ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Считаешь, что это невозможно? – продолжала допытываться Марион.

– Возможно… возможно все. Но только я ничего про это пока не знаю.

– А если я попрошу тебя прозондировать почву? – Голос Марион звучал напряженно.

Так, речь, кажется, действительно идет о каких-то проектах. И не затеял ли Гюнтер строительства замка? Нужно срочно все выяснить.

– Марион, можешь на меня положиться. Но почему звонишь ты, а не сам Гюнтер?

Она понизила голос:

– Ты же знаешь моего мужа, Манфред. Я не хочу еще раз оказаться в том же положении, как тогда, понимаешь?

– Ясно, – задумчиво отозвался Манфред. Если она боится того, что случилось после объединения, значит, речь и впрямь идет о грандиозном проекте. – Спасибо за информацию, Марион! Я позвоню тебе.

– Да, Манфред, лучше с утра, после восьми, но до обеда. Понимаешь?

– Понимаю.

Аннемари Розер собралась отправиться по делам. Воодушевленная обещанием Регины помочь в поисках подходящего места для расширения приюта, она еще раз просчитала финансовые возможности общества защиты животных и пришла к выводу, что средств для этого достаточно. Небольшая общественная акция, возможно, несколько шефов, готовых поддержать бедных старых животных, сочувствие кого-то из сильных мира сего, и можно было бы запустить проект в действие. В качестве рекламы можно будет использовать фамилию Шмидт, это наверняка, окажет соответствующее воздействие: «Смотрите же все, господин и госпожа Шмидт не пожалели для бедных животных целых 600 марок, неужели вам безразлична судьба бедных лошадок, собачек и кошечек?»

Да, этот взнос действительно был подарком судьбы!

Аннемари позвонила фермеру, которому принадлежали участок земли и старые постройки. Чтобы произвести лучшее впечатление на его жену, она решила заехать в кондитерский магазин и купить хорошую плетенку белого хлеба. В ее детских воспоминаниях понятие «крестьянский двор» тесно переплеталось с ароматной хлебной плетенкой. Так же, как горячее молоко с толстой пенкой, а зимой – поднимающееся тесто на кухонном столе и узоры на окнах. Но сейчас на дворе лето, крестьянская жизнь времен ее детства давно в прошлом. Они просто выпьют кофе и поговорят.

Макс Дреер удивился. Он никогда еще не задумывался над тем, чтобы продать свой участок земли и старые постройки. Раньше, когда Макс активно обрабатывал землю, а его сыновья вовсю помогали ему, он нуждался в мощных машинах, чтобы повысить производительность труда и добиться более высоких показателей. Но те времена уже давно в прошлом. Сыновья живут в городе, Максу скоро семьдесят, и он с некоторых пор размышляет о том, не сдать ли свою землю в аренду, но Берта, его жена, не желает об этом слышать. Она живет здесь со дня их свадьбы, здесь родились ее дети, и она хочет умереть здесь.

Аннемари Розер пытается повернуть разговор таким образом, чтобы продажа участка пришлась по душе жене Макса Деера.

– С такими деньгами вы могли бы ездить на курорты. Немного отдохнуть и позаботиться о себе и своем здоровье.

Хозяйка, утомившая Аннемари, решительно покачала головой:

– Не нужны мне никакие курорты. Тоже мне новомодная ерунда! Раньше не помышляли ни о каких курортах, а люди были не в пример здоровее! Кроме того, если я буду ездить на курорты, кто позаботится о моих телятках?

Хороший вопрос. Откуда бы это знать Аннемари?

– У вас есть дети?

– В городе. – Макс Дреер кивнул, взяв у Берты чашку с кофе.

Аннемари угадала с плетенкой. Хозяйка аппетитно нарезала хлеб, поставила на стол масло и домашнее малиновое варенье. Само собой, в честь гостьи стол был накрыт не на кухне, а в зале.

– А что вообще вы хотите делать с постройками? Они же ни на что уже не годятся. – Берта макнула кусочек плетенки в кофе и посмотрела на Аннемари темными прищуренными глазами.

Аннемари разъяснила свою идею, но в ответ Берта лишь покачала головой:

– Просто оттянуть естественный конец для нескольких старых кляч. Все ведь рано или поздно попадут на бойню.

