ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соблазню тебя нежно
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Hygge. Секрет датского счастья
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Мифы и заблуждения о сердце и сосудах
Кузнец душ
Кайноzой
Один плюс один
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона
A
A

Тотчас раздались многоголосый лай, рычание и чавканье. После второго звонка калитка открылась, и молоденькая девушка жестом пригласила их войти, но дальше калитки не проводила.

– Осмотритесь здесь пока спокойно сами, – сказала она, стараясь перекричать шум. – Я должна закончить работу.

С этими словами она исчезла в одном из вольеров.

«И таким людям мы отдали шестьсот марок». Марион радовалась, что у Гюнтера все же совсем иные планы, чем строительство нового вольера или еще что-то в этом роде. Она осмотрелась: площадь большая, вдали виднеется что-то похожее на ангар для самолетов. Повсюду загоны и вольеры для животных. Ну, ясно, Гюнтера и Клауса привлекло место. Они прозондируют почву, подождут разрешения и снесут эту богадельню для нового строительства. Можно спокойно уходить.

Кажется, на этот раз нет ничего угрожающего. Так, небольшая коммерческая тайна.

– Поскольку до нас здесь никому нет дела, я, пожалуй, пойду, – сказала она Регине, отряхивая свое светлое платье, и направилась к воротам.

В этот момент из домика, очевидно, служащего офисом, вышла Аннемари Розер.

– О, госпожа Шмидт, подождите минуту, постойте!

Но Марион была уже за воротами.

– Ах как жаль, я с таким удовольствием показала бы нашей благодетельнице, как мы намерены использовать ее пожертвования, – разочарованно протянула Аннемари.

– Благодетельница, пожертвования? – озадаченно спросила Регина, в недоумении глядя на закрывшуюся за Марион калитку. Регина уверена, что ослышалась. – Это была Марион Шмидт.

– Да, именно. Как глупо, что Соня не сказала мне сразу, что вы пришли! Какое теперь у фрау Шмидт сложится о нас впечатление!

– Да такое же, как и у меня. Но я-то хотела бы приобрести у вас собаку. Средних размеров, ласковую, но умеющую защитить хозяина. Есть у вас такой песик?

Через два часа в машине Регины сидел огромный пес. Его зовут Бобби, ему около трех лет, у него длинная светлая шерсть, его нашли во время пасхальных праздников на велосипедной площадке возле супермаркета. Узнав между делом, что Шмидты пожертвовали питомнику шестьсот марок, что общество охотно арендует землю с постройками для размещения там состарившихся животных, Регина пообещала, что поможет решить эту проблему. У нее есть на это время. Это куда лучше, чем считать у себя в саду шипы на розовых кустах!

* * *

У Клауса в офисе все было готово. Но когда ровно в четыре Гюнтер появился на пороге его кабинета, Клаус с трудом скрыл напряжение.

– Так, давай посмотрим! – Гюнтер остановился перед большим столом, на котором Клаус разложил бумаги. – Тебе удастся потом скрыть все концы? – Он сделал в направлении бумаг характерный жест рукой.

– Это даже не обсуждается. – Клаус подошел и встал рядом. – Я сейчас все объясню тебе. Во всяком случае, готов гарантировать; что на некоторое, пусть и короткое, время ты станешь беднейшим человеком! Ха-ха-ха!

– Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Мне очень хотелось бы посмеяться вместе с тобой!

– А в противном случае ты заплачешь? Они сели за стол.

– Итак, у тебя есть недостроенное офисное здание в Берлине, в его строительство ты инвестировал некоторое количество своих акций. Ты решаешь продать эту стройку некоему акционерному обществу и на этой сделке прогораешь.

– Что мы при этом получаем?

– Никто не может проконтролировать стоимость этой сделки, выяснить, что цена продажи соответствует действительности. Твой бизнес несет огромные убытки.

– Звучит хорошо! А это… акционерное общество принадлежит тебе? – Гюнтер сделал глоток воды.

– Да, совершенно легальное «Брифкастен АГ», записано на мое имя, – успокоил его Клаус.

– Ага! – Гюнтеру все еще не по себе. – А как я получу потом деньги назад и что будет с моим строительным бизнесом?

– Акционерное общество в Лихтенштейне тотчас же купит твой уцененный строительный бизнес и дочерние предприятия в Восточной Германии. Да и чего стоит прогоревший бизнес? – рассмеялся Клаус.

