ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не раздумывая, Аннемари села в машину и отправилась в путь. Поставив машину на теневой стороне улицы, она причесалась и вышла. Спина у нее взмокла от пота, в машине душно, но она не обратила на это внимания. Блузка, в конце концов, высохнет.

Она позвонила. Регина встретила ее в футболке и коротких брючках. Бобби появился из глубины дома и, виляя хвостом, приветствовал Аннемари. У нее особое расположение к большим псам. Будь у Аннемари возможность, она забрала бы собаку себе. Но маленькая квартира в многоэтажном доме – это не бунгало с собственным участком земли.

– Входите же. – Регина повела гостью в глубину сада, где накрыла под навесом маленький столик.

– О, мой Бог, какая же у вас тут идиллия! Можно позавидовать. – Аннемари села на стул и осмотрелась. – Дом с садом, о таком можно только мечтать!

Регина кивнула:

– Точно! А как хорошо здесь Бобби! Позвольте предложить вам глоток кампари-оранж? В такую жару это то, что надо. Он освежит вас!

Аннемари кивнула и рассказала Регине об успешных переговорах с четой Дреер.

– Черт побери! – воскликнула Регина. – Удивительно! Они казались совершенно несговорчивыми и упрямыми. Как вам удалось убедить их?

Аннемари описала встречу и посмотрела на Регину.

– Истинная причина, по которой я пришла сюда, это, конечно, не Бобби, а ваше обещание чем-нибудь помочь нашему обществу. Нет ли у вас связей с теми, кто согласился бы спонсировать нас, или какой-то идеи, как организовать акцию по сбору средств?

– Как насчет митинга в пешеходной зоне? Еще я могла бы немного активизировать круг своих знакомых. Что скажете на это?

Аннемари раскрыла свой блокнот, они набросали план действий и все, что им понадобится для его воплощения. В конце разговора Регина ушла в дом и вернулась оттуда со своей чековой книжкой.

– Знаете что? Я вообще-то хотела отправиться в отпуск, но это неосуществимо и, – она бросила ласковый взгляд на Бобби, – теперь мне этого уже и не надо. Я обрела столько радости от общения с Бобби, что решила сделать свой взнос в нашу акцию и дать ей старт!

– И как это будет выглядеть?

– Вот так! – Регина вписала несколько цифр в чек и протянула его Аннемари. – Я обязана внести свою лепту в это начинание. В конце концов, не многим животным так повезет, как Бобби!

Аннемари, посмотрев на чек, залилась краской.

– Тысяча марок? Но это же безумие!

– Это всего неделя отпуска в не очень дорогом месте. Я решила, что лучше вложить деньги в благое дело, чем прогулять их где-то.

– Наверное, вы правы. – Аннемари положила чек в сумку. – У меня не так много денег, но и я, пожалуй, откажусь от мысли провести отпуск в Баварии. Путешествовать можно и здесь. Так что я добавлю к вашей тысяче свои пятьсот, и нам останется собрать всего 2900 марок.

– Надеюсь, соберем. – Регина засмеялась и погладила Бобби. – Если женщины за что-то берутся, они достигают того, чего хотят!

Прошло несколько дней. Линда не делала попыток связаться с Дирком. Дирк же, прочитав свою замечательную книгу, решил последовать содержащимся в ней советам. Как оказалось, женщин надо время от времени отпускать на свободу. Женская психика, говорилось там, устроена таким образом, что страх потерять любимого человека заставит ее взглянуть на проблему с особой точки зрения, а потом сделать для избранника как можно больше хорошего. Женщины, как правило, постоянны в своих привычках. Значит, подумал Дирк, бояться ему пока нечего. Остается ждать, что Линда вот-вот сделает для него что-то очень хорошее.