– Да, – попыталась спасти ситуацию Аннемари. – Но здесь идет речь о животных, которые еще могут пожить, а из-за алчности их хозяев отправляются на живодерню.

– Если животное не приносит пользы и дохода, то и нужды в нем нет. Чего же его держать и кормить?

Аннемари помешивала свой кофе. Так не хватит никаких нервов.

– Мы хотим помочь животным или в крайнем случае защитить их. Именно поэтому мы и называемся обществом защиты животных.

Берта макнула в кофе следующий кусок плетенки.

– Помочь! А кто поможет нам? – спросила она. – У каждого животного своя задача. Собака лает, кошка ловит мышей, остальные приносят яйца и дают мясо. Это закон. Богом устроено так!

Аннемари растерялась.

Хозяин попросил жену налить ему еще кофе и, покачав головой, сказал:

– А теперь давай спокойно рассудим, Берта. Нам больше не нужна эта земля. Но нам необходимо отремонтировать силосную башню еще до начала зимы. По-моему, это очень хорошая возможность, поскольку вам тогда не придется обращаться за кредитом в банк.

Взгляд маленьких колючих глазок Берты почти испепелял председательницу общества защиты животных.

– Сколько вам нужно земли, сколько вы намерены заплатить? На этой земле есть кое-какие постройки. Они тоже чего-то стоят!

– Но это же все старое и ветхое, Берта, – урезонил хозяин жену и громко отхлебнул кофе.

– Но они еще стоят!

– Мы могли бы сейчас поехать и посмотреть? – Аннемари хотелось поскорее прийти к какому-то решению. – Тогда я покажу, какие земли имела в виду. Мы оценили бы их площадь, а вы назвали бы свою цену. Если эта сумма в пределах моих возможностей, я сразу начала бы готовить договор.

– Честные люди просто ударяют по рукам, – бросила Берта и смахнула со стола хлебные крошки.

– Само собой разумеется, – поспешила согласиться Аннемари. – Но я обязана привести с собой нотариуса, чтобы все ваши права были соблюдены.

– Больше одного гектара мы не продадим, – сверкнула глазами Берта. – Обо всей земле даже не мечтайте!

– Хорошо, Берта. Хорошо! Давай поедем с госпожой. – Макс Дреер со вздохом встал со своего места.

Дирк посмотрел на часы. Уже четвертый час дня, а Линда все еще не позвонила. Неужели всерьез обиделась за вчерашнее? Он обманул ее, это так. У него не было настроения ради обычного ужина ехать на другой конец города. Кроме того, он так настроился на занятия, что не хотел прерывать этот процесс. Это Линда должна понять, потому что, в конце концов, речь идет и о ее будущем.

Дирк закурил сигарету, откинулся на стуле и посмотрел в окно. Нельзя же быть такой бестолковой. Он глубоко затянулся. Тем не менее, ему не по себе. Не в привычках Линды не давать о себе знать в течение дня. Уже давно закончился обеденный перерыв. Может, она решила показать характер и дать ему понять, что женская психология отличается от мужской? Дирк встал и пошел к книжной полке. Очень скоро он нашел то, что искал: советы о том, как вести себя с женщинами. Ему нужна глава «Бойкот». Что стоит за этим, что хочет сказать женщина и как мужчина должен реагировать на это? Дирк погасил сигарету и погрузился в чтение.

Аннемари Розер вернулась к себе в офис очень взволнованная. Сумма, названная ей, просто смехотворна. За один квадратный метр одна марка – эта цена превзошла самые смелые ее ожидания. Цена оказалась настолько низкой, что она поспешила принять все условия. 10 000 марок за гектар земли, да еще и с постройками, такое надо поискать! Половину они возьмут из кассы общества. Для остатка Шмидты уже сделали задел. Таким образом, недостает каких-то 4400 марок. Немного поколебавшись, она позвонила Регине Раак.

– Как вам Бобби? Все идет нормально? – начала Аннемари, но не успела произнести ни слова, как Регина пригласила ее в гости.

– Приходите и посмотрите сами, мы будем вам очень рады. И я и Бобби.

16
{"b":"95584","o":1}