Гюнтер кивнул.

– Хорошо, – согласился он. – А деньги?

Клаус понизил голос:

– Ты получишь нотариально заверенную доверенность на право управления всеми акциями «Брифкастен АГ». Об этой доверенности не будет знать никто.

– Тогда все акции перейдут через какое-то время ко мне.

– Абсолютно верно! – Клаус кивнул. – И именно по той цене, которую мы сейчас определим. Ну, как тебе мой план?

Гюнтер встал и начал ходить по комнате, обдумывая услышанное. С помощью этой сделки он сведет свой капитал до символической стоимости. Клаус прав. Все продумано очень здорово. И с налогами никакой проблемы. Это еще один плюс, еще один трамплин на пути к свободе. Он остановился перед Клаусом.

– O'k, let's go![2]

Клаус встал и пошел к компьютеру.

– А остаток? – спросил Гюнтер. – Что делать с наличностью?

– Это около миллиона. Прогуляй его. Например, Вадуц, очень неплохое местечко. Почему бы хоть раз не побывать там?

– Если все получится, я предоставлю возможность посетить Вадуц тебе и пожелаю получить удовольствие!

Гюнтер, слегка прищурившись, улыбнулся Клаусу и еще раз обдумал все сказанное. В соответствии с планом Клауса капитал удастся вывести из страны легко. А Гюнтер через какое-то время последует за ним со своей куколкой. На Марбеллу, на Малибу или еще куда-нибудь, где ее прекрасное тело почти не потребует одежды. И они будут наслаждаться жизнью на полную катушку.

Клаус украдкой наблюдал за ним.

– Кажется, план тебе понравился.

– Что, заметно?

– Да.

– Ну тогда, мой друг, открой бутылочку коньяка, и давай выпьем за всех Регин и… – у него едва не сорвалось с языка «Линд», – и всех юных дам этого мира!

– И за нас! – добавил Клаус, направляясь к бару.

В зеркале стойки бара он увидел свое изменившееся, осунувшееся лицо. Но глаза снова блестели, и Клаус испытывал неимоверное облегчение. Он словно светился изнутри. Клаусу понравилось свое отражение. Итак, первый пласт отработан! Как хорошо сказал Гюнтер: «За всех Регин этого мира!»

Клаус раскрыл свой ноутбук, и оба склонились над монитором, вникая в детали плана. Раздался стук в дверь, и Клаус поднял взгляд.

– Где эта фрау Целлер? Гюнтер посмотрел на часы.

– Должно быть, отправилась домой, ведь рабочий день закончился!

Снова стук.

– Да! Войдите!

Дверь медленно приоткрылась. Огромная собачья морда просунулась в щель, но тут же исчезла.

– Это еще что такое? – Клаус уставился на дверь.

– Вперед, Бобби, смелее, – послышался из-за двери звонкий голос.

– Регина?

– Нет, Бобби! – Дверь распахнулась, в проеме появилась Регина с огромным псом на поводке. – Разреши представить тебе нашего нового члена семьи. Бобби, мобильный берберовский ковер!

– Ага. – Клаус растерялся.

– А он не слишком большой? – спросил Гюнтер и встал, приветствуя Регину. – Я могу пожать тебе руку, не рискуя быть покусанным?

Регина вошла в комнату.

– А вот мы и проверим сейчас!

Клаус уже поднялся и подошел к жене.

– Гюнтер прав. Я вообще-то представлял себе собачку чуть поменьше. Репинчера, например.

– Но мне больше всех понравился Бобби! – Регина почесала пса за ухом. Ей даже не пришлось для этого наклоняться.

– Но с такой большой собакой надо много заниматься, – заметил Клаус.

– Кто у нас домохозяйка, я или ты? – Регина покачала головой. – Что же теперь? Ты совсем не рад? Не хочешь приветствовать Бобби?

Клаус бросил умоляющий взгляд на Гюнтера.

– Ну почему?

Гюнтер расхохотался.

– Подожди, что-то еще принесет домой твоя жена! – бросила Регина.

– Что такое? – смех Гюнтера оборвался. – Что ты имеешь в виду?

– Она тоже была в питомнике. Кое-какие планы у нее наверняка есть.

– Марион в питомнике? – Гюнтер непонимающе посмотрел на Регину.

– А тебе это кажется невероятным?

вернуться

2

Отлично, двинемся вперед! (англ.)

13
{"b":"95584","o":1}