* * *

Регина в прошедшие дни не теряла времени и сумела раскрутить своих бывших коллег по работе еще на пятьсот марок для покупки новой земли для приюта. Марион с нетерпением ждала звонка от Манфреда, но пока он не звонил. Манфред решил изучить вопрос досконально. Земля, о которой шла речь, относилась к сельскохозяйственным угодьям. Постройки тоже имели сельскохозяйственное назначение. Это было ему известно точно. Следовательно, цена квадратного метра земли составляет от одной до трех марок, в зависимости от места. Для Гюнтера это ничто. И если он каким-то образом узнал, что эти земли можно скупить, то прибыль от такой сделки чрезвычайно велика. Гюнтер продаст их уже как земли для промышленного строительства или жилой застройки. И городу придется выложить за каждый квадратный метр уже совсем другие деньги. Тридцать пять – сорок марок. При средней цене тридцать семь марок прибыль с двух гектаров составит 700 тысяч. А если Гюнтер сам начнет там какое—то строительство и инвестирует в него еще некоторую сумму, то о размере прибыли можно будет только догадываться. «Ах ты, хитрый лис, – подумал Манфред. – Но не хитрее меня. На этот раз победа будет за мной!»

Линда закрылась от внешнего мира. Ей не хотелось видеть ни Гюнтера, ни тем более Дирка. За все эти дни он ни разу не позвонил, ни разу не заехал к ней на работу, что раньше делал регулярно. Немыслимо! При этом Линда точно знала, что он нагло соврал ей. На следующее утро после ссоры она специально сделала небольшой крюк по дороге на работу и заметила, что его машина припаркована на обычном месте возле дома. И никакой квитанции о штрафе за парковку в неположенном месте на лобовом стекле не было. Не говоря о том, что автомобиль куда-то увезли! С каким удовольствием она нацарапала бы сейчас на грязном капоте машины Дирка что-то вроде: «Я – большая свинья». Но Линда не хотела позориться, опасаясь, что ее застигнут за этим занятием.

Гюнтер в эти дни разрабатывал стратегию поведения на предстоящий период. Он уже снял обещанный миллион со своего счета и передал деньги в маленьком кейсе Клаусу. Теперь это задача Клауса – переправить кейс в Лихтенштейн и пустить в дело. Пока все шло гладко, никаких особенных препятствий не предвиделось и в обозримом будущем, кроме, пожалуй, одного: неприступности самой Линды. Но Гюнтер должен пробить этот лед. Он постоянно звонил ей, но никто не снимал трубку. Он дважды приезжал к Линде, но никто не открыл дверь, хотя в квартире горел свет. Гюнтер уже задумывался, нужна ли ему Линда, но быстро отбросил эти мысли. Теперь завоевать Линду стало для него делом чести. Он целеустремленный человек, всегда добивается поставленной задачи и хочет видеть себя таким и теперь. Значит, бастион должен пасть. Не важно, какую цену придется за это заплатить!

В понедельник Регина пошла в банк и сняла с общего счета три тысячи марок. Тянуть с деньгами нельзя. Дрееры могут передумать с продажей земли, если не увидят денег в ближайшее время. Регина отправилась с этой суммой к Аннемари. Та чем-то вдохновенно занималась в своем офисе. Она чуть не упала со стула от радости.

– Как же я счастлива, Бог мой! Как же я счастлива! – восклицала она. – А то почти каждый день одни разочарования!

– Скажите, а вы разве не замужем? – спросила Регина, взглянув на письменный стол, словно там обязательно должна стоять, как это принято, семейная фотография в рамке. Счастливые родители и как минимум двое детишек на фоне фамильного особняка.

– Нет, и пока не собираюсь, – резко ответила Аннемари, но затем голос ее стал мягче и она виновато улыбнулась. – Просто мне до сих пор непонятны преимущества семейной жизни…

– Ну, – Регина самодовольно ухмыльнулась, – я, например, сняла сегодня с нашего общего с мужем счета три тысячи марок. При моей зарплате в той, незамужней жизни такое вряд ли можно было себе позволить. Если задуматься, то никогда!

– Все это ясно. – Аннемари вертела в руках конверт с деньгами. – Но разве это достаточное основание для того, чтобы выходить замуж? Я всегда надеялась, что сама сумею достичь такого положения в жизни.

– А есть ли надежда у женщины, занимающей такое положение, как вы, подняться столь высоко? Стать руководителем федерального ведомства вы можете лишь теоретически. Нет?

Аннемари от души расхохоталась.

17
{"b":"95584","o":1}