные на всю империю рыцари. Одних только владетельных баронов у них в уделе около дюжины. Уж что-что, а слово честь у маркизов в большом почете! И доблесть.

Оба мальчишки переглянулись, раз и другой, наконец сударь Мируи со вздохом полез в тощий кошелек и вынул оттуда серебряную монету. Сударь Дувоши в точности повторил и вздох, и жест своего товарища, добывая кругель из своего кошелька, столь же длинного и тощего.

— Давай сюда. Вот, ратник, согласно уговору! Ты крепко нам помог, и мы без сожаления расстаемся с деньгами, ибо воину и дворянину не пристало скорбеть по поводу расставания со златом и серебром, ибо сказано древними: деньги — суть демоны, способные погубить слабую душу, поедом ее съесть, стоит лишь поддаться на корыстные помыслы и лживые посулы с их стороны… Держи, мы с Дувоши весьма тебе благодарны. А… полковые жрецы… по поводу пленниц-варварок… они как?… Ну… запрещают на некоторых… жениться, или наоборот, заставляют?

— Это дело светское, благородные судари, дело воинское, попы в него не мешаются.

— Понятно! Хочешь, следуй за нами, мы похлопочем, чтобы и тебя приняли в наш отряд. Ведь нам же выделят какой-нибудь отряд в войске маркиза?

— Вам? Я бы лично не удивился, вздумай даже маркиз Хоггроги Солнышко взять вас в личную дружину, сотниками, однако хочу предупредить благородных сударей: маркиз ныне в далеком отъезде, посему вполне возможно, что службу вам обоим придется начинать с положения простых ратников, в одном из полков, а уж дальше — как себя проявите… — Я подбросил оба кругеля на ладони, дав им позвенеть друг о друга, и сунул в кармашек на поясе, чтобы не смущать молодых людей видом собственной мошны, неизмеримо более округлой и тяжелой, нежели их скромные денежные вместилища. — Что же касается вашего великодушного и воистину благородного предложения присоединиться к вам, то вынужден от него отказаться, искреннее при этом сожалея! Не имею права, ибо накрепко связан делом иным, тоже ратным…

— Тогда и говорить об этом нечего, ратник: верность слову — вторая святость.

— …но хотел бы со своей стороны пригласить вас сделать небольшой крюк до ближайшего трактира, где мы могли бы смыть дорожную пыль с языка и закрепить знакомство глоточком имперского вина. Ныне мое право — угощать!

Дувоши и Мируи в который уже раз переглянулись, но теперь Дувоши отвечал за обоих:

— Мы считаем этот поход военным, ратник, стало быть, ни о каком вине и речи быть не может. Разве у черных рубашек иначе, разве ты не обозначил только что и собственное воинское дело, предстоящее тебе в конце твоего пути?

Вот ведь досада! В кои-то веки проявишь добрую волю, захочешь надраться кислятиной наперегонки с простодушной молодежью — и мимо. Случайные постояльцы, из нормальных людей, как правило люди осторожные, к черным рубашкам в друзья не льнут; кабацкое отребье и попрошайки более отзывчивы, но почти всегда мне противны. Трактирщики же — непревзойденно дрянные собутыльники. Эх, не везет… И я тут же расцвел в самой искренней ухмылке на свете — а что мне еще оставалось?

— Именно этого ответа я и ждал от вас, благородные судари, не сомневаясь в нем! Именно его! Только так! Честь, Меч и Слово! Вы уж простите старого солдата за невинную проверку на прочность ваших помыслов и устремлений! Что ж, вы честно и хорошо начинаете поход, да благослови вас и дальше все боги и богини на избранном поприще!

11
{"b":"95580","o":1}